ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доброй ночи, — сказала она.

Она медленно шла по краю обрыва над каньоном в сторону своего коттеджа, зная, что Джефф смотрит ей вслед, но когда она обернулась и помахала прощально рукой, он не ответил.

ГЛАВА 14

Крис выключил свет в своем коттедже, прежде чем выйти с гитарой на крыльцо. Ему нравилась темнота, ему нравилось скорее чувствовать каньон, чем видеть его Запах гари в воздухе смешивался с маслянистым ароматом эвкалиптов. Он развернул свой стул так, чтобы ему не мешали светящиеся окна коттеджа Миа и усадьбы. Разверзшаяся прямо перед ним черная пропасть каньона трепетала от треска цикад, а когда он запел, казалось, что его голос, пролетев вдаль многие мили, растворяется в бесконечности.

Слишком уставший за день, он все же спел несколько баллад Этот вечер Крис провел в усадьбе, отдирая старые обои от стен в той комнате, где они когда-то собирались устроить детскую. В свое время он сам выносил из нее всю мебель, однако был почти уверен в том что Кармен так и не зашла в нее ни разу с тех пор, как Дастина увезли из дома. Крис старался разделаться с этой работой поскорее, одновременно не давая предательской памяти вернуть его в те несколько счастливейших дней их жизни, которые они провели в обществе своего, казалось бы, здорового сына. Равно как и в ту бесконечную, полную горя и отчаянья ночь, когда Дастина сразил его страшный недуг Крис с ожесточением рвал и скреб полосы бумаги, словно это могло уничтожить всю боль и слезы, о которых напомнил ему узор из синих и желтых цветочков.

Ожесточение, охватившее его во время работы в бывшей детской, стало накапливаться еще днем. Сегодня ему доложили о новом пожаре. Он был совсем небольшим — и его сразу взяли под контроль, — но вызвал у Криса в душе волну отвращения. Потому что этот пожар был намеренно устроен кем-то из горожан, желавших выдворить из каньона нелегально проживающих там рабочих. Он начался рано утром, а к полудню на месте, где располагался лагерь, остались лишь закопченные искореженные куски металлической арматуры, служившие опорой жалким лачугам из фанеры и картона. При этом никто не пострадал, никто даже не был замечен поблизости. Рабочие просто исчезли, скорее всего, укрывшись в глубине каньона, чтобы переждать несчастье. Если хотя бы один из кандидатов в мэры города в своей программе упомянет об обеспечении приличным жильем этих людей, Крис сразу же отдаст за него свой голос. Он прервал на середине очередную балладу и запел песню на испанском языке, надеясь, что ее слышно и в глубине каньона, где сейчас скрываются рабочие.

Сэм Брага напечатал очередную статью, посвященную предстоящим выборам. По его словам выходило, что двое основных претендентов, Джойс Де Луис и Джон Барроуз, не смогли прийти к единому мнению ни по одному из вопросов, кроме одного "Крис Гарретт, принимая на работу «пресловутого создателя дождя», проявил поразительную безответственность. «В этом вопросе, — писал Сэм Брага, — оба кандидата проявили несомненное единодушие».

Послышался шорох, и Крис прижал струны рукой в тот момент, как на его крыльцо упал отблеск света.

— Не прерывайте, — попросил Джефф, выключая фонарь над своим крыльцом и усаживаясь на ступеньки.

Крис снова запел, думая о том, что сейчас уже около одиннадцати, а Джефф только что вернулся с работы. И так было все время, которое он находился в Долине Розы. Он нещадно выматывает себя.

— Браво, — тихонько похвалил Джефф, когда песня закончилась.

В темноте Крис не мог разглядеть лицо Джеффа, но по голосу понял, что тот улыбается.

— Благодарю, — сказал он.

Джефф вздохнул, с наслаждением вытянув усталые ноги.

— Однажды в Филадельфии я зашел с друзьями в одну известную вам кофейню, — сказал Кабрио. — И я видел ваше выступление.

— «Рассвет», — подтвердил Крис, про себя удивляясь не столько тому, что Джефф мог видеть его в клубе, сколько тому, что он сам заговорил об этом, тем самым приоткрывая завесу тайны над своим прошлым. Он хотел было спросить Джеффа, жил ли он раньше в Филадельфии, но тут же решил, что лучше этого не делать.

— Вы пели тогда одну песню, — продолжал Джефф, — вашу коронную песню.

— «Центровой».

— Точно. Я помню, как странно мне все показалось. В тот вечер на стадионе толпа была влюблена в команду своих земляков, а вас чуть ли не забросала камнями. Однако стоило вам появиться на сцене, и через две секунды та же толпа позабыла о своем патриотизме.

— Да, мне нравилось бывать в местах такого рода, — тихонько перебирая струны, сказал Крис — Люди приходят туда ради музыки И меня почти всегда ожидал теплый прием.

— У вас все еще очень неплохо получается. Я слышал ваш голос, подъезжая к Шугабушу. Вы готовитесь выступить где-то на днях?

— Черт возьми, ну уж нет, — засмеялся Крис, однако его невольно пробрала дрожь при мысли о том, как он выходит на сцену перед аудиторией. — Вряд ли у меня хватит на это духу. Когда вас подвергают остракизму ваши же болельщики, которые до этого вроде бы любили вас, вряд ли вы снова рискнете появиться перед ними. — Он до сих пор до мельчайших подробностей помнил, как был уничтожен оскорбительным ревом толпы в день своего последнего матча. Его товарищи по команде постоянно чувствовали поддержку аудитории, которой начисто лишился он сам. Он ощущал себя полным ничтожеством и был рад, оказавшись на скамейке запасных. Ведь там он в одиночестве и никто не заметит гримасу боли на его лице. — Мне вполне хватает неприятностей, которые достаются мне в качестве мэра. Вы, наверное, уже почувствовали, что я отнюдь не самый популярный малый в этом городе.

— Этого трудно не заметить. — Джефф скрестил на затылке руки и, зевая, потянулся.

— Они жаждут также и вашей крови. Когда соберетесь удирать, пожалуйста, дайте мне знать об этом заранее.

— Чем быстрее я кончу свое дело, тем быстрее смогу уехать. — Джефф уселся так, чтобы лучше видеть лицо Криса. — Кстати, прошло уже почти две недели, а вы даже ни разу не поинтересовались, как у меня продвигается работа.

— Ну, — засмеялся Крис, — мне кажется, что если ты нанимаешь на работу колдуна, то спрашивать его о том, как движется дело, будет по меньшей мере банально.

— Все идет как надо, — сообщил Джефф, — хотя и со скрипом, так как у меня на руках нет многих исходных данных. Во всем приходится начинать по новой.

— А где остались ваши данные? Может, вы за ними пошлете?

— Их нет нигде в мире, кроме как здесь, — и он прикоснулся пальцем к своей голове.

Крис мог видеть глаза Джеффа, и его поразил их обращенный внутрь себя взгляд.

— Однако их удается весьма легко восстанавливать, — продолжил Джефф. — Я умудрился уложить в две недели работу, проделанную за последние пять лет. Недели две-три, и мы можем начать эксперименты в полном масштабе. Тогда станет окончательно ясно, по той ли дорожке я иду. Но при этом мне понадобится еще кое-что.

— А именно?

— Прежде всего, какая-нибудь сигнализация. Типа «Опасная зона — вход воспрещен». Что-то вроде этого.

— Для того, чтобы никто не совал к вам свой нос?

— Вовсе нет. Мы переходим к той фазе, когда действительно может возникнуть опасная ситуация. Риск минимален, почти равен нулю, но я хочу быть полностью уверенным, что никто не пострадает.

На какое-то мгновение Криса испугали слова незнакомца, обещавшего помочь Долине Розы.

— Что вы имеете в виду — спросил он. — Надеюсь, что это не связано с радиацией или…

— Ничего подобного, — ухмыльнулся Джефф. — Я все до мельчайших деталей обсудил с Риком, уточняя степень опасности, и он остался доволен. — Джефф поколебался, не слыша реакции со стороны Криса. — Вы хотите знать больше?

— Нет. — Крису все же хватило твердости принять решение продолжать строить их отношения на доверии. — Что еще вам понадобится?

— Еще пара цистерн. Очень хитро сделанных. С маленькими пластиковыми емкостями внутри каждой. Общий объем около двухсот галлонов. Герметичные. Я знаю, где с легкостью можно добыть такие, но хочу постараться отыскать новый источник. Такими вещами интересуется весьма мало народу, и я боюсь, что кое у кого хватает смекалки сложить два плюс два и выйти на того, кто заказывает подобные штуки.

29
{"b":"6043","o":1}