ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девочка послушно положила коробку с доктором Барби на рабочий стол и вскарабкалась на стул у раковины. Затем Лаура вручила ей миску с вымытым латуком.

– Ты будешь отрывать листья и класть их в миску, хорошо? Дилан, ты порежешь помидоры и огурцы?

Дилан задал Эмме несколько простых вопросов, пока они вместе трудились над салатом. Но Эмма отвечала каменным молчанием, сосредоточенно придавая оторванным кусочкам латука различную форму. Лауре стало жаль Дилана. Она хорошо понимала, как тяжело, когда старания ни к чему не приводят. Поймав его взгляд над головой Эммы, она сочувственно улыбнулась ему. Во всяком случае, малышка помогает ему делать салат. Лаура боялась, что она спрячется в своей комнате и не выйдет весь вечер. Когда Лаура вышла на крыльцо, чтобы поджарить бургеры на гриле, Эмма тут же сорвалась с места и ринулась за ней, не желая оставаться наедине с чужим человеком. Лаура не стала выговаривать ей за это, и как только они вернулись в кухню, Эмма снова взобралась на свой стул.

Доставая керамическую миску из шкафчика, Лаура спросила у дочери:

– А ты знаешь, где работает Дилан? Эмма не подняла головы от салата.

– Он поднимается в небо на воздушном шаре, – сказала Лаура.

Девочка посмотрела на нее непонимающим взглядом.

– А ты знаешь, что такое воздушный шар, Эмма? – задал вопрос Дилан.

Она перевела взгляд на него, но ничего не ответила.

– Думаю, я сумею нарисовать его для тебя, – решил Дилан.

Лаура уже собиралась пойти в комнату и принести бумагу и карандаши, но Эмма опередила ее. Она вернулась с коробкой карандашей и листком бумаги и аккуратно положила все рядом с Диланом.

Буквально за пару минут Дилан изобразил свой шар, не забыв о точном расположении полос и людей в плетеной корзине под ним.

– Видишь? Вот здесь я зажигаю огонь, и горячий воздух поступает в шар. Когда воздух нагревается, он поднимается вверх, поэтому шар отрывается от земли. Люди стоят в этой большой корзине и плывут по воздуху над верхушками деревьев. – Он добавил к рисунку несколько деревьев.

Эмма улыбнулась, и у Лауры стало тепло на сердце. Глядя на отца и дочь, увлеченных рисунком, она гадала, видит ли Дилан то, что заметила она. Они были удивительно похожи друг на друга.

И все же Эмма по-прежнему не хотела оставаться с ним наедине. Каждый раз, когда Лаура отправлялась проверить бургеры, она мчалась за ней следом.

– Отнеси свою новую Барби наверх, – попросила Лаура, – а потом мы будем ужинать.

Они с Диланом вышли на террасу.

– Я так надеялся, что мне удастся разговорить ее, – признался Дилан. – Ты же помнишь, что сказала Хизер. Если чужой человек будет вести себя так, словно ждет ответа, то Эмма может заговорить. – Дилан выглядел так, словно провалился на экзамене.

– Я ее мать, – ответила Лаура, перекладывая бургеры на блюдо, – человек, с которым она должна чувствовать себя комфортно, но даже мне не удалось добиться от нее ни слова. Так что не отчаивайся. Она все же общается с тобой. Ты добился большего, чем я надеялась.

– Полагаю, я был излишне оптимистично настроен. – Дилан взял из рук Лауры блюдо и отнес его на стол для пикника. – Эмма так похожа на моих племянников.

– Она похожа на тебя. Дилан улыбнулся.

– Я уже по фотографии понял, что она моя, но когда увидел ее сегодня… В это трудно поверить. У меня и в самом деле есть ребенок.

Вернулась Эмма, и они втроем уселись за стол. За едой разговаривали только Дилан и Лаура. Он рассказывал в основном о воздушных шарах, но потом сменил тему.

– Твоя мама сказала мне, что она астроном, – обратился он к Эмме. – Наверное, это очень интересная работа.

Неожиданно Эмма вскочила и убежала в дом. Взрослые переглянулись.

– Я сказал что-то не то? – спросил Дилан.

– Не знаю. – Лаура и сама была поражена. И тут Эмма вернулась. Стоя рядом с матерью, она протянула Дилану фотографию пятой кометы, открытой Лаурой.

– Она пытается сказать вам, что я открыла несколько комет, – пояснила Лаура, тронутая поступком дочери.

– В самом деле? – искренне удивился Дилан. Он долго рассматривал фотографию и наконец вспомнил: – Лаура Брендон. Вы не… Это ведь одна из комет Брендон, верно? – спросил он.

Эмма и Лаура кивнули одновременно.

– Это пятая комета Брендон, – сказала Лаура. Дилан был поражен.

– Я и понятия не имел, – признался он и посмотрел на Эмму. – Твоя мама очень знаменита, ты знаешь об этом?

Эмма снова спряталась за спиной Лауры, прямой вопрос смутил ее.

– Когда-то я летал на больших самолетах, лайнерах, – заговорил Дилан. – Мне очень нравилось летать ночью, и я помню, как выглядела эта комета. Это было очень красиво.

– Я тоже однажды видела ее с борта самолета, – сказала Лаура. – У меня возникло ощущение, что она совсем рядом.

– Ты нашла еще одну с тех пор?

– Пять, если быть точной.

– Пять?! То есть всего ты открыла десять комет? Это настоящий рекорд.

– Нет, – Лаура рассмеялась. – Это далеко не рекорд. Но комета, которую я открыла совсем недавно, будет больше этой, – она указала на фотографию. – Следующим летом ее можно будет увидеть без телескопа.

– Так, значит, ты занимаешься изучением комет?

– На самом деле нет. Как профессионал я изучаю планетарную атмосферу. Поиск комет – мое хобби. Я посвящаю этому свое свободное время и пользуюсь телескопом, который стоит на галерее.

– Ты шутишь?

Лаура догадывалась, что Эмме наскучил этот разговор. Она почти не притронулась к бургеру. Но если в другое время Лаура попыталась бы уговорить ее поесть еще немного, на этот раз она не стала этого делать.

– Может быть, нам поиграть во что-нибудь? – предложила она. – А потом мы съедим шоколадный кекс, который принес Дилан.

Они вернулись в гостиную, половили игрушечных рыбок в музыкальном пруду и сыграли в «Страну чудес». Эмма по-прежнему не отходила от матери, все с тем же подозрением смотрела на Дилана, но Лаура надеялась на лучшее. Дилан оказался славным человеком. У них обязательно все получится.

В восемь часов Лаура уложила Эмму, но, когда собралась уходить, малышка изо всех сил вцепилась в ее руку, не желая оставаться в одиночестве. Возможно, она просто не хотела, чтобы Лаура возвращалась к Дилану.

– Тебе понравился Дилан? – спросила дочку Лаура. Эмма пожала плечами и крепче прижала к себе кролика.

– Может быть, мы попросим, чтобы он показал нам, как он поднимается в небо на воздушном шаре? Тебе бы этого хотелось?

Эмма кивнула.

– Спи крепко, моя радость.

Лаура осторожно высвободила свою руку и наклонилась, чтобы поцеловать Эмму. Та указала пальцем на ночник.

– Я включу его.

Лаура спустилась в гостиную.

Дилан стоял возле книжного шкафа, изучая фотографию, на которой были вместе Рэй, Эмма и Лаура. На снимке Эмме было только два года, и она напоминала темноволосого маленького эльфа.

– Это твой отец? – спросил Дилан. – Это дедушка Эммы?

Лаура рассмеялась. Она не в первый раз слышала этот вопрос.

– Это Рэй, – сказала она.

– Твой муж? – от удивления у Дилана округлились глаза. Совсем как у Эммы.

– Да.

– Прости, я подумал… – На скулах Дилана загорелись два красных пятна, и Лауре это понравилось.

– Все ошибаются. Рэй был на двадцать один год старше меня.

Дилан снова взглянул на фотографию.

– Эмма была замечательным ребенком, она и сейчас просто чудо, – сказал он, – но я представляю, как тебе непросто теперь общаться с ней.

– Да, но я думаю, что ей еще труднее. Она хочет что-то сказать и не может.

– А какой она была до… того, как все случилось?

– Хочешь посмотреть пленку? – предложила Лаура. Глаза Дилана радостно вспыхнули.

– Конечно.

Лаура перебрала кассеты, вставила одну в видеомагнитофон.

– Здесь Эмме четыре года, – объяснила она, усаживаясь в кресло у телевизора с пультом управления в руке. Дилан расположился на диване. – Я снимала это в Бразилии, где работала в обсерватории. Эмма и дочка ее няни специально переодевались и пытались разыграть для нас скетч.

28
{"b":"6044","o":1}