ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты нашел в Сан-Диего о все, что тебе было нужно? — спросила Миа.

— Благодарю, я нашел в Сан-Диего даже больше того, чем хотел, — отвечал он с грустной улыбкой.

— Что ты имеешь в виду?

— Да нет, ничего определенного. — Он встряхнул головой, стараясь взбодриться, а потом поднялся и направился к двери — Миа, мне, наверное, придется нынче как следует поработать. Я и так весь день проколесил по штату, так что надо хотя бы сейчас заняться делом.

— А как насчет обеда? — нахмурилась Миа. — Я тогу кое-что приготовить.

— Что? — Он словно и не слышал ее вопроса — Ах, обед. Нет, спасибо, я не голоден.

Она не нашла в себе отваги спросить, увидит ли она его вообще сегодня вечером. Она боялась, что он ответит ей так, что им впервые за эту неделю придется спать врозь. Она не желала слышать ею ответов.

Уже далеко за полночь, когда она лежала в кровати не смыкая глаз и тихо плакала, раздались его шаги в гостиной. Она торопливо осушила слезы и лежала, не двигаясь, пока он разделся и скользнул к ней под одеяло. Он нежно обнял ее, уютно устроив голову на сгибе ее локтя, и она всем телом ощутила его усталость Сейчас он будет спать, он не в силах разговаривать, не в силах заниматься любовью. В этом нет ничего страшного. Ведь он здесь, возле нее.

— Я боялась, что ты не захочешь сегодня спать со мной, — прошептала Миа, и Джефф шепнул ей что-то в ответ — совершенно неразборчивое, ведь он уткнул лицо в ее плечо, — однако она смогла уловить в его шепоте «я люблю тебя».

Посреди ночи Миа проснулась. В комнате было темно и тихо, однако вой койотов звучал так пронзительно, что казалось, их целая стая устроилась распевать свои песни прямо у нее под окном. Она перекатилась на другой бок, чтобы потеснее прижаться к Джеффу, однако ее руки наткнулись на пустые простыни.

Она встала с кровати, накинула халат и вышла из спальни. Она не нашла Джеффа в ванной, да и гостиная оказалась пустой и темной, за исключением нескольких квадратов лунного света, проникавшего через окна на пол. Однако входная дверь оказалась открытой. Миа вышла на крыльцо.

Он сидел на освещенных луной ступеньках и даже не повернул в ее сторону головы, когда она устроилась рядом. Из каньона раздалось очередное завывание, и Миа вздрогнула. Джефф не смотрел в ее сторону, однако она могла различить угрюмую складку его губ и влажный блеск пота на щеках. А может, это были слезы?

Она, повинуясь внезапному порыву, обняла его спину и прижалась щекой к плечу.

— Ты не хочешь поговорить?

Она почувствовала, как Джефф покачал головой.

— Нет, — промолвил он, однако протянул руку и зажал в горсти рукав ее халата. Миа успокоилась. Ему приятно ее присутствие.

— Это был сон, — сказал он. — Кошмар. Я увидел лица детей, погибших в огне. Я видел, как они горели. Я мог расслышать их крики. Их мольбы о помощи.

— Койоты, — сказала Миа.

— Возможно. Да, скорее всего, их вой спровоцировал этот кошмар.

Он прижался губами к ее виску, и она закрыла глаза от счастья. Она не будет спрашивать его о жене. Ни сейчас. Ни потом. Никогда. Он здесь, рядом с ней. А все остальное не имеет никакого значения.

ГЛАВА 36

Кармен аккуратно подрезала стройные стебли розовых кустов у себя в саду и взглянула на часы-браслет. Менее чем через час ей надо будет ехать на работу, и она старалась не думать о том, что ей предстоит. Сегодня утром, когда она еще не успела подняться с постели, ей позвонил Крейг Морроу и сообщил о катастрофе. Маленький школьный автобус — один из тех, что развозят детей по всяким летним мероприятиям, — не удержался на повороте дороги над водоотстойником и опрокинулся в каньон. Погиб водитель и трое детей. Крейг хотел встретиться с ней на месте происшествия в десять часов, когда туда прибудет подъемный кран, чтобы извлечь остатки автобуса со дна ущелья. Ей предстояло взять интервью у членов семей, которым принадлежали погибшие дети, и привнести в репортаж элемент человеческой трагедии, дабы сделать его более интересным.

Это выглядело словно экзамен, причем такой, про который Кармен не смогла бы уверенно сказать, что справится с ним. Впервые со дня своего возвращения на работу она почувствовала, что ее силы на исходе. Она не сможет этого сделать, она не сможет смотреть на обугленную землю, на которой в муках погибали дети, не сможет беседовать с семьями, чья боль утраты так свежа, чьи душевные раны так мучительно кровоточат. Однако она согласилась встретиться с Крейгом, с усилием произнося каждое слово и надеясь лишь на то, что, когда острота первого испуга пройдет, она сможет взять себя в руки и спокойно выполнить свое обещание. Она подумала было, что возня с розами успокоит ее, но каждое движение вызывало у нее очередной приступ тошноты.

Казалось, солнце печет сегодня еще беспощаднее, чем обычно. Почувствовав, как начинает саднить кожу у нее на щеках, Кармен оставила на земле обрезанные стебли и поплотнее надвинула на лоб свою широкополую шляпу. В этот миг она заметила приближающегося к ней Джеффа Кабрио. Он как раз пересекал полосу мертвой иссушенной земли между его коттеджем и садом, его шаги были широкими, хотя и неторопливыми. Кармен почти бессознательно принялась расправлять рукава своей кофты и возилась с застежками на запястьях, когда Джефф оказался рядом с ней.

Он уселся на край одной из клумб и внимательно окинул взглядом сад.

— Вы немало поработали со своими розами, — сказал он. — В ваших условиях почти невозможно добиться того, чтобы они не только росли, но и цвели к тому же.

Кармен скептически разглядывала его. Далеко позади него, над вершиной горы Паломар, небо алело от пожара, бушевавшего в покрывавших гору лесах. На этом необычном фоне фигура Джеффа казалась сошедшей с картины художника-сюрреалиста.

— Благодарю вас, — произнесла она наконец.

Он поднял с земли садовые ножницы и принялся измельчать ими обрезанный конец стебля. Потом снова выпрямился и, щурясь от слепящего солнца, посмотрел на нее.

— Я вчера видел Дастина, — сказал он.

Она невольно подняла руку к горлу, словно защищаясь.

— Вы… что вы хотите этим сказать?

— Мне необходимо было поехать вчера в Сан-Диего, и Крис предложил мне составить ему компанию По дороге мы становились в доме ребенка и провели там некоторое время в обществе вашего сына.

— Понятно. — Ее щеки пылали. Она опустила голову. До сей поры никто не отважился напомнить ей о Дастине как о ее сыне. Никто, кроме Криса, да и тот предпочитал обходиться недомолвками. Кармен провела рукой, затянутой в садовую перчатку, по сухой земле вокруг розового куста. — Крис рассказал вам, почему он стал таким, как есть?

— Да.

У Кармен перехватило дыхание. Неожиданные откровения Криса перед чужим человеком она восприняла как предательство.

— У этого типа отсутствует стыд.

Джефф выразительно зажмурил глаза.

— Он переполнен стыдом. Стыдом и раскаянием.

— И все равно он не должен был ничего вам рассказывать, — взглянула на него Кармен из-под полей своей шляпы. — Моя жизнь совершенно вас не касается.

— Тогда как моя является публичным достоянием?

Она вздохнула, чувствуя, как по ее губам пробежала тень улыбки.

— Справедливо.

— Вы помните, вам сказали, что он умрет, а он не умер, — горячо заговорил Джефф, весь подавшись вперед. — Так вот, поверьте мне, он и сейчас не собирается умирать — по крайней мере в скором времени.

— Послушайте, Джефф. — Она, словно защищаясь, вскинула руки. — Я не в состоянии разговаривать об этом прямо сию минуту. Меньше чем через час мне предстоит встреча с несколькими семьями, только что понесшими тяжелые утраты, и я не способна сейчас думать ни о чем, кроме этого. Пожалуйста, постарайтесь выбрать более подходящее время для своих лекций о материнстве.

Джефф не сводил с нее глаз, и в его взгляде чувствовалось недоверие.

— Вы имеете в виду перевернувшийся автобус с детьми?

— Да.

— Вы собираетесь травить своими вопросами родителей, всего пару часов назад потерявших своих детей?! — Его голос срывался на визг.

69
{"b":"6043","o":1}