ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лаура впервые занималась сексом в колледже с мужчиной, который решил показать ей, что она теряет. Ей понравилось, но чувственное смятение, которое заставляло других девушек сказать «да» привлекательному мужчине, редко посещало Лауру.

Так было до тех пор, пока шесть лет назад она не наткнулась в буквальном смысле слова на Дилана Гира во время одной вечеринки.

Вечеринку устраивала Ронда Джиддингс, с которой Лаура работала вместе в Смитсоновском музее авиации и космонавтики. Это было шапочное знакомство, но Ронда пригласила всех сотрудников на новоселье в свой новый дом на Потомаке.

Когда Лаура подъехала к величественному особняку, пошел снег, да и настроение у нее было испорчено. Именно в этот день ей отказали в гранте на исследования, которого она добивалась. Сердитая, раздраженная, она напилась и, перемещаясь на нетвердых ногах из гостиной в кухню, попала в объятия незнакомца, от которого у нее захватило дух. В ту же секунду она поняла, о чем говорили ей другие женщины. Не осталось никаких сомнений в том, что она отправится с ним в постель.

Глядя в ночное небо, Лаура позволила себе вспомнить Дилана Гйра. Пронизывающий взгляд синих глаз. Темные волосы. Удивленная улыбка. Вероятно, они о чем-то разговаривали перед тем, как оказаться в одной из спален наверху, но Лаура не помнила ничего: ни как Дилан зарабатывает на жизнь, ни где он живет, ни как он познакомился с Рондой. Она не забыла только свое возбуждение, жгучую потребность поцеловать его, лечь с ним в широкую постель, пока вьюга свирепо билась в оконное стекло. Она помнила каждое прикосновение, каждое движение его тела. Но вполне возможно, что она приукрашивает собственные воспоминания, потому что каждый раз, когда они с Рэем занимались любовью, она думала о Дилане, чтобы ощутить возбуждение. Их с Диланом связывал только секс, а с Рэем любовь, основанная на дружбе.

После ночи с Диланом Лаура спрашивала себя: таилось ли это желание в ней всегда и она лишь укрощала его, чтобы не отрывать драгоценное время от работы? Ей потребовалась выпивка, чтобы сбросить с себя узду. Может быть, она обманывала саму себя, уверяя, что подобные чувства ей незнакомы, как не была честной, утверждая, что ей не нужны дети. Когда Лаура узнала, что забеременела в ту ночь, она ощутила чистую, ничем не замутненную радость. Потом пришло сознание того, что ей непросто будет совмещать работу и материнство. Отец сразу заявил ей об этом, настоятельно советуя подумать об аборте. Но в первый и единственный раз в жизни Лаура его не послушалась.

Ее мысли прервал плач Эммы. Лаура взглянула на часы, прежде чем подняться с уютной подушки. Одиннадцать пятнадцать. Бедная девочка.

Эмма стояла в коридоре в пижаме и дрожала, несмотря на теплую летнюю ночь.

– Что случилось, родная? – спросила ее Лаура. Эмма лишь глубже засунула большой палец в рот вместо ответа. Ее щеки покраснели и были мокрыми от слез.

Лаура присела рядом с ней на колени.

– Скажи мне, что с тобой, сердечко мое. Что тебя напугало?

Девочка положила голову на плечо матери и тяжело вздохнула. У Лауры разрывалось сердце от того, что малышка не может поделиться с ней своими страхами.

Она посмотрела поверх головы Эммы в темную спальню.

– Твой ночник погас. В этом все дело, да? Ты проснулась, а вокруг было темно?

Эмма кивнула. Лаура встала.

– Я поменяю лампочку, и ты сможешь снова лечь.

В спальне дочери Лаура выяснила, что кровать Эммы снова была мокрой. Она поменяла простыни, переодела девочку в сухую пижаму, но не стала ее укладывать в этой комнате.

– Хочешь посмотреть вместе со мной на звезды? – спросила Лаура.

Эмма снова кивнула. Лаура держала ее за руку, пока они шли по коридору. После смерти Рэя Эмма каждую ночь пыталась приходить в кровать к матери. Лауре было тяжело не разрешать ей этого. Она сама была бы рада ощутить человеческое тепло рядом, но понимала, что отучить Эмму от этого будет еще тяжелее. Но комната со стеклянным потолком – это было совсем другое дело.

Они устроились рядышком среди мягких подушек.

– Можешь найти созвездие Геркулеса? – спросила Лаура.

Эмма указала пальцем.

– А как насчет Лебедя?

И снова указательный пальчик Эммы уперся в созвездие.

– А ты помнишь, почему созвездие так называется?

Эмма даже не кивнула ей. Она закрыла глаза и положила голову ей на плечо. Лаура неожиданно вспомнила те ночи, когда она смотрела на звездное небо вместе с отцом. Он всегда задавал ей вопросы о том, что она видит. Где находится Андромеда? Какая самая яркая звезда в созвездии Персея? Лауре казалось во время этих ночных экзаменов, что любовь отца к ней зависела от ее правильных ответов. Неужели она так же ведет себя с Эммой? Она провела рукой по шелковистым волосам девочки. Ее дочь тоже осталась с единственным родителем, увлеченным небом. А до этого у нее, оказывается, сложились ужасные отношения с человеком, которого она считала своим отцом.

Мужчины кричат. Мужчины убивают себя.

Хизер права. Лаура обязана ради Эммы проверить, может ли Дилан Гир занять место в жизни ее дочери, их дочери.

ГЛАВА 10

Дилан открыл клапан, чтобы удержать шар на нужной высоте. Они сбились с курса. Не так страшно, конечно, но об обычных местах для посадки нечего было и думать.

– Я никогда не видела такого красивого заката, – сказала миссис Блейк своему мужу.

Пара полетела вместе с Диланом, чтобы отпраздновать двадцать пятую годовщину своей свадьбы. Женщина наконец перестала нервничать и больше не цеплялась за кожаный край плетеной корзины. Но скоро Дилану придется попросить ее снова это сделать.

– Посмотри туда, – обратился к ней муж. Он указал на горы Блю-Ридж, где розовый отсвет заходящего солнца становился сине-фиолетовым.

«Они не понимают, что происходит, – подумал Дилан, – хотя и слышали, как он переговаривался с землей и говорил о том, что ветер сносит шар севернее посадочной площадки. Ладно, пусть наслаждаются полетом».

Темнело. Недалеко располагалось кукурузное поле, но там садиться не стоило. Его парням придется просить разрешения у фермера, при посадке пострадает кукуруза, а пассажиры будут вынуждены продираться сквозь заросли, чтобы дойти до машины. Дилан помнил, как миссис Блейк упоминала об артрите и больных коленях. Нет, кукурузное поле не подойдет.

Дилан заговорил в микрофон:

– Алекс, ответь.

– Шар, слышу тебя, – голос Алекса звучал четко и ясно, перекрывая шум газовой горелки у них над головами.

– Я направляюсь к разделительной полосе, – сказал Дилан.

Он заметил, что пара отвернулась от заката и посмотрела на него, затем супруги переглянулись. Он улыбнулся им, подмигнул, хотя не был уверен, что в сгущавшихся сумерках они разглядели выражение его лица.

– Отлично, – ответил Алекс. – То же самое место, что и в прошлый раз?

Приблизительно месяц назад Дилан уже сажал там шар.

– Точно. Надеюсь, вы, парни, сумеете прибыть вовремя и помочь?

– Если полетим, то успеем. Не волнуйся, мы там будем.

– Хорошо, увидимся на земле, – Дилан закончил сеанс связи и проверил показания высотомера.

– Есть проблемы? – спросил мистер Блейк.

– Минимальные, – заверил его Дилан. – Вы помните, что перед тем, как отправиться в полет, я говорил вам, что порыв северного ветра может отнести нас в сторону от основного маршрута?

Пожилые супруги кивнули. Они не сводили с него глаз, забыв о закате.

– Именно это и произошло. Поэтому мы не сможем приземлиться на обычное место. Я намерен посадить шар на разделительную полосу одной из магистралей. – Дилан сказал «намерен» вместо «попытаюсь». Они не должны были услышать неуверенность в его голосе.

– Что вы собираетесь сделать? – переспросила женщина. – А как насчет автомобилей?

– Это не проблема, – сказал Дилан. – Вы сами увидите. – Его голос звучал так спокойно, что пассажиры немного расслабились. – Вот что мы будем делать, – продолжал Дилан. – Вы видите ту полосу деревьев впереди?

14
{"b":"6044","o":1}