ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женщина не поднимала глаз от земли, пока Кармен шла через сад. Коротко стриженная блондинка была одета в грубые рабочие штаны с множеством карманов и голубую рубашку с короткими рукавами. Она с увлечением занималась прополкой земли возле одного из кустов азалий, украшавших ее сад.

— Прощу прощения, — сказала Кармен.

Женщина подняла голову. Ее волосы отливали золотом, а гладкая кожа выглядела весьма ухоженной, и все же, несмотря на моложавую внешность и легкость движений, Кармен подумала, что эта дама уже разменяла шестой десяток.

— Вы не знаете, куда переехали Блекуэллы? — спросила она.

Женщина отложила в сторону свою лопатку.

— Это ваши друзья? — спросила она в свою очередь, и в голосе ее прозвучала такая настороженность, что Кармен ни за что не решилась бы открыть ей правду по поводу того, что заставляет ее интересоваться судьбой Джеффа.

— Я знаю их по Нью-Джерси. — Она с трудом выдавила из себя лживые слова, гадая, заметила ли ее собеседница неуверенность в ее голосе. — А потом я потеряла их из виду.

Женщина прищурила глаза, и Кармен ясно различила мелькнувшее в них сочувствие.

— Так вы не знаете, что с ними случилось?

В голосе незнакомки на сей раз послышалось нечто зловещее, и сердце Кармен учащенно забилось. Она отрицательно качнула головой.

Женщина на какое-то время задумалась, очевидно, решая, стоит ли ей рассказывать о здешних событиях или нет.

— Пройдемте в дом, — наконец решила она, поднялась, отряхнула землю с колен и в сопровождении Кармен направилась по мощенной плитками дорожке, ведущей к двери в дом.

— Меня зовут Долорес Харви, — представилась женщина, пока они шли по саду. — Блекуэллы жили в соседнем от нас доме около двух лет, и я не могу припомнить таких же чудесных соседей, как они. А знала я их достаточно хорошо, чтобы быть уверенной в своих словах.

Кармен вошла вслед за ней в прохладную отделанную мрамором переднюю, а потом в уютную гостиную.

— Присаживайтесь вот здесь. — Долорес кивнула головой на стоявшую перед старинным шкафом мягкую просторную тахту. Она нерешительно посмотрела на Кармен. — Мне бы следовало предложить вам выпить чего-нибудь прохладительного, но я подумала, что лучше вам сначала увидеть все это, а уж потом решать, чего вы захотите.

— Увидеть что? — спросила Кармен. Она начала заражаться тревогой, явно охватившей Долорес Харви.

Долорес лишь молча покачала головой. Она открыла дверцы шкафа, за которым оказался телевизор. Кармен недоуменно следила за тем, как хозяйка копается в видеотеке. На спине ее ткань рубашки едва заметно потемнела от пота, а на штанах красовалось зеленое травянистое пятно.

Бывшая соседка Джеффа выбрала наконец пленку и вставила в расположенный под телевизором видеомагнитофон. Затем она уселась на край дивана, сжимая в руке пульт дистанционного управления.

— Эту пленку я отсняла сама, — пояснила она, следя за тем, как засветится экран телевизора. — Одна из телестудий приобрела у меня кассету, чтобы использовать кое-что для своих выпусков новостей, но я так до сих пор не могу понять, что подтолкнуло меня в тот день снимать. После я раскаивалась в этом, хотя фильм помог мне сделать одну вещь, — она сжала губы. — Это помогло мне поверить. Не будь все это отснято на пленке, я никогда не смогла бы поверить, что такое могло случиться на самом деле.

— Извините меня, миссис Харви, — сказала Кармен, стиснув на коленях внезапно повлажневшие ладони, — я не совсем понимаю вас.

— О, конечно, — и Долорес кивнула в сторону экрана, постукивая по подбородку уголком коробки пульта управления. — Сейчас вы все увидите.

Неожиданно телеэкран вспыхнул оранжевым пламенем. Это горел дом. Языки пламени вырывались из проемов окон в ночную тьму. Кармен тут же вспомнила, как горели дома в Долине Розы во время засухи, — только этот дом выглядел побольше и был сложен из кирпича. Полыхавшее внутри пламя превратило его в какое-то ужасное подобие газового фонаря.

Кармен подалась вперед, к экрану, уперев локти в колени. Вместе с отблесками пламени в гостиную ворвался ужасный шум, царивший на месте пожара, и поначалу уху трудно было что-либо уловить. Завывание пожарных сирен. Люди вокруг горевшего дома — в основном там собрались мужчины — непрерывно кричали. И этот слишком хорошо ей знакомый шипящий, потрескивающий шум пламени, пожиравшего свою жертву. Она живо вспомнила, как там должно было пахнуть. Маслянистый, тошнотворный запах гари словно забил ее ноздри и затруднил дыхание в уютно обставленной гостиной миссис Харви. Через какое-то время среди общей лавины звуков ухо Кармен уловил плач. Женщина? Ребенок? Кармен застыла на краю дивана, обхватив руками локти.

Вдруг на экране появился мужчина, бегущий по направлению к дому.

— Это Франк, мой муж, — пояснила Долорес. Мужчина подбежал к двери дома и стал рвать ручки замка. Один из пожарников втиснулся между ним и дверью и буквально отшвырнул его в сторону, схватив за плечи руками в огромных рукавицах. Вплотную к камере раздался женский крик: «Франк! Франк!», и Кармен поняла, что это кричала Долорес, снимавшая сцену с ее мужем. Франк в течение нескольких секунд спорил с пожарником, пока наконец бессильно не взмахнул руками и не отошел от дома.

— Франк был просто вне себя от ярости, так как ему не позволили помочь пожарным, — сказала Долорес. — Он хотел пробраться в дом и вызволить Холли. — И тут объектив камеры передвинулся на темный проем одного из окон. Поначалу Кармен увидела лишь бушевавшие в ней языки пламени, но вот перед глазами промелькнула чья-то тень. Камера сфокусировалась на окне, и у Кармен перехватило дыхание: она увидела ребенка — маленькую темную фигурку на фоне полыхавшего в комнате огня. Внезапно все смешалось в хаос. Ручки маленькой девочки ухватились за край подоконника. Она подняла одну ногу, пытаясь вскарабкаться на него. Рот ее раздирал непрерывный жалобный крик. Пожарники перед домом замахали в ее сторону руками, они кричали, чтобы она подождала возле окна, что оно расположено слишком высоко, чтобы ей прыгать, что сейчас они поставят раздвижную лестницу.

— Холли! Оставайся на месте! — Голос Долорес, крикнувшей прямо возле микрофона, перекрыл остальные.

Кармен зажала рот рукой, глядя, как Холли ухитрилась закинуть одну голую ножку за подоконник и уселась на него верхом. Сейчас она могла ясно разглядеть лицо девочки, искаженное выражением дикого ужаса перед разбушевавшимся пламенем. Холли снова обернулась в сторону ада, в который превратилась комната позади нее. Звонко прозвучал ее душераздирающий крик: «Мама!!!» — и тут она закинула на подоконник вторую ножку. Она пыталась балансировать на узеньком подоконнике, в то время как пожарные внизу суетились с лестницей.

А потом она как-то совершенно неожиданно вся обмякла и упала, и ее предсмертный вопль был заглушен шумом пожара, взрывом горестных криков спешивших ей на помощь пожарных и дикими рыданиями самой Долорес, все еще не выпускавшей из рук камеры.

— О Боже, нет, нет… — прохрипела Кармен, буквально теряя контроль над собой при виде ужаса, царившего на экране. Она хотела было попросить Долорес выключить видео, но слова не шли у нее из горла, она была потрясена жестокостью событий, скрупулезно зафиксированных бездушной пленкой. Ей стоило большого труда осознать, что все виденное уже случилось когда-то. Оно уже в прошлом. Ей казалось, что она переживает все это сейчас и наяву.

Пожарники, а с ними и Франк Харви, ринулись к телу девочки, и Кармен услышала новый взрыв криков отчаяния — она даже не думала ранее, что мужчины могут так кричать. Они склонились над маленьким неподвижным тельцем, большие мужчины в их неуклюжем обмундировании, и горестно качали головами. Один из них пытался вытереть глаза рукой в грубой рукавице.

— Она сломала шею. — Долорес снова прижала коробку пульта к подбородку. — Они сказали, что Холли умерла мгновенно, и в этом можно черпать некое горькое утешение. Но я не могу не думать о том, как она страдала перед этим, когда пламя неожиданно охватило ее комнату. Она всегда была такой нежной.

89
{"b":"6043","o":1}