ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо.

— Но они обойдутся довольно дорого. Вы уж извините.

— Что еще? — Крис пожал плечами и улыбнулся.

— Пока все.

На крыльцо налетел порыв ветра, принесший несколько хлопьев пепла на блестящую поверхность, гитары. Крис сдул их и поднялся со стула.

— Как вы относитесь к пиву? — спросил он.

— Не против, — улыбнулся Джефф.

Войдя в дом, Крис зажег свет в гостиной и отправился на кухню за пивом. Вернувшись, он застал Джеффа за тем, что тот вынимал закопченную бейсбольную биту из одной из коробок, которые были привезены с пожарища.

— Это выглядит как весьма интересная коллекция. — Он снова заглянул в коробку.

— Достопамятный хлам, — смущенно отвечал Крис. В этих грязных коробках хранилась его душа.

— Что превращает кусок дерева в биту? — спросил Джефф, прикидывая в руке свою находку и не обращая внимания на то, что сам пачкается в саже.

— Ну, мне кажется, в момент удара что-то входит в тебя. — Крис откупорил горлышко своей бутылки и сделал большой глоток. — Эта палка становится как бы частью твоей руки, а ты лишь даешь ей свободу. В свое время я почти не расставался с ней.

— Да, я читал об этом в «Улетающем дыме», — сказал Джефф, доставая платок и вытирая им испачканные пальцы.

— Вы читали «Улетающий дым»? — удивился Крис. По его понятиям, Джефф никаким боком не подходил на роль бейсбольного фаната.

— О да. И получил большое удовольствие.

— Эта книга чертовски смущает меня теперь, — покачал головой Крис.

— Почему же?

— Получилась биография некой личности, которая потешается над всеми, кто старше тридцати пяти. Сплошной выпендреж.

Хотя в свое время Крис вовсе так не думал. То, что ему посвятили целую книгу, он счел вполне заслуженным, и ему казалось, что автор неплохо справился с задачей. Биография была написана доброжелательно, а Оги выглядел его верным товарищем и учителем, ведущим от победы к победе. Недоразумения и эскапады юных лет давались в юмористических тонах, а женитьба на леди, меньше всего подходившей на роль жены игрока в бейсбол, предлагалась как очередное доказательство всепобеждающей силы любви. Книга была раскуплена моментально. Лишь спустя некоторое время Крис заметил ее претенциозность.

— Прошло всего пять лет, — сказал Крис, — и если я прочту сегодня эту книгу, то не узнаю самого себя.

— Да уж, — кивнул Джефф. — Вряд ли тот Крис Гарретт, который описан в «Улетающем дыме», мог бы заявить, что боится выступать перед толпой.

Губы Криса скривились от мрачной улыбки при воспоминании о том самоуверенном любимце публики.

Джефф с наслаждением сделал несколько глотков, прежде чем заговорить снова.

— Мне кажется, вы в свое время отказались работать тренером в главной лиге после перелома руки. Почему вы не остались в бейсболе?

— Мне нельзя было отлучаться из Долины Розы, — со вздохом отвечал Крис. — Мы с Кармен уже развелись к тому времени, однако я все-таки не решался оставить ее потому что она была весьма серьезно больна. И к тому же хотелось быть поближе к сыну. — Крис знал, что он не так уж много рассказывает — однако и это было значительно больше того, что он обычно себе позволял. С другой стороны он не был уверен, слушает ли Джефф его исповедь.

Однако Джефф кивнул с таким видом, как будто слышал все, о чем поведал Крис. А тот подумал, что скорее всего Джеффу и без того известно и о депрессии Кармен, и о болезни Дастина. Он мог узнать эту историю от Рика. Или по крайней мере ту ее версию, которая известна Рику.

— Ну и к тому же я не был уверен, смогу ли находиться возле поля и не играть. От этого страдают многие тренеры. — Сказанное не было ложью, но и не было полной правдой. Уход из бейсбола и затворничество в Долине Розы со многих точек зрения выглядело скорее как самый простой способ бегства.

— Расскажите мне о ваших сокровищах, — подтолкнул к нему коробку Джефф.

Крис не смог устоять перед искушением. Он уселся на пол и принялся извлекать из коробки одну вещь за другой, описывая их историю. Там был бейсбольный мяч в обгорелой пластиковой упаковке — он играл им в первой своей игре в главной лиге. Другой мяч — принесший его сотую победу. Один за другим появлялись на свет его многочисленные трофеи. На дне коробки хранился приз «СиЯнг», заботливо завернутый в полотенце.

— Ого, — уважительно воскликнул Джефф. — Да вам повезло, что он не пострадал от огня. Наверное, это одна из самых славных ваших наград.

— И да и нет. — Крис взял серебряный диск в свои руки, и его снова охватило смешанное чувство удовлетворения и горя, возникавшее всегда при взгляде на эту вещь. — Это действительно самая славная из моих наград, но мой отец умер сразу же вслед за тем, как я получил ее, и в моей памяти эти два события навсегда связаны вместе.

— О да, — кивнул Джефф. — Я знаю, как это бывает. Крис положил диск на кофейный столик.

— Вы бы не хотели как-нибудь отправиться на матч, в котором участвует моя команда? — неожиданно спросил он. — Я еще ни разу не был на игре с тех пор, как оставил спорт, но, может быть, сейчас уже пришло для этого время.

Глаза Джеффа вспыхнули, но черты лица сохранили видимость спокойствия.

— Меня заботит только то, что в вашем обществе я окажусь слишком на виду.

— Ну, по этому поводу не беспокойтесь — я вовсе не хочу, чтобы моя личность оказалась на виду. Мы устроимся в самом укромном углу. Никто на нас и не взглянет.

— Позвольте мне дать вам ответ не сразу. — Джефф поднялся и зевнул. — По правде говоря, я слишком хочу спать сейчас. — Он направился было к входной двери, но снова обернулся к Крису. — Я знаю, каким нападкам вы подвергались из-за того, что поверили мне. — Утверждение прозвучало безапелляционно.

— Я смогу их пережить, — пожал плечами Крис.

— Вы по-прежнему сильны духом, Крис, — упрямо наклонил он голову. — И не позволяйте никому утверждать обратное.

Джефф вышел, и Крис с крыльца смотрел ему вслед. Джефф заявил, что не заинтересован обзаводиться друзьями в Долине Розы, однако его действия не соответствовали словам. Было очевидно, что Кабрио не принадлежит к типу людей, предпочитающих одиночество. Как, впрочем, и он сам, подумал Крис.

Он не спеша уложил на место свою коллекцию, оставив напоследок приз «Си Янг». Аккуратно завернув его в полотенце, он положил его поверх всех остальных сокровищ.

В тот день, когда он получил этот приз, Оги исполнялось шестьдесят два года. Кармен затеяла большой прием по поводу обоих этих событий, невзирая на то, что сама была на шестом месяце беременности. Крис попытался было отговорить ее, опасаясь, что неизбежный при этом стресс может повредить будущему ребенку. Он не сомневался, что именно стресс повинен в случившемся два года назад выкидыше — сразу после свадьбы ее кузена. Кармен захотела непременно принять новобрачных у них в Шугабуше, надеясь таким образом хотя бы немного уменьшить пропасть, по-прежнему пролегавшую между нею и ее дядей и тетей. Но этому не суждено было случиться. Во время злополучной вечеринки ее родственники, пользуясь радушием и гостеприимством хозяйки, открыто игнорировали ее, не стесняясь при этом шушукаться о ней за глаза — а иногда и при ней. Всю последовавшую за тем ночь Кармен проплакала над своей отвергнутой любовью к равнодушной семье. И когда на следующий день случился выкидыш, сопровождавшийся тяжелой депрессией, Крис не сомневался в его причине.

Однако в тот год, Крис выиграл «Си Янг», Кармен чувствовала себя превосходно и была вполне уверена, что доносит своего ребенка до положенного срока. Она настолько расхрабрилась, что уже собиралась обнародовать свою беременность в следующем выпуске «Утра».

Во время приема Крис неусыпно следил за Кармен. Она просто лучилась счастьем, и это сияние согревало каждого гостя, и он был очень горд тем, что она — его жена. В тот вечер он мог назвать себя счастливым человеком — в окружении друзей, жены, которую уважал и любил, отца, выпестовавшего его и выведшего в люди. Да к тому же всего через несколько месяцев он и сам собирался стать отцом.

30
{"b":"6043","o":1}