ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но ведь кто-то сможет его когда-нибудь выследить, — после минутного молчания принялась рассуждать Миа, машинально водя пальцем по узорам диванной обивки. — Я хочу сказать, ведь рано или поздно его все равно поймают.

— А может и нет, — отвечал Крис. — Может, ему улыбнется удача.

Однако он понимал, что Миа права: Джефф не сможет вечно находиться в бегах. И все же ему было бы приятно как можно дольше оставаться во власти иллюзий. Душа его жаждала чуда. Ведь с Джеффом все невозможное становилось возможным. Он воплощал в жизнь мечты всякого, с кем встречался. Вот и сам Крис находился на грани отчаяния, а Джефф сумел разбудить в нем надежду. И это будет его вечным даром каждому из них. Вечным даром Долине Розы.

ГЛАВА 49

ОКТЯБРЬ

Миа даже не представляла, что уборка ее рабочего стола в мэрии превратится в столь непосильную задачу. Она явно переоценила свои возможности, оставив эту работу на последний день своей службы в офисе. Разрываясь между телефонными звонками, необходимостью вводить в курс дела новую секретаршу Криса, Донну Каро, и фокусами, выкидываемыми аппаратом факса, она потеряла надежду навести порядок.

Только ближе к полудню у нее появилась возможность заняться сортировкой бумаг в своем столе. Донна с Крисом отправились на ленч, и Миа одна оставалась в офисе, когда зазвонил телефон, наверное, уже в сто первый раз за это утро. Она застонала и сняла трубку.

— Приемная мэра, — сказала она.

На какое-то мгновение на том конце провода воцарилась тишина, а потом мужской голос спросил:

— Принцесса лесных эльфов сегодня не сидит в кувшине?

У Миа перехватило дыхание, а из глаз брызнули слезы.

— С тобой все в порядке? — спросила она.

— Все в порядке. Я чувствую себя отлично. Лучше, чем долгое время перед этим.

Она не знала, как предупредить его, что телефон могут прослушивать. Ей была невыносима эта мысль, ведь он будет опасаться звонить ей впредь, и все же она считала себя обязанной сказать ему это.

— Они могут перехватить твой звонок, — произнесла она.

— Неважно, — отвечал он. — Он будет кратким. Да я и не смог бы рассказать о себе слишком много. Я принял решение о том, что буду делать дальше, и мне стало гораздо легче на душе, но вначале я хотел бы поблагодарить тебя за все, что ты сделала для меня.

— Все, что я сделала для тебя? — Он все представил наоборот.

— О да, — подтвердил он. — Ты вернула мне то, что я утратил, Миа. Долина Розы вернула мне это. Я снова почувствовал себя кому-то нужным. Я помог нескольким людям справиться с неприятностями.

— Ты помог огромному количеству людей выбраться из ситуации, граничащей между жизнью и смертью, — поправила она.

— М-м-м, — отвечал он, и она поняла: Джефф улыбается. — У вас по-прежнему идет дождь, правда?

Миа взглянула в окно, из которого были видны цветущие кусты чапарраля.

— Один день в неделю, — констатировала она. — Это превосходно.

Он поколебался минуту, а потом сказал:

— По всему выходит, что я еще не конченный человек. И на кое-что способен.

— Джефф… — тревожно нахмурилась она. — Конечно, ты не конченный человек.

— И я оказался способен кого-нибудь полюбить. Я не ожидал, что смогу на такое решиться.

И она наконец-то поняла, почему он так благодарен Долине Розы. Ведь отныне ей было известно его прошлое. Время сокрытия правды — всей или только ее части — миновало.

— У Кармен оказалась видеозапись пожара, — сказала Миа. — И она показала ее нам с Крисом, прежде чем уничтожить. Она уничтожила все записи, касавшиеся ее расследования, мы все трое плакали, пока смотрели пленку, и Кармен больше всех. В тот самый вечер, когда она отказалась обнародовать остальную информацию о Джеффе Кабрио, ей предложили, несмотря ни на что, вернуться в «Утро в Сан-Диего». Но она не только не приняла этого предложения, она вообще порвала с «Новостями после девяти». Не представляя себе, что будет делать дальше, она была очень подавлена тогда. Но как только прошел слух об ее добровольном уходе со службы, на Кармен посыпалось одно предложение за другим. И теперь у нее есть свое утреннее шоу — причем весьма оригинальное — в конкурирующей студии.

— Мне жаль, что тебе пришлось увидеть это, — сказал Джефф.

— Это мне жаль, Джефф. Мне так жаль. Твои дети. Я не в состоянии себе представить, как…

— Ш-ш-ш, — перебил ее Джефф. — И не пытайся. Она закусила нижнюю губу, соображая, как долго они смогут беседовать по телефону.

— Сначала я надеялась, что ты вернешься, — сказала она. — Что каким-нибудь образом ты сможешь узнать, что Кармен больше ничего не сообщила о тебе в новостях. Правда, ты в курсе?

— Да. И я вполне оценил жертву, которую она принесла ради меня.

— Ну да, и я подумала, что ты успокоишься и вернешься. Я как идиотка продолжала тебя ждать, а потом обрадовалась, что тебя нет. Сюда приезжали господа из ФБР.

— Ничего удивительного. Я знал, что они вот-вот настигнут меня. — Он вздохнул. — Тебя допрашивали?

— И я была рада, что ничего не знаю. — Они терзали ее в течение двух суток, и она почувствовала огромную благодарность к Джеффу, он ведь так мало рассказал ей о себе. Кроме того, она поняла, почему Джеффа беспокоило, насколько разбирается Рик в работе той аппаратуры, что вызывала дождь над Долиной Розы. Ищейки быстро убедились: Рик не имеет ни малейшего представления о принципе действия установки, и его оставили в покое.

— А я сегодня последний день работаю секретаршей у Криса, — сказала она. — После выставки в галерее Лессера мне удалось продать кое-какие работы, и у меня появилась возможность спокойно заниматься скульптурой.

— Фантастика, Миа! Только, пожалуйста, не превращайся в еще более строгую отшельницу, чем была прежде, — отвечал он. — А что с котенком?

— Все отлично. Я назвала его Блекуэлл.

— Это довольно странное имя для кошки, — рассмеялся он.

— Это лучше, чем вовсе не иметь имени, — возразила Миа. — Где ты сейчас, Джефф? — спросила она, нервно теребя бумаги на своем столе. — То есть я хотела спросить, где ты успел побывать? Ты не можешь сказать?

— Странствую. — Он снова вздохнул. — Пытаюсь сохранить свободу, однако свобода сама по себе больше не радует меня, — и он помолчал несколько долгих мгновений. — Я скучаю по тебе, Миа. Я люблю тебя, я хочу…

Тут он снова замолк, а когда заговорил вновь, в его голосе послышался хрип.

— Я уже должен идти. Я постараюсь связаться с тобой еще раз, вот только сам не уверен в том, как повернутся дела в ближайшее время.

— Джефф, я…

Он повесил трубку. Она слышала, как щелкнул аппарат на его конце линии. После нескольких минут бездумного разглядывания сумрачного неба за окном, Миа попыталась опять вернуться к разборке бумаг. Внутри себя она ощущала холодную пустоту.

ГЛАВА 50

НОЯБРЬ

Рабочий стол Криса был завален бумагами. Прошла уже неделя со дня выборов мэра Долины Розы. Если бы жизнь всегда шла по заранее намеченному пути, он должен был бы заниматься освобождением офиса для нового хозяина города — Джойса Де Луиса или Джона Барроуза. Вместо этого Крис занимался составлением приказа, согласно которому один из заброшенных военных складов в окрестностях Долины Розы будет переоборудован в общежитие для рабочих, живущих в Буром Каньоне. Он считал это делом первостепенной важности.

В течение всего октября он временами вскакивал по ночам, осененный очередной идеей — как разрешить ту или иную наиболее больную проблему Долины Розы. И идеи эти оказывались весьма стоящими. Он хватался за тетрадь и карандаш, которые с некоторых пор стал класть на ночь под подушку, и записывал свои мысли. Кармен, как всегда, спала чутко и всякий раз просыпались при этом, с улыбкой глядя на него со своего края кровати.

— И что ты собираешься делать со всеми этими идеями, Крис? — спрашивала она. — Вряд ли они заинтересуют кого-нибудь, когда ты опять станешь простым школьным учителем.

94
{"b":"6043","o":1}