ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Привет, Миа, — сказал Рик, открывая ей дверь. Она передала ему счета и, невольно заглядывая ему за плечо, поняла, что в общем-то у нее нет повода входить внутрь здания.

— Я умираю с голоду, — сказал Рик. — Вы не от кажетесь от пиццы? Давайте взглянем, не удастся ли уговорить этого работягу присоединиться к нам. — Кивком он указал на дальний конец склада.

— С удовольствием, — обрадованно отвечала она.

И они с Риком отправились по лабиринту из мебели к тому месту, где Джефф работал за компьютером. На шкафу рядом с ним была установлена лампа, бросавшая яркий свет на его лицо.

— Как насчет перерыва? поинтересовался Рик, стоя возле стола. — Мы хотим пойти подкрепиться пиццей.

Затаив дыхание, Миа ждала ответа. Джефф продолжал нажимать какие-то клавиши на компьютере. Монотонный гул вентиляторов действовал на Миа гипнотически, и она потеряла счет времени, пока Джефф наконец оторвался от работы.

— Я пробуду здесь еще часика два, — сказал он. Рик взял со стола связку ключей от машины и покрутил ею в воздухе.

— Похоже, мы с вами останемся вдвоем, Миа.

Он вовсе не выглядел расстроенным, но Миа была разочарована. Дома ее ждала работа над основанием скульптуры, она и так уже задержалась. Но она чувствовала себя голодной. Работа может подождать.

Они поехали в город и устроились за угловым столиком в небольшой уютной пиццерии. Миа предупредила Рика, что ей нужно заказать вегетарианскую пиццу.

— Итак, — сказал он, когда официантка принесла ей лимонад, а ему пиво, — я слышал от Джеффа, что вы довольно талантливый скульптор. «Само совершенство» — вот как об этом сказал мне Джефф.

— Неужели вы говорите с ним о чем-то кроме работы? — удивилась она. — Он всегда такой замкнутый. — О, как она бы хотела услышать от самого Джеффа то, что сейчас сказал ей Рик! Интересно, говорил ли он о ней еще что-то?

— Он все время думает. — Рик высыпал немного соли на красную крышку стола и принялся чертить пальцем по образовавшемуся белому пятну. — Поначалу он показался мне здорово загадочным. В первый день нашей работы мне даже стало не по себе. Мы были вдвоем во всем складе, так я подумал: «Какого черта ты сшиваешься здесь, Смит? Ты ведь совсем ничего не знаешь об этом парне — а вдруг он маньяк-убийца?» — Рик закатил глаза. — Ну, я, конечно, попытался его разговорить. Мы как раз расчищали себе рабочее место, и я уже взбесился от игры в молчанку. Он не ответил ни на одно из моих великоумных замечаний, которые я изрекал в течение нескольких часов. Похоже, он их попросту не услышал. А когда мы кончили с перестановкой, он уселся за стол с тетрадью и карандашом и устремил в пространство задумчивый взгляд. Тогда я решил, что лучше уж его не трогать.

Рик замолк на минуту, и Миа вдруг подумала, что совершенно не знает этого юношу, сидевшего с ней за одним столиком. Он оказался гораздо более живым и деятельным, чем ей казалось поначалу. Во время своего рассказа он все время играл с кучкой соли на столе, то и дело поглядывая на нее, и всякий раз при этом она поражалась сине-зеленому цвету его глаз.

— И отправился я шататься вокруг склада, чувствуя себя последним дураком. — Он покачал головой и отпил пива из кружки. — Абсолютно никчемной личностью. Прошло… да, наверное, часа два, пока он наконец меня позвал, и перед ним лежало уже не меньше тридцати листов, сплошь исписанных такими уравнениями и фигурами, каких я и в глаза-то не видел. Я честно сознался, что все это — не для моих куриных мозгов. А он отвечает: «Нет, это не так. Вы исключительно талантливы». — Рик рассмеялся. — А я говорю: «Откуда вам это может быть известно? Вы ведь только и видели, как я ворочал ну чертову мебель». Тут он как улыбнется — а я-то думал, у него и мышц-то таких на лице нет, — и заявляет, что прекрасно чувствует мою интеллигентность и что уверен — во мне есть все необходимое для работы над его проектом. — Рик откинулся на стуле и не без выражения самодовольства принялся за свое пиво.

— Значит, — медленно сказала она, — можно предположить, что вам хорошо работается вместе. — Она с трудом могла представить себе более несовместимую пару, чем Джефф Кабрио и Рик Смит. Джефф, такой яркий, неординарный, загадочный и замкнутый, — и Рик, жизнерадостный, по-детски открытый и даже — иного слова у нее бы не нашлось — простоватый.

— О, — воскликнул он, — да мы просто святое семейство.

Принесли их пиццу, и Миа уставилась в задумчивости на свою тарелку. Сыр был слишком жирным. Да, сплошной жир. Лучше бы она заказала салат. Осторожно подцепив тоненький ломтик пиццы, она положила его к себе на свою тарелку и промокнула на нем масло салфеткой. Подняв глаза, она увидела, что Рик с улыбкой наблюдает за ее действиями.

— Вас не назовешь банальной личностью, — заметил он.

— А вас назовешь? — парировала она, кивнув на кучку соли на столе, и оба рассмеялись.

Положив на свою тарелку изрядный кусок пиццы, Рик продолжил рассказ.

— Как бы там ни было, Джефф сел и стал объяснять мне, с чем он сейчас работает. Я готов поклясться чем угодно, Миа. Ну, в том смысле, что я ведь тоже не имбецил и имею степень бакалавра — но этот малый… — он потряс головой. — Я еще не встречал ничего подобного. Каким-то образом ему все же удалось растолковать мне кое-что, и я начал постепенно понимать. Он основывает все на концепциях, о которых еще никто никогда слыхом не слыхивал Он складывает два и два и получает пять и запросто доказывает вам, что именно так должно и быть. — Он поднес было ко рту кусок пиццы на вилке, но снова опустил его. — И это начинает работать, Миа. Ну, в смысле, я иногда лежу в постели и не могу заснуть, потому что все думаю и думаю об этом. Боже милостивый, оно будет работать.

Она торопливо проглотила кусок, бывший у нее во рту.

— Да вы прямо молитесь на него.

— Да, черт побери. Молюсь. И я так завозился со всеми этими делами, что даже ни разу не выбрался на пляж с того дня, как он здесь объявился. — Он наконец-то расправился со своей пиццей, промокнул губы салфеткой и снова заговорил. — О Господи, я же болтаю без передышки. Вы можете подумать, что у меня крыша поехала, или что-нибудь в этом роде.

— Мне очень интересно, — чистосердечно отвечала она. Ей нравилось слышать, что рассказывает про Джеффа единственный человек в Долине Розы, который знает его лучше, чем она сама.

— Ну, кстати, по поводу пляжа. Я вот думаю, может, вы не откажетесь отправиться туда завтра. Будет суббота, и мне, наверное, удастся выкроить пару часов, а вам полезно будет немного поваляться на солнышке.

Она выпрямилась на стуле от неожиданности и впервые за все время, проведенное в ею обществе, почувствовала себя неловко. Он что же, приглашает ее? До сих пор она не думала о Рике иначе, как о связующем звене между нею и Джеффом. И она бы не хотела менять свое отношение к нему. Да, безусловно, он привлекателен. Жизнерадостный калифорнийский юноша, как раз такой парень, который бы понравился Лауре. Которому разрешено было бы понравиться Лауре.

— О, боюсь, что мне нужно будет остаться в городе, — сказала она таким тоном, словно обстоятельства не зависели от нее. — Завтра я должна заниматься скульптурой, а вот за приглашение большое спасибо. — Она чуть не расплакалась от одной мысли о том, как будет смотреться в купальном костюме, и постаралась поскорее выбросить эту картину из головы.

— О Боже! Вы с Джеффом просто два сапога пара. Но ведь одна работа при отсутствии развлечений может оказаться губительной для вас, девушка.

Она лишь рассмеялась, радуясь, что ее сравнивают с Джеффом.

— Ну что ж, если вы все же решитесь устроить перерыв, непременно дайте мне знать. — Он положил еще себе пиццы. — Да, а что там у Криса и Кармен? Вы знаете, что все городские сплетники потеряли сон? Они так заинтригованы тем, что Крис вернулся в Шугабуш.

Она непонимающе уставилась на него. Насколько ей было известно, между Крисом и Кармен ничего не происходило.

— Вы ведь знаете, что они когда-то были мужем и женой, не так ли?

26
{"b":"6043","o":1}