ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Миа заглянула Джеффу в лицо.

— Здесь Глен, — тихо сказала она. — Пожалуйста, давай уйдем совсем?

Джефф засмотрелся было через ее плечо на парочку у дверей, однако Миа заторопилась к выходу. Когда он наконец догнал ее, она уже стояла, облокотившись на его машину, с трудом переводя дыхание.

— Ты выглядишь так, словно тебя чуть не убили в этой толчее, — заметил он, открывая перед нею дверь.

Она скользнула внутрь и бездумно уставилась на окружавшую их уличную суету, стараясь избавиться от облика Глена, такого веселого, такого красивого и, по всей видимости, весьма довольного жизнью.

Джефф не проронил ни слова, пока они не выехали на скоростное шоссе.

— Ну, хорошо, — произнес он так, словно продолжал прерванный несколькими минутами раньше разговор. — Логичнее всего выглядит предположение, что Глен смылся в компании с другой красоткой.

Она не в силах была подавить истерического смеха.

— Так я оказался достаточно близок к истине? — не унимался Джефф.

Миа глубоко вздохнула и посмотрела в окно на заходившее солнце.

— Если быть точным, он сбежал с моей сестрой, — сказала она.

— О! Мерзавец.

Он даже не подозревал, какой мерзавец.

— Мы уже обручились и вот-вот должны были пожениться, — продолжала Миа. — А туг Лауре приспичило вернуться домой из Санта-Барбары, где она жила уже много лет. Ее бывший воздыхатель бросил ее, и она очень переживала. Глен стал трогательно заботиться о ней, стараясь вовлечь буквально во все, чем бы мы ни занимались. Когда-то, когда мы были детьми, я всегда завидовала ей. Она была красавицей, я же оставалась невзрачной простушкой. У нее были толпы поклонников, а у меня была мать, за которой мне нужно было ухаживать. Ну а потом, как я сказала, у нее оказался и Глен. — Она прикусила губу, удивляясь тому, как агрессивно звучит ее голос. Она еще ни с кем не обсуждала этих событий.

Джефф не сводил глаз с дороги.

— Ты сильно любила его?

— Да. Я тогда как раз поправлялась после тяжелой болезни и искала работу, чтобы было на что жить и заниматься скульптурой. Наконец мне дали один адрес в бюро по найму, однако когда я пришла в первый день на работу, мне заявили, что в моих услугах не нуждаются. А когда я вернулась домой, то обнаружила Глена с Лаурой на полу в гостиной.

— Ты хочешь сказать, — он быстро взглянул на нее, — что они занимались любовью.

— Нет. Просто снюхались, как собаки.

Джефф снова уставился на дорогу, однако его лоб пересекла глубокая морщина.

— Как жестоко, — сказал он. — Как предательски. Миа лишь вздохнула в знак согласия.

— И они все еще вместе?

— О да. Лаура и Глен. Глен и Лаура.

— Чета мерзавцев. Она рассмеялась.

— После чего ты сбежала в Долину Розы и стала затворницей?

— Верно.

— И как долго ты намерена пребывать в бегах?

Она пожала плечами.

— Миа, — сказал он, — но ведь это не может быть серьезной причиной для бегства, да еще в такое захолустье, как ваша Долина Розы. Тебе надо жить где-нибудь в таком месте, где ты могла бы встречаться с людьми, с настоящими людьми, которые относились бы к тебе так, как ты того заслуживаешь, а не как к куче дерьма.

— Послушай, Джефф, — ей во что бы то ни стало надо было поменять тему разговора, — я ведь не пристаю к тебе с душеспасительными беседами по поводу твоего бегства, не приставай ко мне и ты, ладно? И к тому же я голодна.

Джефф улыбнулся и послушно свернул на первое же ответвление со скоростного шоссе.

— Миледи изволила проголодаться, — провозгласил он, съезжая вниз по эстакаде, — и неожиданно оскалила зубки. Непредсказуемость женской души. Робкая, а через мгновение дерзкая. Она позволяет мужчинам лепить себя в обнаженном виде, но превращается в глыбу льда, стоит прикоснуться к ней. Она…

— Пожалуйста, не надо! — воскликнула она. Скажи он еще слово — и Миа не выдержала бы и взорвалась.

Он остановился под красным сигналом светофора, но не двинулся с места, пока она не взглянула на него.

— Я прошу прощения, — сказал он, поймав ее взгляд.

— Все в порядке. — Она уже раскаивалась в своем припадке ярости, но по крайней мере ей все же удалось прекратить эти шуточки.

Они остановились у закусочной и купили кое-что на ужин. Увидев, как Джефф берет с прилавка бутылку вина, она тут же взяла вторую — ей вдруг захотелось как следует выпить сегодня вечером.

Они заперли котенка у Джеффа в коттедже и отправились к ней. Миа скатала в рулон пластик, покрывавший пол, и они уселись на ковре, прислонившись спиной к дивану, и принялись за ужин и вино. Миа как раз приканчивала второй стакан, когда Джефф снова вернулся к обсуждению деликатных сторон ее жизни.

— Итак, — начал он, — Глен делал свою статую с фотографий, или ты ему позировала? Или тебе все еще не хочется об этом говорить?

— Я позировала.

Миа завернула в бумагу оставшуюся половинку сэндвича и положила ее на кофейный столик.

— Ты чувствовала при этом неловкость?

Она отрицательно помотала головой и отпила еще глоток вина.

— В то время я относилась к таким вещам как к чему-то абсолютно естественному Но ведь тогда я была намного моложе.

— Да тебе и сейчас всего двадцать восемь, — рассмеялся Джефф. Он подлил себе еще вина. — Хотя я не могу не признать, что меня удивляет твоя прежняя бесшабашность.

— Почему?

Он долго и задумчиво жевал свой сэндвич, прежде чем заговорить опять.

— Потому что ты весьма замкнутая личность. В физическом плане. Ты так настороженно стараешься удержать эту ненормальную дистанцию между собой и остальными. Полагаю, что ты шарахаешься не только от меня?

Она кивнула, не сводя глаз со своих босых ног. Они выглядели такими бледными на фоне орехового цвета ковра. Как давно она была в последний раз на солнце?

— Это не было мне присуще раньше, — сказала она. — Когда я позировала Глену, я вообще не знала, что это такое.

— Неужели тебя сделала такой его измена с Лаурой?

Она лишь пожала плечами, не желая вдаваться в подробности.

Джефф прикончил свой сэндвич и откинул голову на диван, уставившись в потолок.

— Мне кажется, ты вовсе не невзрачная простушка.

Миа тоже откинула голову на диван. Потолок над ней слегка покачнулся.

— Ну, это бросалось в глаза оттого, что Лаура потрясающе красива.

— Ты говоришь, что она окрутила всех парней, в то время как ты ухаживала за матерью. — Джефф выпрямился, чтобы отпить вина. — Означает ли это, что Глен был у тебя первым?

Не отрывая головы от дивана, она повернула ее в сторону Джеффа, взглянув на него через паутину светлых волос.

— Мы говорим о первом поклоннике или о первом любовнике?

— Как ты сама решишь, — пожал он плечами.

— По правде, он был первым в обоих смыслах. — Она то ли вздохнула, то ли всхлипнула, отпив еще глоток вина, и снова откинулась на диван. — Я была поздним цветком.

— Значит, он был очень важен Очень значителен в твоей жизни.

— М-м-м. — Она разглядывала бурый потек от промочившего когда-то потолок дождя. — А как насчет тебя? Кто бы у тебя первой?

— Я был совсем молодым, даже юным.

— Насколько юным?

— Тринадцати лет отводу.

— Тринадцать?! — От неожиданности она подняла голову и тут же почувствовала головокружение. — А сколько же было девице?

— Семнадцать. Меня поймали на «слабо». Она была очень сексуальна и очень… беззаботна, что ли. Пожалуй, лучше сказать «излишне свободна в поведении». Кое-кто из моих друзей дал мне десять баксов, чтобы я сделал это с нею.

— Отвратительно. — Миа подлила себе вина.

— Ты уверена, что это именно то, чего ты хочешь? — Он показал на стакан с вином, и она кивнула.

— Конечно, — упрямо сказала она — Хочу напиться в стельку.

— Ну что ж, в чем-то ты права. — Джефф вернулся к разговору. — Я тоже сделал вывод, что это отвратительно, позже. В каком-то смысле это здорово отбросило меня назад. Они потребовали от нее полного отчета обо всем, прежде чем отдали деньги, и она заявила им, что впервые нарвалась на такого никчемного лопуха, как я. Она сказала фразу, которую я запомнил на всю жизнь. «Он даже не смог отличить замочную скважину от ключа».

51
{"b":"6043","o":1}