ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Джефф? — Она медленно прошла по коридору до спальни, где он лежал на кровати, уставившись в потомок Одна рука ладонью вверх лежала у него на лбу, и Миа вспомнила, каким описала его сегодня Кармен: себе на уме, серьезный, целеустремленный и весьма упрямый.

— Может быть, он не пропадет, — прислонившись к косяку, сказала она — Может, просто кто-то нашел его и забрал к себе.

— Ты сегодня видела вечером драконью укротительницу? — взглянув на нее из-под ладони, спросил он так, будто и не слышал ее слов утешения.

— Да. — Миа поколебалась, однако Джефф явно ждал продолжения — Тебе было так трудно, когда ты рос.

Он послал ей свою улыбку.

— Хотел бы я, чтобы Кармен Перес имела хотя бы, тысячную долю твоего сочувствия ко мне. — Он приглашающе хлопнул по кровати рядом с собой, и Миа, вопреки всем своим установкам, вошла в комнату и уселась на край кровати. Джефф взял было ее за руку, но тут же выпустил. С того самого вечера у нее в коттедже он ни разу не попытался прикоснуться к ней. Однако именно сейчас Миа жадно хотела ощутить тепло ею руки. Она положила ее к себе на колени, крепко обхватив пальцами.

— Я как прокаженный, Миа. — Губы Джеффа плотно сжались, с них слетела и тень улыбки. Я стал для всех опасен. Я не имею права позаботиться даже об этой чертовой кошке. Тебе тоже лучше всего отправляться в свой коттедж и не высовывать оттуда носа. Запри получше дверь и не вздумай открывать мне, невзирая на то, как долго или как жалостно я буду тебя об этом просить.

— Ты несешь несусветную чушь.

— Хотел бы я, чтобы ты оказалась права. Снаружи послышался какой-то шорох.

— Ш-ш-ш. — Она выпустила его руку и погасила лампу возле кровати. Поднявшись, она заглянула в щели жалюзи, надеясь уловить во тьме очертания удравшего котенка.

— Ты что-нибудь видишь?

— Нет, — прошептала она, прижавшись лбом к прохладным жалюзи, — да и вряд ли в такой тьме можно разглядеть черную кошку.

Когда рука Джеффа в первый раз коснулась ее бедра — его пальцы лишь легко, едва уловимо задели полу халата, — можно было объяснить это случайностью. Однако Миа была уверена, что это вовсе не случайно. Да Джефф и не собирался притворяться по поводу своих намерений. В следующее мгновение он положил ей на бедро ладонь. Миа застыла. Она знала, что его необходимо остановить, однако у нее явно не хватало воли отказаться от восхитительной теплоты его руки.

Он пододвинулся поближе и слегка приподнял полу халата — ровно настолько, чтобы можно было поцеловать ей колено. Миа лишь зажмурила глаза и вцепилась что есть силы в спинку кровати. Пока ей ничто не угрожает, бешено стучало у нее в мозгу.

Он лежит у нее в ногах, он не сможет оттуда дотянуться до ее левой груди. Итак, она позволит себе наслаждаться его ласками. Его рука, гладившая ей бедра, сначала поверх халата, постепенно смелела, движения становились более уверенными, интимными. Миа слышала, как в мягком ночном воздухе разносится треск цикад в каньоне. Еще она слышала свое дыхание. Оно было глубоким и частым, когда рука Джеффа скользнула под полы ее халата, а потом она словно захлебнулась, когда пальцы его пробежали вверх по обнаженным бедрам.

Какая-то часть ее сознания все еще рассчитывала: смотрит ли он ей в лицо? Укроет ли темнота выражение нестерпимого желания принадлежать ему, написанное на ее лице? А его пальцы уже ласкали влажный пушок между ее бедер и вот наконец проникли внутрь. И с этой минуты Миа утратила реальное ощущение того, что он творит с ее телом. Казалось, его пальцы одновременно ласкают все до одной чувствительные, интимные точки ее тела, ч она вся распахнулась им навстречу, отбросив последние остатки своей неприступности. Ее руки обхватили его плечи, и с удивлением она услышала свой собственный стон наслаждения, поглощенный темной бездной каньона.

Джефф уселся в кровати, решительно привлек ее к себе и покрыл ее лицо и шею жадными поцелуями, пока не коснулся застежки халата.

— Нет — Она пыталась оттолкнуть его, упершись ладонями ему в грудь. Мышцы ее бедер трепетали, разбуженные ласками Джеффа.

— Миа, ради всего святого! — Отшатнулся он от нее. — Да что же с тобой творится?

Она скрестила руки на груди в привычном оборонительном жесте, сжимая в пальцах верхнюю застежку халата. А он был совсем рядом, и глаза его ждали ответа. Она потупила взор, но Джефф взял в ладони ее лицо и приподнял его.

— Ты должна рассказать мне, — настаивал он. — Чего ты так боишься?

Она поколебалась всего мгновение, а потом пытливо заглянула ему в глаза.

— У меня рак. И мне отняли одну грудь.

На ею лице вначале отразилось безмерное удивление, но потом он зажмурил глаза и снова привлек ее к себе.

— Такая молодая. — Только и сказал он с болью. Миа словно растворилась в его объятиях: он делал это так нежно и естественно, что даже не возникало мысли о том, что его пугает ее болезнь или ее тело. Она не сразу поняла, что он баюкает ее, словно ребенка. Тут последние преграды рухнули, и Миа дала волю слезам. Она припала к его груди и зарыдала, как маленькая.

— Вот все и встало на свои места, — произнес Джефф.

— О чем ты? — Она попыталась вытереть слезу тыльной стороной ладони, но лишь еще больше размазала их по щекам.

— То, что ты застывала всякий раз, стоило мне лишь прикоснуться к тебе А сейчас, когда мои ласки были гораздо более интимными, чем все, что я позволял себе прежде, ты вдруг откликнулась на них. Я никак не ожидал от тебя такого страстного ответа.

Миа покраснела при воспоминании об этом.

— И мне он очень понравился, — продолжал Джефф. — Такой твой ответ.

— Мне тоже.

— И операция по мастэктомии объясняет то, что ты оказалась здесь, в Долине Розы, не так ли? Она объясняет, почему ты сбежала от всех и вся.

Она наконец нашла в себе силы оторвать лицо от его груди и поднять глаза.

— В октябре я смогу пройти курс восстановительной хирургии. А теперь я словно бы в зимней спячке.

— Тебе удалили левую грудь, правильно?

— Откуда ты знаешь? — настороженно нахмурилась она.

— Ты все время стараешься ее прикрыть. — Он наклонился и нежно, не торопясь поцеловал ее, но вдруг резко выпрямился.

— Глен, — вспомнил он. — А как он к этому отнесся?

— Он не смог с этим смириться, — вздохнув, отвечала Миа. — Он сказал, что я выгляжу калекой.

— Хам.

— Но ведь он прав. Это просто ужасно.

Он отстранился от Миа и захотел расстегнуть верхнюю пуговицу ее халата.

— Нет, Джефф, пожалуйста, — перехватила она ею руку.

— Ты хочешь, чтобы мы были друзьями или любовниками? — пытливо глядя ей прямо в глаза, спросил он.

— И друзьями, и любовниками, — прошептала она.

— Тогда ты должна мне разрешить сделать это.

— Но я не могу отделаться от страха, что, если ты это сделаешь, мы уже не сможем быть любовниками. После того, как Глен увидел мой шрам, он заявил, что он… — Она запнулась, подбирая слова: — …что я его больше не интересую.

Пока она говорила, Джефф продолжал невозмутимо расстегивать ее халат, но тут его пальцы застыли, и он на мгновение задумался. Затем он откинулся назад, оперся на локоть, расстегнул ремень и молнию на своих джинсах.

— Это наша лакмусовая бумажка, — пояснил он, кивая на расстегнутую ширинку. — Проверим, как она отреагирует. — Он наконец расправился со всеми пуговицами. — Подними руки.

Ей пришлось повиноваться. Он стянул с нее халат и отбросил на кровать.

Джефф потянулся вперед, чтобы расстегнуть ее бюстгалтер, и Миа затаила дыхание, когда легкий шелк соскользнул с ее плеч. Увлекаемый тяжестью протеза, он упал ей на левое запястье. Воспоминание о том, как выглядело ее тело, отраженное в зеркале, молнией пронзило ей мозг, и она в отчаянии зажмурила глаза, стараясь побороть в себе желание сбежать, укрыться от его взгляда.

— Ну же, Миа, — подбодрил он ее, и в голосе его послышалось удивление. — Ты словно кролик, попавший в ловушку. Ты что, не можешь расслабиться?

60
{"b":"6043","o":1}