ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне понравился ваш рассказ о вашей жизни с Джо, – сказала она. – Вам очень повезло, что у вас был такой муж.

– Да, – вздохнула Сара, – мне очень повезло. Только везение однажды кончается.

ГЛАВА 17

Ночь накануне встречи с Диланом Гиром и Хизер Дэвисон Лаура провела без сна. Утром она едва не забыла накормить Змму завтраком, а девочка, разумеется, не указала ей на ее ошибку. В конце концов дочери пришлось завтракать оладьями с джемом и стаканом апельсинового сока.

– Ешь побыстрее, – попросила ее Лаура. – Я должна отвести тебя к Кори, потому что ненадолго уеду.

Эмма перестала жевать оладьи, в ее глазах появилась тревога.

– Ее папы нет дома, – успокоила дочку Лаура, – он не вернется домой до выходных.

Девочка мгновенно успокоилась.

– Знаешь, он очень милый человек, – добавила Лаура.

Ей не хотелось, чтобы Эмма думала, что ее опасения насчет Джима Бекера имеют основания.

Как всегда, Эмма сидела над оладьями и ничего не ела, так что в конце концов у Лауры лопнуло терпение и она отправила ее мыть руки. Телефон зазвонил именно в ту минуту, когда Эмма скрылась за дверью. Лаура посмотрела на аппарат. У нее не оставалось времени для болтовни по телефону. Но вдруг это звонит Хизер, чтобы отменить их встречу? Она взяла трубку.

Звонили из издательства, которое собиралось опубликовать книгу Рэя. Мужчина быстро назвал себя, его имя немедленно выветрилось у Лауры из головы, и сразу же перешел к цели своего звонка.

– Послушайте, – сказал он, – вы должны прислать нам фотографию Рэя для обложки. Мы будем использовать ее и во время рекламной кампании. У вас есть что-нибудь подходящее?

– Да, думаю, я что-нибудь для вас найду. – Лаура провела пальцами по волосам, пытаясь припомнить снимки мужа за последние несколько лет. Это были большей частью обычные семейные фотографии, и лишь на очень немногих Рэй был один. – Я могу использовать его университетскую фотографию.

– Хорошо. Отправьте нам ее как можно скорее. Да, кстати, сотрудники маркетингового отдела скоро свяжутся с вами. У них к вам масса вопросов. Эта книга очень много для нас для всех значит, – продолжал мужчина. – Я понимаю, что для вас это звучит ужасно, но, видите ли, правда в том, что книга вашего мужа стала более ценной именно из-за его смерти. Это превращает его в мученика ради святого дела. Могли бы вы сказать, что Рэй покончил с собой из-за того, что ничем не мог помочь бездомным? Вы бы сочли правдоподобным такое заявление?

Лауру этот вопрос застал врасплох. Она еще не успела переварить фразу о том, что Рэй оказался мучеником за идею.

– Гм, я полагаю, что к смерти его привели многочисленные факторы. – «И в первую очередь я», – подумала она.

– Что именно он делал для бездомных?

– Легче ответить на вопрос, чего мой муж для них не делал, – сказала Лаура. – Он организовал палаточный городок. Он разработал программы обучения для бездомных детей. Он… – Лаура увидела Эмму на пороге кухни и посмотрела на часы. – Муж сделал очень много, я не смогу вам назвать всего сейчас. Боюсь, у меня нет времени. Я собиралась уехать.

– Что ж, тогда на этом пока закончим. Я попрошу моих сотрудников позвонить вам. И вы найдете для нас фотографию, договорились? Вы можете отправить ее срочной почтой?

– Да, об этом я позабочусь.

– И вот еще что. Необходимо поменять название. «Мест нет» не совсем нам подходит.

Лаура вспомнила, как ночи напролет Рэй мучился над названием книги.

– Но оно мне нравится, – возразила она.

– Мы хотели назвать книгу «Стыдно!». Лаура нахмурилась:

– Я не понимаю.

– Видите ли, Рэй показывает в своей книге, что нынешняя социальная политика очень жестока. Она не решает проблему бездомности. Нам должно быть стыдно за это.

– Вот как! Но я не уверена, что Рэю понравилось бы такое название.

– Зато оно будет работать, – оборвал ее издатель. – Не забудьте прислать мне фотографию, хорошо?

Лаура содрогнулась, положив трубку. Это все равно что разговаривать с хищником. Заставляя себя улыбнуться, она повернулась к Эмме.

– Идем, солнышко, – сказала она. – Кори тебе обрадуется.

Дилан сидел в приемной Хизер Дэвисон и перелистывал старый номер журнала «Пипл», но на самом деле не видел ни единого слова. Секретарша, по-матерински приветливая миссис Квинн, как значилось на прикрепленной к лацкану ее костюма карточке, время от времени ловила его взгляд и улыбалась. Дилан задумался, знает ли она, зачем он здесь. Представляет ли добродушная миссис Квинн, в какую сумасшедшую авантюру он ввязался? Заметила ли она, что ему все время хочется встать и сбежать?

Он продолжал убеждать себя, что поступает правильно. Это нелегкий путь, но верный. Ребенок его. Он достаточно долго смотрел на фотографию, чтобы последние сомнения исчезли. А раз девочка его дочь, то он должен сделать все, чтобы помочь ей. И никаких отговорок.

Всю неделю, с того вечера, когда Бетани принесла фотографию, он не виделся и не говорил с ней. Она оставила несколько сообщений на его автоответчике, и Дилан сделал то же самое, старательно выбирая время таким образом, чтобы Бетани наверняка не оказалось дома. Дилан боялся, что она снова начнет расспрашивать его об Эмме. Это не значило, что он что-то скрывал от Бетани. Он просто не хотел углубляться во все это. Он скучал по Бетани, но не собирался встречаться с ней до тех пор, пока ситуация не прояснится окончательно. И Дилан отправился развлечься с другой женщиной. Он знал, что ей хочется хорошо провести время, и совершенно незачем усложнять жизнь ни ему, ни себе.

Никогда раньше Дилан Гир не бывал у психотерапевта. Сразу после авиакатастрофы от него этого потребовали, но ему хватило одной беседы, чтобы уйти из кабинета врача и из авиакомпании в один и тот же день. Ему казалось смешным и нелепым предполагать, что разговорами ему можно помочь. Трепом Кэти не вернешь.

Распахнулась дверь, ведущая в коридор, и на пороге появилась Лаура Брендон. Дилан заметил, как облегченно разгладилось ее лицо, когда она его увидела, словно она не ждала его здесь встретить.

– Привет, – поздоровался Дилан и встал. Лаура раскраснелась и казалась хорошенькой. Он понял, что могло привлечь его к ней на той вечеринке. В длинных темных волосах сверкали золотистые нити, а карие глаза были большими, затененными длинными ресницами. Эмма была больше похожа на него, чем на мать.

– Спасибо, что согласились прийти, – поблагодарила его Лаура.

– Не за что. – Дилан хотел снова сесть, но тут в приемную вошла еще одна женщина.

– Здравствуйте, Лаура, – сказала она и протянула руку Дилану. – Меня зовут Хизер Дэвисон. А вы, вероятно, Дилан?

– Да. Здравствуйте. – Он пожал ей руку, удивленный. Хизер была похожа на подростка. Волосы убраны в конский хвост, розовая футболка и комбинезон цвета красного вина.

Все трое вошли в кабинет Хизер. Психотерапевт устроилась в большом кожаном кресле, а Дилану и Лауре пришлось довольствоваться креслами, напротив стоящими под прямым углом друг к другу. Дилану было странно сидеть рядом с Лаурой, как будто они были супружеской парой.

– Что ж, Дилан, – обратилась к нему Хизер, – должна признаться, вы заслужили мое уважение тем, что пришли сюда. Для этого нужно мужество.

Он неловко заерзал в своем кресле.

– Сейчас я не чувствую себя особенно мужественным, – признался он.

– И что же вы ощущаете? – спросила Хизер.

– Мне… страшно, – сказал Дилан, и обе женщины улыбнулись его искренности.

– Я рада видеть вас, – продолжала Хизер, – но я хочу убедиться, что вы понимаете всю сложность ситуации, прежде чем вы примете решение, которое отразится на всей вашей дальнейшей жизни. И на жизни Эммы тоже.

Дилан сглотнул. Кто бы мог подумать, что он будет так нервничать?

Хизер подалась вперед.

– Вы можете войти в жизнь Эммы только при двух условиях. Во-первых, Лаура должна согласиться на это, и согласиться охотно. И во-вторых, вы должны быть совершенно уверены в том, что готовы связать свою судьбу с Эммой. Одного отца она уже потеряла, и это заставило девочку спрятаться в раковину. Травма от потери второго отца может стать для нее роковой.

25
{"b":"6044","o":1}