ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может, он голоден? — Кармен осторожно приподняла подол его пижамы и невольно скривилась при виде питательной трубки. — Или просто мокрый? Не из-за этого ли он плачет?

— Никто толком не знает, отчего он плачет, — сказал Крис, выпрямившись. — Он плачет, и все.

Кармен прикоснулась к ручке Дастина, стараясь двигаться так же ласково и неторопливо, как это только что делал Крис, но ее жест вызвал лишь новый всплеск бурных рыданий.

— Он не подпускает меня к себе. — Кармен в отчаянии заломила руки.

— Дело совсем не в тебе, Кармен. Он так ведет себя со всеми. Иногда ему помогает ласка. Иногда он успокаивается, если его берут на руки. А чаще всего не помогает ничто, так что ты не расстраивайся из-за сегодняшней неудачи. Давай-ка я попробую его покатать. — Он подогнал вплотную к кровати кресло-каталку, а потом осторожно поднял Дастина, не обращая внимания на его протестующие вопли и судорожные движения.

— Не повреди ему, — захлопотала над ними Кармен. — Его питательная трубка. Она может причинить ему боль, когда ты его поднял, или…

— Эй, — с ухмылкой остудил он разгоревшийся в ней родительский пыл. — Я уже не первый год его поднимаю, — и он уселся в каталку, удерживая на руках своего ревущего, скорченного сына, и принялся петь. На втором куплете рыдания стихли. Крис почувствовал, как расслабилось маленькое тело у него на руках.

— Сработало, — улыбнулась Кармен. — Ты успокоил его.

Он поднял глаза на ее сияющее лицо и прочел на нем желание прикоснуться к своему ребенку.

— Хочешь попробовать подержать его?

— Да.

Он поднялся, уступая Кармен место на каталке. Затем он осторожно опустил Дастина ей на руки. Малыш немедленно принялся вырываться и плакать, и Кармен стоило труда, чтобы не уронить его.

— Какой он сильный, — заметила она, и Крис рассмеялся от неподдельной материнской гордости, прозвучавшей в ее голосе.

— Спой ему, — посоветовал он. — Мне кажется, это чаще всего действует на него успокаивающе.

— Ты же знаешь, какая из меня певица.

— Это неважно. Он не слышит тебя, ты помнишь? Он улавливает одни вибрации.

— О да, только тебе придется тогда выйти.

— Ну попробуй поговори с ним. — Он пододвинул к каталке стул и уселся рядом, тихонько поглаживая руку Кармен сквозь рукав ее блузки.

— Дасти, — начала Кармен, стараясь увернуться, когда он слишком резко мотнул головой у нее под подбородком. Чтобы он не ударился, ей пришлось прижать ему руку ко лбу. — Твоя мама любит тебя, Дасти, хотя она и выбрала не лучший способ, чтобы это продемонстрировать. И несмотря на это она думала о тебе каждый день, каждый Божий день.

При звуках ее голоса Дастин, вероятно, что-то почувствовал. Он перестал плакать, и Крис вознес горячую безмолвную благодарственную молитву за своего сына. Дастин привалился к Кармен, голова его лежала у нее на груди, а плечи все еще сотрясались от периодически возобновлявшихся всхлипываний. Крис почувствовал слабый укол ревности, увидев это. До сих пор он считал себя единственным, кто был способен заставить Дастина прекратить плакать.

Они просидели так около четверти часа, и Кармен непрерывно говорила с Дастином. Казалось, она целиком поглощена общением с сыном, почти не замечая того, что здесь присутствует Крис, что он все видит и слышит. Однако через какое-то время она обратилась к нему.

— Он останется таким навсегда, да? — спросила она. У Криса сжалось горло, но он не отвел в сторону своего взгляда.

— Да.

Она прижалась губами к его лбу, и Крис представил себе тот запах, который она сейчас ощущает, — слабый свежий аромат шампуня, которым здесь пользуются.

— Навсегда, — прошептала Кармен, пряча лицо у Дастина в волосах. — Моя любовь к тебе навсегда.

Тина постучала в дверь, заглянув в комнату. Она улыбнулась, увидев Дастина, спокойно сидевшего на коленях у Кармен.

— Просто зашла проведать, как вы туг управляетесь, — пояснила она. — И вижу, что у вас все идет отлично.

— Но ведь он перед этим плакал, — сказала Кармен. — Почти непрерывно. Как часто с ним такое бывает?

Тина вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

— Такие малыши, как он, плачут довольно часто. — Она пожала плечами. — Боюсь, это просто одна из их привычек.

— Но вы ведь видели, что он успокаивается, если его держать на руках, — кивнула Кармен на своего сына.

— Вовсе не всякий раз, — вмешался Крис, не желая, чтобы у Кармен сложилось впечатление, что все это так легко.

Кармен приподняла голову, ее взгляд перебегал с Криса на Тину и обратно.

— Но разве нельзя хотя бы попытаться? Или здесь не хватает персонала? Если он начинает плакать, разве некому провести с ним хотя бы несколько минут, чтобы подержать его на руках?

— Если мы станем держать на руках каждого плачущего ребенка в этом доме, мы только этим и сможем заниматься, — покачала головой Тина.

— Кроме того, с ним надо говорить в такие минуты, — не унималась Кармен. — Он явно реагирует на это.

Тина вздохнула.

— Простите меня за грубость, миссис Перес, но мне кажется, что я все же знаю о Дастине и его привычках гораздо больше, чем вы. Я каждый день ухаживала за ним на протяжении последних четырех лет.

И за все это время ты сама ни разу не сподобилась навестить его.

Непроизнесенные слова повисли в воздухе между двумя женщинами, и Крис затаил дыхание, стараясь удержаться от порыва броситься на защиту Кармен.

Кармен подняла глаза на Тину, явно уязвленная и пристыженная.

— Ну, — сказала она, — ведь сегодня я пришла сюда.

Крис отошел к окну с разноцветными занавесками и видом на Долину Миссии. Он не хотел, чтобы Тина заметила его улыбку, и больше не опасался, что Кармен не найдет общего языка с медсестрой. Кармен больше не нуждалась в его опеке. И если она вообще будет в нем нуждаться, сейчас или в будущем, это будет нечто иное. Нечто совершенно новое. И лучшее.

ГЛАВА 45

Пригороды Балтиморы дышали тишиной и благоденствием. Просторные улицы затенялись густой зеленой листвой дубов и кленов. Солидного вида дома, построенные в колониальном стиле, были отделены от дороги идеально ухоженными лужайками и садами.

Кармен не спеша вела взятую напрокат машину вдоль улицы. Она нашла старый адрес Джеффа в бюллетене лицензий на частный бизнес, выпускавшемся в Мериленде уже несколько лет подряд. Он действительно открыл свое дело в качестве консультанта, устроив офис прямо у себя дома. Она легко разыскала его адрес в телефонной книге за прошлый год, хранившейся в городской библиотеке. Роберт и Лесли Блекуэлл, дом номер семьсот восемьдесят по Меридиан Драйв, и номер телефона, который сейчас был отключен.

Кармен толком не могла себе представить, что ей удастся разузнать по его старому адресу. К тому же она почти не надеялась, что здесь все еще проживает Лесли Блекуэлл. Главным мотивом ее путешествия было сильное желание посмотреть своими глазами на то место, где раньше жил Джефф Кабрио, какой дом он для себя выбрал. Ей необходимо было удовлетворить свое жгучее любопытство, касавшееся всех подробностей его жизни.

Кармен несколько растерялась, не обнаружив дома там, где ему полагалось быть. Она проверила адрес в блокноте. Да, семьсот восемьдесят. Пустой промежуток между номерами семьсот семьдесят восемь и семьсот восемьдесят два был загроможден строительными лесами, загораживающими возводимое заново здание.

Кармен вышла из машины и несколько минут в нерешительности смотрела на строителей. Фундамент и стены дома выглядели законченными, оставалось лишь настелить крышу. Несколько мужчин, голые руки которых блестели от пота, направляли действия крановщика, опускавшего одну из секций потолка на заднюю часть здания. Несколько других рабочих начинали крепить бурую облицовочную плитку на передней стене.

Кармен было решила подойти к ним и расспросить, чей это дом они здесь строят, и уже сделала в их направлении несколько шагов, но тут заметила в соседнем саду женщину, работавшую в нем.

88
{"b":"6043","o":1}