ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джефф появился почти в десять часов, и Миа просидела возле окна еще несколько минут, чтобы дать ему время войти. Ночной воздух был прохладным, а в небе сияли мириады звезд. Как ни странно, цикады молчали, и тишину нарушало лишь едва уловимое посвистывание ветра в каньоне.

Джефф уже увидел, что она идет к нему. Он зажег свет на крыльце еще до того, как она постучалась, и открыл дверь, разглядывая ее с котенком на руках.

— Я надеюсь, это не для меня.

— Боюсь, что вы ошибаетесь, — рассмеялась Миа — Мы с Риком решили, что вам необходима чья-то компания. — Она протянула ему пушистого черного зверька с таким видом, словно соблазняла его куском торта.

Прошло несколько долгих мгновений, пока наконец он протянул руку, взял котенка и поднял его в воздух, глядя в его желтые глаза.

— Я бы не хотел обзаводиться здесь привязанностями, — сказал он, однако прижал малыша к груди и спрятал его мордочку у себя под подбородком. Котенок испустил долгое, пронзительное мяуканье.

— Мы запаслись также корзиной и продуктами Он покачал головой, покорно отступая назад, чтобы впустить ее в свой коттедж. Она поставила корзинку на пол в гостиной и зашуршала пакетом с едой.

— Я как раз намеревался выпить глоток вина, — сказал он. — Вы не составите мне компанию?

— Немного поздно, вам не кажется? — Она открыла банку кошачьих консервов.

— Ну что ж, — произнес он, наливая вино в бокал, стоявший на столе в обеденной комнате, — тогда я один впаду в такой грех. Это поможет мне заснуть. Я, видите ли, очень плохо сплю в последнее время.

— Я тоже, — сказала Миа. Она все же взяла из рук Джеффа предложенный ей бокал и уселась на старый скрипучий стул в гостиной. Здесь было по-спартански чисто и пусто, голубые стены казались свежевыкрашенными.

Джефф опустил котенка на пол и скрылся в дверях кухни. Вскоре он вернулся с куском тонкой алюминиевой фольги, которую тут же скатал в шарик. Он подмигнул Миа и уселся на полу, прислонившись спиною к дивану.

— Ну что ж, посмотрим, на что способны наши котята. — Он бросил мячик в дальний угол комнаты, и котенок тут же бросился за ним, подцепил когтистой лапкой, ухватил зубами и принес его обратно Джеффу.

Миа глазела, открыв рот, и при виде этого лицо Джеффа осветила его привычная полуулыбка.

— Это хорошая кошка, Миа, — сказал он, снова бросая свой мячик.

— Я никогда не видела дрессированных кошек.

— Животные подобны людям. Они стремятся оправдать ваши ожидания.

Она подумала о Рике, о том, что Джефф назвал его прекрасным инженером.

— Вы должны дать ей имя.

Джефф поймал котенка и заглянул под его тощий хвостик, выясняя пол.

— Это он, — сообщил он Миа. — И я не стану давать ему имя. Вы даете чему-то имя и вдруг оказывается, что вы за это в ответе. Я просто буду звать его «котик».

— И ему придется жить затворником, иначе он попадет на обед койотам.

— Это слишком мрачная перспектива, — огорчился Джефф. — Я совсем не хочу лишний раз беспокоиться из-за него. К тому же я уеду отсюда, как только налажу аппаратуру.

Она внезапно ощутила чувство вины.

— Действительно, перспектива невеселая, — сказала она. — Хотите, я заберу его обратно?

Он поднял котенка и прижался щекой к его шелковистой черной шерстке. В ответ раздалось громкое мурлыканье.

— Нет. Я позабочусь пока о нем сам. Однако, когда я соберусь уехать, то, наверное, отдам его вам.

— Хорошо. — Значит, она будет знать заранее о его отъезде.

— Ну вот. — Он вытянул ноги и положил котенка к себе на колени. — Как получились мои фотографии?

— Очень хорошо. — Она отпила большой глоток вина. — И теперь по ним я стараюсь разобраться, какая из эмоций доминирует на вашем лице.

Он выглядел смущенным. Покачав вино в бокале, он спросил:

— И что же вам удалось разглядеть на моем лице? До сих пор мне казалось, что я не особенно демонстрирую свои эмоции.

— Я это вижу, — сказала Миа. — И вам, возможно, удается оставаться загадкой для тех, кто не умеет читать по лицам людей, но уж коли вы считаетесь художником, вы должны уметь это делать.

— Вот как! — скептически воскликнул он. — Ну что ж, прошу вас, я весь ожидание. Что вы сумели прочесть на моей физиономии?

— Пожалуй, — и она поставила на край стола свой бокал, чтобы иметь возможность жестикулировать. — Все углы и сочленения выглядят напряженными. Вы испуганы. Я уже не знаю, чем, но это наверняка ваша доминирующая эмоция. Страх.

— Да разве у вас была возможность разглядеть этот страх? — Он тоже отставил свой бокал и хмуро воззрился на нее. — Ведь вы видели меня только во время вашего визита на склад, да и то я весь был сконцентрирован на своей работе.

— Это лежит глубоко под всеми вашими сиюминутными ощущениями. Это подобно тому, как если бы вы накинули новый коврик на старое потертое кресло — потертости скроются, но не исчезнут.

— Охо-хо, — сокрушенно вздохнул он. — И что же еще вы, по-вашему, сумели разглядеть?

— Гнев. У меня ощущение, что вы страдаете от глубокой, воспаленной душевной раны. Он рассмеялся.

— Да, страдаю Я просто не хотел перебивать вас. Кроме того, во мне есть тоска и печаль.

Он криво улыбнулся.

— Ну вот, а когда вы улыбаетесь, это всего лишь полуулыбка, потому что остальные части вашего лица говорят: «Я не ощущаю никакой радости…» И здесь неважно, что изображает рот. Однако, возможно, это связано с болью физической Вы не больны?

— Миа, — он еще ниже соскользнул по краю дивана на пол, — вы знаете, что вы сейчас спроецировали? — Он внимательно глядел на нее из-под полуопущенных век.

Она нахмурилась, не совсем понимая новый поворот его мысли.

— Я полагаю, что вы спроецировали на другого человека весь набор своих чувств и переживаний. И вполне может оказаться так, что то, что вы увидели в данном индивидууме в данный момент, является лишь зеркальным отражением того, что происходит в вашей собственной душе.

От такого изменения темы их беседы Миа мгновенно вся напряглась.

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— О том, что чем-то испуганы именно вы. Что вас пугает? Что вызывает ваш гнев?

— Ничего. — Она почувствовала, что краснеет.

— Здесь не может быть ошибки, — продолжал он. — Это как раз более оправданно — считать, что с помощью чужих лиц вы пытаетесь выразить свои чувства Или же вы просто выбираете для работы ге модели, в которых отражается ваше нынешнее настроение.

И она подумала о том, какой привлекательной казалась ей улыбка Генри в те времена, когда она была беззаботна и любима.

Джефф машинально бросил на пол блестящий шарик, и котенок ринулся за ним вдогонку.

— Ну, — задумчиво сказал Джефф, — похоже, я немного остудил вашу горячность.

— М-м-м. — Она неловко поежилась на стуле — Это вино притягивает меня к земле.

— Ведь вы чувствуете себя абсолютно спокойно только в то время, когда заняты работой, не так ли? — подавшись внезапно вперед, с напором спросил он. — На свете есть одна вещь, которая целиком ваша. Это — работа. То единственное, что никто не в силах отнять у вас.

Казалось, что в ожидании ответа он сожжет ее своим взглядом.

— Да, — отвечала она и еще несколько мгновений не в силах была отвести в сторону свой взор.

Он поднялся на ноги, и очарование вечера было разрушено. Она знала, что сейчас он скажет — ей время идти домой Она тоже встала и тут же ощутила действие выпитого вина. Миа слишком долго вообще не брала в рот спиртного.

— С вами все в порядке? — осведомился Джефф, открывая перед нею дверь и отводя котенка ногой подальше от порога.

— Да, просто мне ужасно хочется спать. — Она вышла на крыльцо. — Дайте мне знать, если с котенком возникнут проблемы.

— Обязательно. Миа? Она обернулась и посмотрела на него.

— Я знаю, как чувствует себя человек, у которого в жизни остается одна работа. Я слишком хорошо все это понимаю.

Она лишь медленно кивнула в ответ, гадая про себя, остался ли в ее душе хоть один уголок, в который он бы не сумет заглянуть?

28
{"b":"6043","o":1}