ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сегодня очень тепло, вам понравится, – сказала Лаура.

– Тепло, холодно или так себе, мне все равно. Только выведите меня отсюда. – Сара уже направилась к двери.

– А у вас найдутся более подходящие для прогулки туфли?

Миссис Толли посмотрела на свои изящные лодочки.

– Да, да, конечно. Только не уходите без меня.

Она скрылась в спальне. Взгляд Лауры упал на фотографию мужа Сары. Кажется, его звали Джо? Приятный молодой человек. Она вынула фотографию отца из сумки.

Через несколько минут Сара вернулась в добротных ботинках, и Лаура подумала, не ее ли отец оплачивал гардероб Сары.

– У вас такие красивые вещи, – обратилась она к миссис Толли. – Где вы их покупаете? Кто-то отводит вас в магазин?

– Мне нравятся красивые вещи, – неопределенно ответила Сара, направляясь к выходу.

– Но кто вам их покупает? – настаивала Лаура. Сара остановилась, явно сбитая с толку вопросом, но ее замешательство продолжалось лишь несколько секунд.

– Нас отвозят. Раз в месяц мы можем ездить на автобусе в такое место… Там есть магазины.

– Молл.

– Верно.

– Вот фотография моего отца, – Лаура протянула ей снимок. – Вы помните его?

Сара поднесла фотографию к окну и внимательно посмотрела на нее.

– Его звали Карл Брендон, – напомнила Лаура.

– Нет, я с ним незнакома, – Сара пожала плечами, возвращая снимок Лауре. – Теперь мы можем отправиться на прогулку?

Пока они шли по длинному коридору к вестибюлю, Сара здоровалась со всеми. Она торопливо шла вперед с видом, говорящим: «Я иду гулять, так что не задерживайте меня». На лице ее сияла радостная улыбка. Лаура вздохнула. Боже мой, получасовая прогулка доставляет пожилой женщине столько радости. Надо было приехать раньше. Как хорошо, что Хизер заставила ее сделать это. На улице Сара несколько демонстративно сделала глубокий вдох.

– Куда мы пойдем? – спросила она.

– Куда хотите.

Лаура явно ошиблась с ответом, потому что улыбка Сары увяла, на лице появилось выражение смущения.

– Я не знаю, где что находится, – ответила она.

– Что ж, тогда давайте просто погуляем, – Лаура свернула по тротуару налево. – Мне все равно, куда идти.

– Вот и правильно – Улыбка вернулась на, лицо Сары, и она зашагала рядом с Лаурой широким, размеренным шагом человека, привыкшего много ходить. Лауре пришлось поторопиться, чтобы догнать ее. Что бы ни происходило с Сарой Толли, это затронуло ее мозг, но не ее тело.

Они молча шли по тротуару. Молчание не тяготило Лауру, но ей все-таки хотелось узнать, как отец познакомился с Сарой. Лаура вспомнила, как Кэролин говорила ей, что Сара любит поговорить, но некому ее слушать.

– Как вам работалось на круизных судах? – спросила Лаура.

– Хорошо, – ответила Сара.

– И долго вы плавали? – Не знаю. Год. Может быть, три или четыре. – Кэролин говорила, что вы любите фильмы. – О да! – Сара всплеснула руками. Ее глаза заблестели.

– Какую картину вы видели последней?

– Мне нравится старое кино.

– У вас есть любимый фильм?

– Да, это… – Глубокая морщина прорезала лоб Сары, она надула губы, как недовольный ребенок. – Я не помню названия, – сказала она.

Разговор не клеился.

– Я рассказала вам о том, где вырос мой отец, – нашлась Лаура. – Почему бы вам не рассказать мне о себе? Вы говорили, что выросли в Байонне? – Может быть, Сара разговорится, и Лаура найдет ключ к их отношениям с отцом.

Сара начала свой рассказ, и слова полились свободным потоком, чего никак не ожидала Лаура.

Сара, 1931-1945

Третий класс собирался поставить «Золушку» и удивить всю школу. Саре так хотелось сыграть роль Золушки, но она была предназначена для самой хорошенькой и популярной девочки в классе, хотя на пробах Сара очень старалась.

Тогда Сара вновь попытала счастья и попробовалась на роль одной из сестер, но и ее она не получила.

– Кто хочет сыграть роль злой мачехи? – спросила учительница, когда все остальные роли были распределены.

– Пусть играет Сара Уилдинг, – сказал один из мальчиков, Феликс Грэй.

Сара улыбнулась. Ее старания принесли плоды. Она надеялась, что учительница просто отдаст ей роль, раз она пробовалась на все другие роли.

– А почему ее должна получить Сара? – не удовлетворилась простым ответом миссис Симпсон.

– Потому что только такая уродина и может сыграть мачеху, – объяснил Феликс.

Остальные рассмеялись. Даже миссис Симпсон нагнула голову, чтобы спрятать улыбку. Сара это заметила, и ее щеки залил яркий румянец.

Учительница снова подняла голову.

– Так нельзя говорить, это жестоко, – отчитала она Феликса, ее лицо было очень серьезным. – Как бы ты себя чувствовал, если бы о тебе так сказали? Я думаю, ты должен извиниться перед Сарой.

Мальчик сконфуженно обернулся к Саре и пробормотал:

– Извини.

Сара отвернулась от него и сглотнула несколько раз, чтобы не расплакаться.

– Сара, ты хочешь сыграть мачеху? – спросила миссис Симпсон. – На эту роль нужна очень хорошая актриса. Я думаю, что ты с ней отлично справишься.

Сара не знала, что сказать. Разумеется, она хотела сыграть мачеху, но не потому, что была уродливой.

– Нет, мэм, спасибо, – ответила она, а ее щеки пылали по-прежнему.

Когда с распределением ролей было покончено, класс отпустили на перемену. Вместо того чтобы присоединиться к одноклассникам, Сара побежала домой.

Она знала, что там не будет никого, кроме тети. Это очень хорошо. Отец и мать Сары работали в семейном магазине одежды, но тетя Джейн сидела дома. Она никуда никогда не ходила и всегда была готова выслушать Сару, на что девочка и рассчитывала.

Сара знала, что найдет тетю в ее комнате на последнем этаже шьющей, как обычно, лоскутное одеяло. Плоды ее трудов украшали каждую спальню в доме и дома соседей. В спальне тети Джейн всюду лежали цветные лоскуты. Глянув на них, Сара всегда успокаивалась.

Тетя Джейн удивленно подняла голову, когда Сара переступила порог ее спальни.

– Ты меня испугала, – сказала она, прикладывая руку к пышной груди. – Почему ты так рано вернулась домой? Ты заболела? Ты плачешь? – Тетя Джейн подошла к ней. – Что случилось, драгоценная моя?

Сара обняла тетку, вдыхая знакомый запах цветочного мыла. Тетя Джейн крепко стояла на земле, плотная, ширококостная женщина.

– Садись на кровать и расскажи мне обо всем, – сказала тетя Джейн, отодвигая в сторону лоскуты и освобождая место для племянницы.

Сара села. Ей не хотелось говорить о своем унижении, но ведь с ней рядом была тетя Джейн. Тетя Джейн все понимала правильно. Если бы Сара поговорила о происшествии с матерью, та наверняка сказала бы, что во всем виновата сама Сара, потому что она совершенно не следит за собой. Родителей невероятно раздражал тот факт, что они владеют самым лучшим магазином детской одежды в городе, а их собственная дочь, несмотря на все усилия, выглядит отвратительно.

– Она служит дурной рекламой нашему магазину, – случайно услышала Сара оценку отца, – и ничуть не лучше, чем твоя сестра. Хорошо, что Джейн никуда не выходит.

Сара рассказала тете Джейн о том, что произошло в классе, и увидела сочувствие в ее глазах.

– Бедняжка ты моя, – тетя Джейн обняла девочку за плечи. – Но знаешь что? – Она дождалась, чтобы Сара подняла на нее глаза. – Это печальный случай пойдет тебе только на пользу.

Сара терялась в догадках.

– Почему же? – спросила она.

– Ты вырастешь и будешь толстокожей. А это очень хорошо.

Сара в недоумении смотрела на свое бледное тонкое запястье.

– Толстокожей? А что в этом хорошего? Тетя Джейн улыбнулась.

– Так говорят. Это значит, что тебя никто не сможет обидеть. Ты не будешь такой чувствительной. Ты пережила неприятные, тяжелые минуты, но это поможет тебе в будущем.

После этого тетя Джейн позвонила в школу. Сара слышала ее разговор с директрисой. Тетка объяснила, почему Сара раньше ушла из школы, и предупредила, что племянница останется дома. Представляя, что отвечает директор, Сара утешала себя теорией тети Джейн, и постепенно образы одноклассников, насмехающихся над ней, становились все более расплывчатыми.

10
{"b":"6044","o":1}