ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Обними меня еще раз, — попросил он. — Пожалуйста.

И она заключила его в кольцо своих рук, ощущая в самой себе силу, в которой он так нуждался и о которой она уже забыла. После нескольких томительных минут Джефф отпрянул от нее.

— Благодарю, — произнес он. Его улыбка стала какой-то сонной. — И, Миа?

— Хм-м-м? — Она щелкнула его по колену.

— Волосы на моей голове явно намного темнее твоих.

Кармен раздевалась у себя в спальне, когда услышала музыку. Она выключила свет и встала на колени возле окна. Трое ее жильцов в полном составе сидели на крыльце Криса — он и Миа на плетеных стульях, а Джефф на ступеньке, прислонившись к перилам. Крис играл на гитаре, и Джефф самозабвенно отбивал ритм. Поначалу ей показалось, что у него на коленях есть какой-то тамбурин, но, вглядевшись повнимательнее, Кармен поняла, что он играет на ложках. Все трое пытались петь, безбожно перевирая слова «Дыхания волшебного дракона». Миа хохотала так, что едва не падала со стула.

Кармен, невольно стараясь принять независимый вид, скрестила на груди руки. Она может надеть сейчас джинсы и рубашку, выйти и присоединиться к ним, но ей слишком хорошо было известно, что случится потом. Легкая непринужденность общения, витавшая между теми тремя, тут же разрушится, и она станет для них еще более неприятна, чем была до сих пор.

Она долго простояла так возле окна — так долго, как смогла вытерпеть. А потом, когда чувство одиночества стало непереносимым, она закрыла окно и отправилась спать.

ГЛАВА 33

Дом выглядел игрушечным — изящные легкие очертания, белоснежная штукатурка в испанском стиле — просто не дом, а картинка с рекламного проспекта по продаже недвижимости в заливе Санта-Моника. Кармен на всякий случай сверилась с адресом, записанным в ее блокноте. Нет, все верно. Жанет Сафер. Женщина, с которой Джефф был близок во время своего обучения в Эм-Ай-Ти.

Кармен начала с оказавшихся весьма плодотворными проверок регистрационных книг в библиотеке Эм-Ай-Ти, — но тут выяснилось, что собственный муж библиотекарши учился вместе с Джеффом. Он был также приятелем Жанет Сафер, и у него имелся ее адрес в Санта-Монике. Кармен ужасно везло. Однако, живя в Калифорнии, Жанет Сафер почти наверняка могла слышать про кудесника из Долины Розы, и Кармен нужно было проявить предельную осторожность, объясняя свой интерес к личности Роберта Блекуэлла. Однако рекомендация, полученная ею у старого приятеля Жанет, сослужила ей хорошую службу.

Вполне удовлетворившись ею, Жанет отнеслась к просьбе Кармен дать ей интервью даже с энтузиазмом. — Роб Блекуэлл! — воскликнула она. — Я часто думала о том, что с ним стало.

Кармен осторожно последовала по извилистой крутой тропинке, ведущей к дому. Хотя сад перед домом выглядел опрятным и ухоженным, само здание при ближайшем рассмотрении выглядело так, словно оно подверглось нескольким землетрясениям. Штукатурка там и сям потрескалась, а от красных кирпичей фундамента поотвалились весьма изрядные куски. Однако дом все равно стоил немало, так как стоял на самом берегу залива.

Женщина, открывшая Кармен дверь, оказалась всего лишь служанкой, а хозяйка стояла на крыльце дома.

— Кармен Перес? — Жанет Сафер была высокой и привлекательной. Волосы она стягивала в конский хвост. Когда она улыбалась, на щеках появлялись чудесные ямочки.

— Да. А вы — Жанет Сафер?

— Именно. — Женщина отступила назад, давая ей пройти, и Кармен чуть не налетела на маленькую девочку, вцепившуюся в ногу Жанет. Кармен ласково приподняла лицо малышки, когда проходила мимо, и была захвачена врасплох, встретившись с глазами ребенка, отмеченными явными признаками синдрома Дауна. Ее сердце, казалось, остановилось. Ей надо было взять интервью у этой женщины по телефону.

— Это Келли, — представила Жанет.

— Пивет, — заулыбалась Келли.

— Привет, Келли, — попыталась ответить ей улыбкой Кармен, которую бросало то в жар, то в холод. Келли было не больше четырех-пяти лет от роду, и поразивший ее недуг явственно проглядывал и в приземистом, широкоплечем теле, и в миндалевидном разрезе глаз. Кармен все время хотелось спрятать взгляд. Она еле справлялась с накатившей на нее волной страха — того животного, неумолимого страха, который испытывает человек, попавший в кипящий водоворот волн на утлой лодчонке с одним веслом. В последние пять лет она старалась не замечать существования на свете больных детей — а фактически, она отгородилась от всех детей вообще — даже встречая их на улице, она старалась перейти на другую сторону и потом постараться поскорее позабыть о встрече. И лишь во сне, в мучивших ее кошмарах, она не имела возможности от них спрятаться.

Жанет провела гостью в маленькую кухню, где усадила Келли за детский столик, на котором лежал альбом и цветные мелки для рисования. Кармен совершенно не устраивало то, что девочка остается с ними — она смогла бы хоть немного прийти в себя, если бы этого ребенка тихонько препроводили в другое помещение, где она бы и оставалась в течение ближайшего часа.

Кармен уселась возле покарябанного стола цвета опавшей дубовой листвы. Кухня ничем не выделялась среди сотен подобных ей, которые довелось посетить Кармен в этих старинных тесных калифорнийских домиках. Видавшая виды кухонная мебель выставляла напоказ свои бока, сменившие за долгую жизнь не менее десятка оттенков защищавшей их краски, — на сей раз она была ярко-синей. Стены покрывал потрескавшийся кафель.

— Вы не выпьете грушевого сидра? — спросила Жанет, вынимая из холодильника запотевшую бутылку. — О, это было бы чудесно, — отвечала Кармен. Ее глаза безотрывно следили за Келли, которая все листала страницы своего альбома для раскрашивания, пока не остановилась на картинке с птичкой, сидевшей на дереве. — Роб Блекуэлл. — Жанет налила вино в бокалы и мечтательно покачала головой. — Вспышка прошлого. — Она пододвинула Кармен ее бокал и уселась за стол напротив нее, поближе к дочери. Волосы, собранные в хвост на затылке, делали ее намного моложе. В ушах у нее красовались тяжелые серебряные треугольники сережек, и к тому же с левого уха свисали три маленькие серебристые капельки, приятно сочетавшиеся с большими серьгами. Щеки ее вдруг порозовели, и Кармен отнесла это обстоятельство к действию на Жанет воспоминаний о прошлом.

— Возьми, милая. — Жанет помогла Келли раскрыть коробку с мелками, а Кармен положила свой диктофон на середину стола и нажала кнопку.

— Итак. — Жанет пододвинула детский стульчик поближе к столу. — Что бы вы хотели о нем узнать?

— Постарайтесь рассказать мне про него все, что сумеете вспомнить. Опишите мне ваши с ним отношения.

— Ну, — Жанет устроилась на своем стуле с нотами и обхватила колени, — Роба нельзя было назвать обычным парнем, если вы понимаете, про что я толкую.

Кармен отпила глоток вина и кивнула.

— У меня уже сложилось такое впечатление из разговоров с другими людьми. — Она не собиралась выдавать факт своего личного знакомства с Джеффом.

— Он был во всех отношениях выдающейся личностью, — продолжила Жанет. — Единственное, с чем у него постоянно возникали трудности, — это связь с другими людьми. Он был одним из тех, кто боится слишком сближаться с другими. Он старался избежать излишней, по его мнению, близости. Сколько раз мы сходились с ним заново, и все было отлично, как вдруг он начинал ухаживать за какой-то другой девушкой, стараясь, чтобы я тут же об этом узнала. Поначалу я ничего не понимала.

Мне казалось, что он делает это с целью возбудить во мне ревность. — Она улыбнулась, глядя на свой бокал. — Действительно, я ревновала. А он просто пугался, когда наши отношения заходили слишком далеко. Он по-настоящему любил меня, и это страшило его. Он потерял мать. Потом он потерял человека, которого считал своим отцом. Естественно, он боялся, что отныне ему предстоит лишь терять всех, кого бы он ни полюбил в своей жизни. Кармен нахмурилась. Джефф потерял своего приемного отца?

62
{"b":"6043","o":1}