ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У нее снова перехватило дыхание, когда она лепила котлеты и лущила кукурузу. Но к этому моменту она уже не сомневалась, что это все нервы. Эмма тоже нервничала, бегала по дому с голой Барби в руке и каждые пять минут останавливалась у большого окна в гостиной.

– Он приедет в половине шестого, – сказала ей Лаура, когда девочка в очередной раз посмотрела на подъездную дорожку. – Видишь? – Она показала ей на циферблат часов. – Он будет здесь, когда большая стрелка будет на шести, а маленькая между пятью и шестью.

Эмма выслушала объяснения Лауры, внимательно посмотрела на часы, развернулась, убежала в гостиную и включила телевизор. И все же через несколько минут она уже снова стояла у окна. Лауре очень хотелось понять, ждет дочка этой встречи или боится ее.

Несколько дней назад она долго говорила с Эммой, разумеется, не получая ответа.

– Ты помнишь Марти, Эмма? – спросила она, укладывая девочку в постель. – Ты играла с ней раньше.

Эмма кивнула.

– Ты помнишь, что у Марти было два папы?

Дочь снова кивнула и покрепче прижала к себе своего потертого плюшевого кролика.

– Понимаешь, тот папа, который жил в доме Марти, был ее приемным папой, а своего настоящего папу Марти ездила навещать.

Эмма нахмурилась, глядя в потолок.

– Ты знаешь, как у папы и мамы появляется ребенок?

Эмма снова кивнула. Она знала о сперме и яйцеклетках, хотя никогда не спрашивала, как они соединяются.

– Так вот, сперма настоящего папы позволяет ребенку родиться. Настоящий папа отвечает за то, что ребенок вообще появился на свет. Но иногда настоящий папа не может воспитывать ребенка, и тогда маме помогает приемный папа. Так что мистер Линдер был приемным папой Марти.

Мистер Линдер был не слишком хорошим отцом, называй его хоть приемным, хоть настоящим. Но для того, чтобы объяснить Эмме ситуацию, он вполне годился.

– Не у каждого есть приемный папа и настоящий папа, – продолжала Лаура. – У большинства детишек папа один, настоящий, как у Кори. Но так получилось, что у тебя два папы.

На личике Эммы появилось удивленное выражение, и Лаура поняла, что девочка внимательно слушает ее.

– Рэй был твоим приемным папой. Он любил тебя очень сильно, как настоящий папа. Ты была для него дочкой, особенной и самой любимой.

Эмма потянула кролика за ухо тонкими, почти прозрачными пальчиками и отвернулась от Лауры. «Она мне не поверила».

– Но у тебя есть и настоящий папа, хотя ты его ни разу не видела. Я с ним недавно разговаривала. Он хочет тебя увидеть.

Глаза Эммы расширились от удивления или от страха, Лаура не знала.

– Ты встретишься с ним только тогда, когда сама захочешь, – поспешила она успокоить дочку.

Эмма никак не отреагировала на ее слова. Лаура нагнулась, чтобы поцеловать ее, потом включила ночник и вышла из комнаты. Зачем только она затеяла этот разговор перед сном? Лаура мысленно ругала себя. Какая глупость! Девочка и так плохо спит, а тут такая новость. Теперь она вообще не уснет.

Дилан прислал Эмме свои фотографии, чтобы не оказаться для нее совершенно чужим при первой встрече. И тем не менее Лаура сомневалась, понимает ли Эмма, что происходит. Чувства дочери вообще оставались для нее загадкой.

В пять часов они с Эммой прогулялись до почтовых ящиков. Лаура забрала почту и разобрала ее по дороге домой. Она увидела еще один длинный белый конверт без обратного адреса и задумалась, прежде чем открыть его. Надорвав конверт, Лаура остановилась, чтобы прочитать письмо.

«Потеря памяти может быть благословением. Сара ничего для вас не значит. Не ездите к ней больше».

Лауре снова стало нечем дышать. Что скрывается за этими предупреждениями? Она посмотрела на конверт. Это письмо пришло из Трентона.

Эмма потянула ее за край футболки.

– Все в порядке, солнышко, – успокоила ее Лаура, направляясь к дому. Она сложила листок и спрятала в карман шортов. «Не ездите к ней больше». Предполагал ли автор добавить «или будет хуже»? Может, стоит позвонить в полицию? Они, конечно, решат, что она устраивает переполох из-за пустяков. Наверное, так и есть. Когда они переступили порог дома, Лаура вдруг почувствовала странную тревогу и заперла все двери.

Дилан приехал ровно в 5.30. Эмма стояла у окна, но, как только увидела его, тут же убежала наверх в свою спальню. Лаура не стала ее удерживать.

Она открыла дверь и поздоровалась с Диланом.

– Вы здесь отрезаны от мира. – Дилан вошел в гостиную, неся в одной руке прикрытый фольгой поднос, а в другой квадратную коробку в подарочной упаковке. Он был в голубой рубашке с короткими рукавами и шортах цвета хаки.

– Кто бы говорил, – усмехнулась Лаура.

– Что да, то да. – Дилан прошел следом за ней на кухню. – Здесь и в самом деле есть озеро? – Он выглянул в окно, но увидел только плотную стену леса.

– Во-он там, – Лаура указала на бледно-голубую полоску за деревьями.

– Я принес кое-что на десерт. – Дилан отступил от окна и указал на поднос. – Это шоколадный кекс. Эмма любит шоколадный кекс?

– Оббжает, спасибо.

Подарочную коробку он все еще держал в руках. Лаура знала, что там. Накануне визита Дилан спросил ее, какой подарок хотела бы получить Эмма. «Барби-доктора», – ответила Лаура. «Барби-доктора? – изумился Дилан. – Я даже не подозревал о ее существовании. Барби прошла большой путь».

– Не хочешь лимонада или чая со льдом? – предложила Лаура. Они договорились говорить друг другу «ты», чтобы Эмме легче было привыкнуть к Дилану. – А потом я пойду и попробую убедить Эмму спуститься.

– Чай со льдом, пожалуйста. – Если Дилан и нервничал, то это не было заметно.

Лаура налила для него высокий стакан.

– Кстати, – сказала она, – я заходила в библиотеку и взяла для тебя книги, те, что советовала Хизер. Так что я избавила тебя от поездки, – Лаура надеялась, что Дилан не сочтет ее действия слишком напористыми, но ведь речь шла о здоровье ее дочери.

– Я их уже прочитал, – ответил ей Дилан. Лаура не сумела скрыть своего удивления:

– Прочитал?

– Я хочу, чтобы Эмме было хорошо, Лаура. Я не хочу ничего испортить. – Дилан неожиданно рассмеялся. – Я так много прочел, что теперь, вероятно, я легко получу место в центре по работе с детьми.

Лаура была готова обнять его. Но вместо этого она поставила кувшин обратно в холодильник и поднялась на второй этаж.

Эмма сидела на своей кровати, прислонившись спиной к стене в окружении плюшевых игрушек, и исступленно сосала большой палец. Казалось, что ей не больше трех лет.

– Спускайся вниз, солнышко! – жизнерадостно сказала Лаура. – Дилан хочет с тобой познакомиться.

Она приготовилась к сопротивлению, но Эмма удивила ее, послушно слезла с кровати и взяла ее за руку. Они вместе спустились по лестнице и вошли в кухню.

Дилан с улыбкой повернулся к ним.

– Ты, наверное, и есть Эмма. Девочка спряталась за мать.

– Эмма, это Дилан, твой настоящий папа. Помнишь, я тебе говорила? – Лаура не видела выражения лица дочери, но догадывалась, что та с подозрением разглядывает гостя.

– Я принес тебе маленький подарок, – Дилан протянул ей коробку. – Это чтобы отпраздновать нашу встречу.

Эмма переступила с ноги на ногу позади Лауры.

– Давай, милая, возьми подарок, – подбодрила ее Лаура.

Девочка очень медленно подошла к Дилану, взяла коробку и отступила назад к Лауре, чтобы ее открыть. Она разорвала розовую бумагу и не смогла скрыть своего восхищения, когда увидела новую Барби. Ее глаза загорелись, а на губах расцвела искренняя радостная улыбка, которую в последнее время так редко видела Лаура.

– Тебе нравится? – спросил Дилан, и Эмма тут же снова спряталась за мать, крепко прижимая к груди свое сокровище.

– Я надеюсь, – Лаура обратилась к Дилану, – ты ничего не имеешь против обычного ужина. У нас бургеры. Эмма любит их больше всего, и я подумала…

– Отличная идея, – улыбнулся Дилан. – Чем я могу тебе помочь?

– Может быть, вы с Эммой сделаете салат? – Лаура надеялась, что совместная работа пойдет им на пользу. – Эмма, давай вымоем руки.

27
{"b":"6044","o":1}