ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она наклонилась, чтобы поцеловать его. Его руки скользнули под полотенце, освобождая ее тело от складок влажной ткани. Он раздвинул ей ноги, наклонился вперед, и последнее, что она осмысленно помнила перед тем, как впасть в томительное забытье, были холодные синие огоньки звезд на небе.

ГЛАВА 40

Кармен чувствовала себя абсолютно спокойно, и это обстоятельство приятно удивило и обрадовало ее саму. Сидя в приемной Денниса Кетчума, она ожидала, когда ее вызовут в святая святых — его личный кабинет, — и при этом даже не пыталась строить догадок о том, что он станет ей предлагать и что она должна будет сказать ему в ответ. Пожалуй, она не станет вцепляться в нынешнее предложение, как собака в пробенную кость. С этим ей лучше обождать, а пока лишь попросить прибавку к жалованию. Когда Кетчум позвонил ей прошлым вечером и пригласил на сегодня к себе в офис, его голос был таким дружеским и многообещающим, что Кармен не удержалась от мысли: "Вот оно, наконец. Он собирается вернуть мне мое «Утро в Сан-Диего».

В окно были видны дождевые тучи, клубившиеся над Долиной Розы. Сегодня был третий дождливый день. Во вчерашнем выпуске новостей она объявила населению планируемый Джеффом график: три дня дождя, два дня солнечной погоды — и так снова и снова, пока земля Долины Розы полностью не оправится от последствий засухи, а резервуар-водохранилище не заполнится до отказа. Он объявил, что солнце необходимо для правильною жизненною цикла растений. Лишь кое-кто из маловеров возмущался таким неестественным явлением, как расписание погоды, — подавляющее большинство было только радо и собиралось отпраздновать окончание засухи на многочисленных пикниках на природе, благо хорошая погода была им гарантирована.

Неожиданно дверь офиса распахнулась.

— Кармен? — с улыбкой окликнул Деннис. — Входи. Она последовала за ним в его богато и со вкусом обставленный кабинет и села в предложенное кресло возле широкого вишневого стола.

— Ну, начнем с того, что каждый раз, когда я смотрю на эти дождевые тучи за окном, я вспоминаю о тебе. Именно — о нашей Кармен Перес. Должен признаться, я до самого конца не верил, что Кабрио окажется чем-то стоящим. Мне казалось, что это все твои фантазии, но я не очень придавал этому значения, поскольку большая часть публики в Сан-Диего просто была рада включить «Новости после девяти» и обнаружить, что ты вернулась на экран. Но это уже что-то, Кармен, — он кивнул в сторону дождливой панорамы за окном. — Это действительно что-то особенное.

О, как давно ей доводилось в последний раз слышать от него такую откровенную похвалу!

— Бывали моменты, когда я сама начинала сомневаться. — Она поудобнее устроилась в кресле, закинув ногу за ногу. — А зачем ты хотел меня сегодня видеть?

Он приподнял стопку бумаг, лежавших на краю его стола, и передвинул их поближе к себе.

— Мы еще не обработали данные полностью, но одно ясно — твоя популярность возросла, и я хочу, чтобы ты об этом знала. — Он взглянул на нее из-под своих кустистых бровей. — Твоя популярность сильно возросла.

Она постаралась скрыть свою растерянность. Не может ли быть так, что она попросту не понимает его, или он решил подольше поиздеваться над ней, продлевая ее недоумение.

— И что, по-твоему, я должна сделать, чтобы оправдать свою возросшую популярность? — Она натянуто улыбнулась, стараясь достойно принять то, что она посчитала за брошенный себе вызов.

— «Новости из северных районов», — сказал он. — Не тот мизерный кусок, который тебе достался поначалу, а весь обзор. С начала и до конца.

Нет, он не собирался издеваться. Кармен старалась сохранить самообладание, однако ее спина покрылась холодным потом.

— Деннис, — тут же пошла она в наступление, — я до сих пор искренне надеялась, что ты предложишь мне вернуться в «Утро».

— «Утро в Сан-Диего»? — Он выглядел таким удивленным, что было абсолютно ясно — ему и мысль об этом в голову не приходила.

— Ну да. — Она постаралась улыбнуться, чтобы не дать ему догадаться, как всерьез она на это рассчитывала. — Ты разве не читал на днях статью в «Юнионе»?

— Да, — с запинкой отвечал он, нахмурившись, — но…

— Но послушай, Деннис. — Кармен подалась вперед, навалившись на стол. Ее голос звучал так храбро и решительно, словно они были равными. А ведь когда-то она только таким тоном разговаривала с ним, ни капли не смущаясь перед властью, которой он был наделен. — Я хочу вернуться в свою программу. Зрители хотят видеть меня в ней. Я создала «Утро».

— И ты сделала это прекра…

— Меня не волнует все остальное. Я…

— Погоди, Кармен. — Он вытащил из пачки сигарету, разжег ее и сделал долгую затяжку. — Ты создала «Утро». Ты создала тот стиль и приемы, которые сделали эту утреннюю программу вне конкуренции. И никто у тебя этого не отнимет. — Он прищурился и наклонился вперед. — Но ведь ты больше не являешься той властной хладнокровной ведущей, какой была. Одного взгляда на тебя достаточно, чтобы понять — у тебя исчезла былая хватка. Ты великолепно подала историю Кабрио, но это совсем другой стиль — это то, что принято обсуждать в семейном кругу за чашкой чая.

— Нет, и…

— И Крейг сказал мне, что ты не хотела делать репортаж с места катастрофы, которая случилась на прошлой неделе.

И как только Крейгу удалось об этом догадаться? А ей-то казалось, что она прекрасно скрыла панику от его приглашения в тот день?

— Джефф Кабрио занимался установкой своего оборудования.

— На крыше, да. Я знаю. — Он откинулся назад, не спуская с нее скептического взгляда, и она отвела глаза. Он видит ее насквозь. Ему известны ее собственные сомнения. Когда он заговорил снова, его голос был по-отцовски мягок, и ей стоило большою труда смириться с этим покровительственным тоном. — Ну что ж, валяй, расскажи мне, какие у тебя есть идеи по поводу «Утра».

Она прочистила горло и постаралась посмотреть ему прямо в глаза, пытаясь вернуть хотя бы толику былой храбрости.

— Я начну с шоу, которое запомнят надолго. Я соберу всех, у кого брала интервью о Джеффе Кабрио. Людей из его прошлого. Людей, знакомых с секретами, которые он так старательно прячет от окружающих.

— Дальше. — Деннис пошевелился в кресле, и оно заскрипело под его весом. Вроде бы он выглядел достаточно заинтересованным.

— Денни, Кабрио скрывает что-то важное, я пока сама не знаю, что именно — но не остановлюсь, пока не раскопаю все до конца. — Она подивилась, как уверенно и сильно звучит ее голос, словно она отродясь не испытывала мучительных сомнений в правомочности такого бесцеремонного вмешательства в личную жизнь Джеффа. Наверняка это заставит Джеффа проклинать ее до конца своих дней, но для Кармен это был единственный, на ее взгляд, способ выбраться из ловушки, в которую она попала. Единственное, в чем она была уверена, — это в том, что ей не удастся восстановить свой имидж, размениваясь на мелочи в «Репортаже из северных районов». Как только иссякнет шкатулка Шахерезады в виде истории Джеффа Кабрио, как только прекратятся пожары и исчезнет проблема засухи — ее опять отправят готовить сообщения об играх младшей лиги и урожае авокадо с окрестных ферм.

— Похоже, ты еще не исчерпала свой запас прочности, Кармен, и это меня радует. — Деннис встал из-за стола — Послушай, я бы не хотел что-то переделывать в «Утре» именно сейчас, однако я постоянно стараюсь придумать для тебя нечто достаточно основательное в «Новостях после девяти». Поверь пока моему обещанию, хорошо? Ты проделала отличную работу. Ты показала, что у тебя есть характер. И я не собираюсь держать все это под спудом.

ГЛАВА 41

И вот Кармен вновь садится в самолет, который доставит ее на Восточное побережье, на сей раз в Филадельфию Деннис Кетчум без проволочек предоставил ей для поездки пару дней. Она сказала ему, что это будет большое, объемное интервью. На сей раз она точно знала, с кем будет беседовать.

80
{"b":"6043","o":1}