ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корзина поплыла над верхушками деревьев, но в самой корзине это движение не ощущалось. Если не считать шума горелки, было совсем тихо.

– Не нашли никого смелого, кто слетал бы вместе с вами в ваш день рождения, верно? – поинтересовался Дилан.

– Если честно, то мне хотелось сделать это одной.

– Не стану с вами спорить, – улыбнулся он. – Ничто не сравнится с одиночеством в небе. Хотя от меня вам отделаться не удастся. Но я постараюсь вам не мешать.

Оторвавшись от созерцания рассвета, Лаура посмотрела Дилану в лицо. Золотистый свет придал прозрачность его синим глазам. Она видела то же самое на лице своей дочери, вспомнила, зачем она здесь, и набрала побольше воздуха в легкие.

– Дилан, – начала она, – я вам солгала. Он удивленно поднял брови:

– В чем?

– Меня зовут не Сьюзан… – Она даже не могла вспомнить фамилию, которую называла ему в телефонном разговоре. – Я Лаура Брендон. – Но это имя ему ничего не говорило, она видела это. – Я звонила вам на прошлой неделе. Мы говорили о моей дочери.

Улыбка на лице Дилана мгновенно исчезла, глаза превратились в щелочки и потемнели.

– Не могу поверить, – прошептал он. – Что за дурацкую игру вы затеяли?

Идея оказалась неудачной. Но разве могла Лаура ожидать от него другой реакции, кроме гнева?

– Я поняла, что вы мне не поверили, – сказала она, – но если вы только взглянете на фотографию Эммы, вы поймете, что я говорю правду. – Дрожащей рукой она достала снимок из кармана рубашки и протянула ему. Но он не взял фото. – Вы поймете, что она ваша дочь, как только увидите ее лицо, – взмолилась Лаура.

– Вы ненормальная, – отрезал Дилан. – Вас следовало бы запереть.

– Я знаю. – Лаура все еще протягивала ему фотографию. – Я никогда не поступала так необдуманно и странно. Но клянусь вам, я в своем уме и…

– Я никогда раньше вас не видел, – ответил Дилан. – И буду откровенным: я надеюсь никогда больше вас не увидеть. – Он снял с пояса переговорное устройство. – Алекс, ответь. – Он ждал ответа, а тем временем обратился к Лауре: – Вы решили, что здесь, на высоте, я окажусь вашим пленником и мне придется вас выслушать? Что ж, разочарую вас, но вы ошиблись.

– Шар, слушаю тебя, – раздался голос Алекса.

– Мы спускаемся, – сказал Дилан.

– Проблемы с механикой? – спросил Алекс.

– Все не так просто, – прозвучал напряженный ответ Дилана. – Я смогу сесть в винограднике Дел Руссо через несколько минут.

– Ждем тебя там, – отозвался Алекс.

Когда Дилан повесил радио на пояс, Лаура обратилась к нему:

– Простите меня. Я была не права.

– Прошу вас, помолчите. Я работаю.

Лаура повернулась лицом в ту сторону, куда спускался шар, и стала смотреть на деревья внизу. Они летели навстречу им, дно шара коснулось верхних веток. Неожиданно деревья расступились, и Лаура увидела виноградник. Подвязанные лозы аккуратными рядами уходили вдаль.

Двое мужчин бросились к тому месту, куда должен был опуститься шар, и Лаура узнала в них Алекса и Брайана. Шар опускался на виноградник, и Лаура внутренне приготовилась к удару о землю. Но Дилан потянул за канат сбоку, и шар аккуратно, нежно, с легким шумом опустился между двумя рядами лоз. В считанные секунды шар превратился в разноцветную тряпку, покрывшую виноградник.

– Помогите ей вылезти, – приказал Дилан своим людям, и голос его звучал грубо.

Мужчина с конским хвостом извлек откуда-то лестницу и снова прислонил ее к корзине. Лаура спустилась на землю, ноги у нее дрожали.

– Отвези ее назад к машине, Брайан, – велел Дилан, не глядя на них.

Лаура заметила, что Брайан и Алекс обменялись взглядами, пытаясь понять причину внезапной перемены в настроении их босса.

– Слушаюсь, сэр. – Молодой человек с бородой повернулся к Лауре: – Идемте со мной.

Лаура послушно пошла за ним, а восходящее солнце окрашивало виноградник в кремово-желтые тона.

– Вам стало плохо наверху? – участливо спросил Брайан, когда они подходили к фургону.

Лаура кивнула, и это не было ложью. Брайан открыл для нее дверцу, Лаура села и пристегнулась.

– Не расстраивайтесь, – успокоил ее Брайан, ведя машину, – такое иногда случается. Мою подружку просто выворачивало. Мне больше не удалось уговорить ее подняться.

– Спасибо за сочувствие, – поблагодарила Лаура и снова замолчала.

Брайан довез Лауру до дома Дилана, где она пересела в свою машину. Она отъехала совсем недалеко, только чтобы Брайан уже не мог видеть ее, и остановилась. Откинув голову на подголовник, Лаура закрыла глаза и попыталась справиться с дрожью в коленях. Какой же она была дурой! Дилан тоже, конечно, не ангел, но Лаура не могла его винить. Он решил, что его осаждает сумасшедшая. Через несколько минут Лаура снова завела мотор и медленно поехала прочь. Она остановилась еще раз у почтового ящика с деревянным воздушным шаром, достала из кармана фотографию Эммы, написала на обратной стороне номер своего телефона, вышла из машины и опустила снимок в прорезь почтового ящика.

ГЛАВА 13

Дилан переворачивал в маринаде стейки из лососины, когда услышал, как открылась входная дверь. Он выглянул из кухни в гостиную.

– Привет! – он улыбнулся Бетани. – Приятно тебя видеть, Бет.

– Я тоже соскучилась.

Она вошла в маленькую проходную кухню, прижимая к груди обеими руками пакет с продуктами, и поцеловала его.

– Не могу обнять тебя, – извинился Дилан, – у меня все руки в маринаде.

– А я принесла десерт, – Бетани достала коробку любимого мороженого Дилана. Она знала его слабости. – И еще я захватила почту, потому что сегодня ты наверняка не проезжал мимо почтового ящика. – Она выложила на стол стопку конвертов и рекламных проспектов.

– Спасибо. – Дилан вымыл руки и поцеловал ее как следует.

– А это что такое? – Бетани вытащила из почты фотографию.

Дилан посмотрел на снимок и почувствовал, как гнев, который он испытал утром, возвращается к нему.

– Где ты это нашла? В почтовом ящике? – спросил он.

– Да. Кто это?

– Понятия не имею. – Дилан бросил снимок на стол лицом вниз и увидел, что эта ненормальная Лаура Брендон записала на нем номер телефона.

По лицу Бетани было видно, что она ему не поверила, но она не стала настаивать. Таков был стиль их отношений.

Дилан отнюдь не вел монашеский образ жизни. Бетани была его любимицей. Она была красивой и не только владела собственным фотобизнесом, но и позировала для журналов. Дилану нравилось видеть ее фотографии на обложках журналов. Ее блестящие короткие волосы цветом напоминали вороново крыло, а загар никогда не бледнел. Но самым главным была не ее внешность, а то, что она единственная понимала Дилана. Бетани чувствовала, что он не хочет связывать себя. На этот счет Дилан ей никогда не лгал. Она понимала, что ему необходимо встречаться с другими женщинами, да и сама Бетани проводила время с другими мужчинами. И все-таки Дилан опасался, что под маской невозмутимого спокойствия Бетани скрывает свои истинные желания. Ей исполнился только тридцать один год. Дилан знал, что Бетани хотела бы иметь семью, а ему это совершенно не было нужно. Бетани хотела быть любимой, а его чувства можно назвать только нежной привязанностью. Дилан был груб в своей честности, и, хотя Бетани никогда не возражала против этого, он боялся, что на самом деле она ждет, чтобы он изменился. Дилан не раз говорил ей, что если она хочет выйти замуж и завести детей, то ей нужен другой человек.

Только в одном он уступил Бетани. Она оставалась его единственной любовницей. Бетани сказала ему, что может спать только с одним мужчиной и должна знать, что этот мужчина платит ей тем же. Конечно, она не желала никаких эмоциональных осложнений, которые наверняка появились бы вместе с еще одной женщиной в его жизни, но более всего ее пугала возможность заразиться. В этом таилось некоторое противоречие. Дилан хотел жить одним днем, не заботясь о будущем, но черт побери, он не собирался подцепить СПИД или нечто подобное. Они с Бетани сдали анализы. В сексуальном смысле они полностью подошли друг другу, и это приносило Дилану удовлетворение и комфорт.

17
{"b":"6044","o":1}