ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Келли тем временем сосредоточенно пыталась нажать какую-то кнопку на лежавшем на столе диктофоне, пока мать не взяла ее за руку и не вернула на страницы альбома с картинками, не сказав ни слова.

— Вы сказали, что он потерял своего отца, — произнесла Кармен. — Это значит, что он умер или по-прежнему находился под арестом, когда вы с Робом были близки?

— Он сидел в тюрьме. Вам все известно об этом обстоятельстве?

— Немного.

— Как бишь его звали? — спросила Жанет. — Джефферсон?

— Джефферсон Ваттс.

— Роб был очень сильно привязан к нему, — покачала головой Жанет. — Он каким-то образом умудрялся совершенно не брать в расчет то, что этот человек нарушил закон — хотя это было очень давно — и даже убил двух человек.

— Двух человек?

— О да. Я не помню уже всех подробностей. Роб никогда толком ничего мне не рассказывал — не считал это существенным. Когда его отца арестовали, он давно уже вел честную жизнь, и мне кажется, что Роба больше всего волновало именно это. Я ни разу не встречалась с его отцом. Однако Роб постоянно писал ему письма И вспоминал его по всякому поводу.

— Мам-м-м-а. — Келли отвлеклась от исчирканного жирными коричневыми и синими полосами рисунка. — Лам-мася. — И она протянула Жанет синий мелок, которым только что возила по бумаге.

— Я сейчас починю его для тебя, мой цветочек. — Жанет отрезала от кончика мелка около дюйма и вернула его девочке, а у Кармен внезапно возникло желание изменить тему их интервью. Что вы ощущали, когда она родилась на свет? — хотелось ей спросить у Жанет. Вы впали в депрессию, из которой, казалось, уже не выкарабкаетесь до конца своих дней? Вам известны причины, вызвавшие эту болезнь? И считаете ли вы кого-нибудь — или что-нибудь — виновным в этом?

— Однажды, — продолжала Жанет свой рассказ, — Роб зачем-то прочитал мне письмо своего отца. Он писал, что Роб должен как следует вкалывать в школе, что у него большие задатки и он многого может добиться собственными силами. Он советовал Робу жить в согласии с законами и никогда не впадать в ошибки, подобные тем, которые совершил он сам, — ну и все в таком духе.

— И Роб следовал его советам? Жил в согласии с законом?

— Роб? О Господи, да конечно. — Жанет рассмеялась, не донеся до рта стакан. Она поставила его обратно на стол. — Он всегда и во всем был кристально честен Мне никак не удавалось поверить в то, что он вырос в доме преступника. — Жанет поморщилась. — Он бы наверняка порвал со мной, если бы я высказала это при нем.

— Как долго вы были с ним близки?

— Около трех лет. Наши последние три года в Эм-Ай-Ти. Я одна из немногих девушек, окончивших этот колледж — Она отвлеклась на то, чтобы извлечь из холодильника еще один кубик льда и бросить его в свой бокал. — Я чувствовала себя тогда так плохо — Она снова уселась напротив Кармен. — Я была здорово напугана, когда он вдруг заговорил о женитьбе, детях и всем таком. Ведь я сама до этого требовала от него постоянного внимания, говорила, что он должен более серьезно относиться к нашим отношениям, а когда он действительно все это сделал, я же пошла на попятный.

— Почему вы это сделали?

— Ну, как я уже говорила, Роба нельзя было назвать обычным парнем, и вот когда я стала думать, как будет выглядеть моя жизнь замужем за кем-то, настолько… не входящим ни в какие рамки, я попросту испугалась. — Жанет огорченно сдвинула брови — Он был слишком непоседлив, порывист. Плюс к тому — абсолютно без денег. Он получал стипендию и подрабатывал помощником преподавателя, чтобы не помереть с голоду. И вот я представила себе нашу совместную жизнь и то, как нам надо будет содержать детей на неизвестно какие деньги, да к тому же его связь со старым убийцей-наркоманом и этим его полоумным дружком, Кентом Ридом…

— Он все еще дружил с Кентом?

— Так вам известно о нем?

— Кое-что. — Кармен сразу подумала о том, не мог ли муж библиотекарши в Эм-Ай-Ти знать, паче чаяния, нынешний адрес мистера Рида.

— Бог ты мой, вот кто был по-настоящему одержимым. — Жанет поежилась. — О да, к несчастью, Роб и тогда все еще был с ним дружен. Кент окончил школу и потащился вслед за Робом в наш колледж, и почему-то Роб считал, что будет очень весело, если я сведу с Кентом одну из моих подруг и посмотрю, что из этого выйдет. Я тут же посоветовала ему выбросить эту мысль из головы — я слишком хорошо отношусь к своим друзьям, чтобы выкидывать с ними подобные штуки.

Келли потеребила мать за руку.

— Шо-ок?

— Апельсиновый или яблочный? — Жанет снова поднялась со стула и полезла в холодильник.

— Ап-па. — Келли отложила свой мелок и оперлась ручками прямо на свой рисунок в ожидании, пока ей нальют сока. Что-то в этом ее жесте — терпеливо сложенных маленьких пухлых ручках — задело Кармен до боли в сердце. Она хотела было отвести взгляд в сторону и не смогла — что-то завораживающее было в темных мягких завитках волос и ямочках на щеках, так напоминавших материнские.

Я не желаю этого чувствовать. Я не желаю чувствовать вообще ничего, старалась успокоить себя Кармен.

Она неотрывно следила за тем, как Келли получила свой стакан сока и отпила из него большой глоток, а потом с усилием переключила свое внимание обратно на Жанет.

— Что вы можете сказать о Кенте?

— О Боже. — Жанет откинула со лба челку. — Он был такой долговязый. И в то же время весь корявый, как пень. У него была привычка шокировать окружающих видом своей изуродованной руки. И он постоянно хныкал. По-моему, он только этим и занимался с утра до вечера. Он мог довести вас — или по крайней мере меня — до белого каления, сказав всего две-три фразы. И никогда не упускал случая поиздеваться над вами. — Она прищурилась, что-то вспоминая. — Я помню, он был президентом нашего шахматного клуба, но во время одного из турниров его вышвырнули оттуда за «отсутствие спортивного духа» — а попросту за то, что он запустил шахматной доской в обыгравшего его противника.

— Но что же заставляло Роба продолжать дружить с ним?

— Я и сама не могу понять. Хотя он это отрицал, но я полагаю — всему виной его изуродованная рука.

— Вы хотите сказать, что он жалел Кента, поскольку тот был калекой?

Джефф Кабрио — покровитель слабых.

— Ну, нет, я имею в виду то, что он чувствовал себя виноватым в том, что Кент покалечился, поскольку он был тому причиной.

— Я ничего об этом не знаю. — Кармен взглянула на диктофон, проверяя, все ли в порядке. — Я слышала, что Кент потерял несколько пальцев, когда учился в школе, — она с осторожностью подбирала слова, — когда хотел подложить бомбу в шкафчик другому ученику.

— Хм-м-м, — поколебалась Жанет. — Я думала, вам это известно. Я, очевидно, забылась, беседуя с вами.

— Решайте сами, Жанет, говорить вам дальше или нет. — Кармен старалась сохранить ровный гон, однако ее пальцы нервно сжали бокал.

— Ну, что ж, это правда — Кент потерял пальцы, когда хотел подложить бомбу, но сделал-то эту бомбу Роб Хотя он и в мыслях не имел подкладывать ее кому-нибудь в шкафчик, и все произошло без его ведома.

— О Господи. — Кармен поставила свой бокал на стол, опасаясь, что будет видна дрожь в руках.

— Однако все было именно так. И это наверняка делало Роба в какой-то степени зависимым от Кента, но кроме того, я не сомневаюсь, что Кент сумел каким-то способом его заколдовать, что ли. Все остальные Кента на дух не выносили, хотя Роб никогда не выбирал себе друзей, думая об их популярности. Это его совершенно не волновало. — Жанет тяжко вздохнула, словно воспоминания физически измотали ее. — Ну так вот, поскольку мне пришлось бы мириться и с приемным отцом, и с Кентом, я не желала вешать себе на шею эту компанию и рожать в такой обстановке детей. — Она несколько нравоучительно посмотрела на Кармен. — Я не видела перед собой достойною будущего замужем за Робом.

Кармен кивнула, но от нее не укрылось, как повлажнели у Жанет глаза.

— Мне очень тяжело дался этот выбор. Я не могла найти себе места еще долгое время после того, как порвала с ним Я до сих пор вспоминаю о нем иногда, думаю, насколько моя жизнь была бы иной, чем сейчас. К примеру, у меня не было бы вот ее. — Она ласково погладила по спине дочку, и Кармен кивнула сперва из сочувствия, но в следующее мгновение поняла, что в голосе Жанет нет и следа сожаления. Эта женщина искренне радовалась тому, что выбрала путь, на котором обрела свою дочь. — Я не могу себе представить жизни без нее, — заключила Жанет.

63
{"b":"6043","o":1}