ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Соски Сары тоже напряглись, пока она разглядывала полотно. Она совсем не следила за разговором, пока не заметила, что Джо смотрит на нее. Разумеется, он знал, что именно она видела за его плечом. Джо улыбнулся Саре, провокационно поднял брови, и этот жест показался ей приглашением. Они еще ни разу не занимались любовью. Именно сейчас Саре отчаянно захотелось, чтобы эти две напыщенные идиотки и вместе с ними все остальные посетители ресторана исчезли, тогда она могла бы сорвать с себя одежду и отдаться Джо прямо здесь на столе.

После ужина они с Джо попрощались с миссис Толли и Мэри Луизой и пешком отправились к дому Сары.

– Не стесняйся, выплесни все наружу, – предложил ей Джо.

На мгновение ей показалось, что он говорит об охватившей ее страсти.

– Что выплеснуть? – спросила она.

– Скажи мне все, что тебе хочется, о моей матери и Мэри Луизе. Начинай. Я готов все выслушать.

– О! – Сара рассмеялась. – Я не могу. Это было бы неправильно.

– Но лучше сказать все откровенно, чем держать это в себе.

– Что ж, ты был не слишком любезен с ними, пригласив их в «Севиль».

– А вот тебе определенно понравилось.

– Еда была хорошей, – легко согласилась Сара.

– Я говорю не о еде.

Сара снова рассмеялась. Картина не исчезла из ее памяти. Становилось жарко, стоило ей только подумать об этом.

– Итак, – голос Джо вернул ее к действительности, – мы говорим о маме и Мэри Луизе.

Они свернули за угол и пошли по улице, вдоль которой выстроились ряды домов.

– Что ж, они лицемерны, нетерпимы, жеманны и в высшей степени поверхностны, – сказала Сара.

– Они еще и стервозны, ты забыла, – засмеялся Джо.

Сара удивилась, услышав от него такое слово, особенно по отношению к матери и сестре, но ей трудно было с ним не согласиться.

– И это тоже, – она кивнула.

– Ты отлично с ними справилась. – Джо неожиданно остановился посреди улицы и повернулся к ней лицом. Положив руки на плечи Саре, он поцеловал ее. – Это было твоим испытанием.

– И я провалилась с позором.

– В глазах мамы и Мэри Луизы – может быть, но для меня ты победительница. – Джо высоко поднял ее руку, как боксеру, выигравшему бой, и повел ее к ближайшему дому. Он постелил на ступени пиджак и знаком указал ей на место рядом с собой.

Сара покосилась на темные окна дома и, хихикая, как девчонка, села рядом с ним.

– А если кто-нибудь выйдет…

– Тс-с… – Опустившись перед ней на одно колено, Джо поцеловал ей руку. – Теперь, когда я знаю, что тебе по силам справиться с моими матерью и сестрой, я прошу тебя выйти за меня замуж. Ты согласна? – Он заглянул ей в глаза. – Ты станешь моей женой?

Сара была поражена, но не тем, что он сделал ей предложение, а тем, что он решился на это после того, как его мать и сестра столь явно продемонстрировали свое пренебрежение к Саре, ее религии и ее профессии.

– Ты можешь потерять свою семью, – предупредила она.

– Я люблю их, – сказал Джо, – несмотря на все их «замечательные» качества. Но остаток моих дней я хочу провести с тобой, а не с ними. Так ты выйдешь за меня? – В неярком свете фонаря на крыльце чужого дома его глаза светились надеждой и радостью.

– Конечно, выйду, – ответила Сара.

Ее соседка уехала из города на выходные, так что вся квартира осталась в их с Джо распоряжении. Сара заварила для Джо чай, а затем скрылась в спальне. С гулко бьющимся сердцем она разделась и накинула на себя халат. А потом позвала его.

Он остановился в дверях, явно удивленный ее появлением в халате. Джо ничего не сказал, только прислонился к косяку, улыбаясь.

Сара развязала пояс халата и сбросила его на пол. Воздух комнаты холодил ее кожу, но она видела, что Джо смотрит на нее, и пошла ему навстречу.

Она остановилась совсем близко от него, но Джо не коснулся ее. Казалось, он предоставляет инициативу ей. Именно этого хотелось Саре. Она расстегнула его рубашку. Стянув ее, справилась с пряжкой ремня и опустила вниз язычок «молнии». Она услышала, как вздохнул и замер Джо, когда ее рука случайно коснулась твердой выпуклости под его трусами. Он уже не мог больше сдерживаться. Он сорвал с себя остальную одежду и осыпал поцелуями ее лицо, шею, плечи, одновременно нежный и неистовый. Когда Джо крепче прижал ее к себе, Сара ощутила жар и твердость его возбужденной плоти.

Он сорвал покрывало с ее кровати и мягко опустил на нее Сару. Джо лег с ней рядом, ласкал ее и любил ее, а Сара думала, что больше ей в жизни ничего не нужно.

Миссис Толли и Мэри Луиза отказались прийти на их свадьбу, назначенную в маленькой методистской церкви, которую много лет посещала Сара. Джо не жаловался на отсутствие родственников. Радость, которую он испытывал рядом с Сарой, словно помогала ему смириться со всеми возможными потерями.

На медовый месяц они отправились во Флориду, в дикие равнины Эверглейда, в места, максимально напоминавшие Африку. Это было им по средствам. Они отбыли сразу после небольшого приема. Сара впервые летела на самолете и нервно цеплялась за руку Джо, чувствуя его силу. Впервые в ее взрослой жизни Саре было к кому прислониться. И от осознания этого у нее на глаза навернулись слезы. Сара отвернулась к иллюминатору, чтобы Джо не увидел этих слез и, не дай бог, не понял бы их неправильно.

На следующее утро после их первой брачной ночи Джо повернулся к ней в постели.

– У меня есть для тебя свадебный подарок, – сказал он, касаясь ее щеки.

Джо встал, а Сара смотрела на его высокую, красивую фигуру, пока он шел к туалетному столику. Из верхнего ящика Джо достал маленькую, завернутую в подарочную бумагу коробку и принес ее Саре. Она подождала, пока муж уляжется рядом с ней, и только тогда открыла коробочку.

Внутри оказалась удивительная золотая брошь. Сара вертела ее в пальцах.

– Смотреть надо вот так, – Джо повернул украшение. – Видишь, это наши инициалы. – Он провел пальцами по гладкому золоту. – Вот Д и С. Ты видишь?

– О, как прекрасно! – воскликнула Сара. – Спасибо, Джо. Я буду все время ее носить.

Джо нежно привлек ее к себе и, прижимаясь губами к ее волосам, чуть слышно прошептал:

– У нас будет потрясающий брак, Сара. Мы будем вместе путешествовать, смотреть спектакли, смеяться.

И ты каждый день станешь носить свою брошь. И хотя бы раз в неделю мы будем обедать в «Севиле», чтобы черпать вдохновение.

Сара рассмеялась, протянула руку за спину Джо и положила брошь на тумбочку у кровати. А потом она притянула его к себе, надеясь, что сможет провести с ним в постели долгие, долгие часы в этот первый день их замечательного брака.

Сара закончила свою историю как раз к тому времени, как они с Лаурой вернулись к входу в дом престарелых. Лаура толкнула дверь, а Сара удивилась.

– Мы пришли? – спросила она. – Разве я здесь живу?

– Конечно, – ответила Лаура, – сегодня мы с вами долго гуляли.

– Да, да. – Сара перешагнула порог и пошла по вестибюлю, высоко подняв руки. Она напомнила Лауре Сильвестра Сталлоне в фильме о Рокки. Лаура рассмеялась.

В коридоре Сара показала в сторону своей двери:

Нам сюда?

– Правильно, – подбодрила ее Лаура и прошла с ней до квартиры, чтобы убедиться, что Сара не ошибется. Ей отчего-то стало грустно. Она узнала мельчайшие подробности об отношениях Сары с ее мужем и испытывала неловкость, хотя Сара легко делилась с ней самым сокровенным. К неловкости примешивалась банальная зависть. Да, Лаура была замужем, муж ее был замечательным человеком, но ей не довелось испытать страсть и нежность, которые так хорошо описывала Сара.

– Зайдите на минутку, – пригласила ее Сара.

– Спасибо, но я не могу, – отказалась Лаура. – Я должна вернуться к Эмме, моей маленькой дочке.

– Что ж, – Сара толкнула свою дверь, – значит, мы увидимся завтра?

– Нет, – мягко поправила ее Лаура. – Помните, я говорила вам, что буду приезжать по средам? Так что до следующей среды, Сара.

– Вот как…

Лаура не поняла выражения лица Сары. Что это было, разочарование или смущение? Возможно, и то, и другое.

24
{"b":"6044","o":1}