ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После ленча она вошла в палату Джулии. Та как раз расчесывала свои роскошные волосы. Джулия улыбнулась Саре, но улыбка быстро исчезла. Открыв верхний ящик туалетного столика, женщина принялась выбрасывать оттуда вещи, словно искала что-то спрятанное среди белья.

– Ты украла ее! – рявкнула она на Сару.

Сара, обеспокоенная яростью в голосе Джулии, сделала шаг назад.

– Что украла? – спросила Сара.

– Мою брошку! – Джулия указала на брошь, которую Сара носила у ворота. – Она лежала вот здесь, в ящике, и ты ее взяла!

– Это? – Сара коснулась подарка Джо. – Это свадебный подарок моего мужа, – объяснила она. – Ты много раз видела ее на мне, Джулия.

Но пациентка выдвинула ящик до конца, перевернула его, потрясла.

– Она была здесь, а теперь она там! – воскликнула Джулия, не сводя безумных глаз с украшения Сары.

– Успокойся, посмотри, – Сара решилась подойти ближе. – Ты видишь, это две буквы, С и Д, переплетенные вместе. Это значит Сара и Джо. Мой муж и я.

Казалось, Джулия не слышала ее объяснений. Продемонстрировав приличную физическую силу, она метнула ящик в Сару. Та успела уклониться, но ящик все же задел висок.

Боль оказалась неожиданной и очень острой. Прижимая ладонь к голове, Сара выбежала в коридор и стала звать санитаров.

К палате уже бежали двое крупных мужчин, одетых в белое. Кто-то услышал крики из палаты Джулии и вызвал их. Сара прислонилась к стене. Кровь стекала сквозь пальцы по руке. Сара прислушивалась к тому, как мужчины пытались утихомирить разъяренную женщину, уверенную, что ее обокрали.

К Саре подбежала одна из медсестер и прижала кусок марли к ране на виске.

– Придется наложить пару швов, – сказала она. – А Джулии Николе неплохо бы провести месячишко в палате сновидений.

– Нет, – слабо возразила Сара и потеряла сознание. На следующее утро доктор Пальмиенто вызвал ее в свой кабинет.

– Как вы себя чувствуете? – Он вышел из-за стола, положил руку Саре на плечо и подвел ее к креслу. Лицо его выражало искреннее сочувствие.

На виске у Сары красовался пластырь, прикрывавший три шва. Голова все еще болела.

– Со мной все в порядке, – улыбнулась Сара. – Мне не следовало спорить с Джулией. Я должна была найти другой способ…

– Ничего, ничего, – ласково успокоил ее доктор Пальмиенто. Он присел на край письменного стола. – Я принял решение насчет Джулии Николе и хочу, чтобы вы об этом узнали.

«Палата сновидений», – решила Сара. Она сомневалась, что стоит спорить на этот счет.

– Джулия последнее время хорошо со мной общалась, – сказала Сара. – Думаю, она была…

Доктор Пальмиенто жестом попросил ее замолчать.

– Я позволил вам попробовать ваш подход, – начал он. – Все эти разговоры… Мы пробовали его с такими пациентами много лет, но это пустая трата времени, когда они в таком состоянии. И все же я не стал вмешиваться. Я надеялся, что это поможет. Но реальность такова, что мисс Николе поможет только одно. – Он помолчал, его яркие зеленые глаза внимательно смотрели на Сару. – Я назначил ей лоботомию на среду.

– Лоботомию? – Сара потрясенно смотрела на него.

– Да. Она будет намного лучше контролировать себя.

– Только потому, что она будет в ступоре! – Сара почти кричала. – На всю оставшуюся жизнь! – Она понимала, что ведет себя либо чересчур смело, либо попросту глупо, если позволяет себе так разговаривать с доктором Пальмиенто. – Прошу вас, доктор Пальмиенто, позвольте мне посмотреть в литературе и проверить, не существует ли еще каких-либо методов лечения подобных больных. – Сара понадеялась, что ее слова произведут впечатление на доктора. – Прошу вас. Разрешите мне попытаться, прежде чем вы проведете лоботомию. Ведь эта операция необратима.

– Для таких, как Джулия Николе, других методов не существует. – Пальмиенто нагнулся к Саре и смотрел на нее так, словно она туго соображала. – Ведь в глубине души вы и сами это знаете, верно?

– Но лоботомия – это не лечение, – упорствовала Сара. – Она просто облегчит уход за Джулией, превратит ее в послушное, тупое существо.

Пальмиенто выпрямился.

– Вы должны дополнительно почитать о лоботомии, Сара, – заявил он. – Вы не сможете здесь работать, если не будете понимать, насколько важен этот метод для лечения психически больных пациентов.

Сара посмотрела на сложенные на коленях руки. Голова пульсировала от боли.

– Я занимаюсь психиатрией тридцать лет, а вы… Десять? – спросил доктор.

– Тринадцать, – Сара гордо выпрямилась.

– И как вы знаете, – продолжал Пальмиенто, – меня считают одним из лучших психиатров страны.

– Да, мне об этом известно.

– Полагаю, вы должны признать тот факт, что я более квалифицирован, чем вы, и мне решать, что необходимо Джулии Николе. Мы проведем ей лоботомию в среду в три часа. Вы будете при этом присутствовать, раз она ваша подопечная.

– Вы хотите, чтобы я… – Мысль об операции привела Сару в ужас.

– У вас есть опыт хирургической сестры, правильно?

– Да, я работала в операционной, когда училась, только…

– Пусть вы совершенно нереалистично смотрите на то, что полезно, а что нет в психиатрической практике, я успел заметить, что вы одна из самых опытных сестер нашей клиники. Я хочу, чтобы в будущем вы могли ассистировать мне во время операций. Мы начнем вашу практику с операции мисс Николе.

Сара не знала, что сказать. Это была ее работа, и она обязана ее выполнять.

Ночью в постели Сара прижалась к Джо. Она рассказала ему о том, что произошло, о своем ужасе при мысли о том, что ее пациентке сделают лоботомию.

– Возможно, доктор Пальмиенто прав, – заметил Джо, гладя ее по волосам. – Вероятно, жизнь этих людей настолько мучительна и невыносима, что помочь им можно, только разрушив больную часть мозга. Ведь не зря же эта процедура получила Нобелевскую премию.

– Я отказываюсь верить, что это единственно возможное решение, – ответила Сара. – Джулия такая красивая… Она еще молода, Джо. У нее такая сила духа.

Джо легко коснулся заклеенного виска Сары.

– Сила у нее есть, согласен. – Он рассмеялся.

– Это какой-то кошмар, – вздохнула Сара. – По крайней мере доктор Пальмиенто согласился не брить ей голову. Я упросила его. У нее удивительные волосы, и только они интересуют Джулию.

– Ей повезло, что у нее есть ты. – Джо нагнулся к Саре, чтобы поцеловать ее. – И мне тоже.

Джулию привезли в операционную на каталке. Ее одели в больничную рубашку и сделали укол успокоительного, чтобы снять агрессию. Ее глаза были открыты, и Джулия улыбнулась Саре, увидев ее. Больная узнала ее, несмотря на хирургический колпак и маску.

– Здравствуй, Джулия, – сказала ей Сара.

Она помогла санитару переложить ее с каталки на стол. Джойс Лав была рядом, готовая ассистировать доктору Пальмиенто.

Джулия нашла руку Сары. Удивленная этим жестом, Сара пожала ей пальцы. Она догадывалась: Джулия предчувствует, что с ней должно случиться нечто ужасное. Сара неожиданно обрадовалась, что она рядом с ней. Пусть это будет для нее мучением, но Джулии необходима поддержка того, кто ее любит.

Доктор Пальмиенто вошел в операционную в халате и маске.

– Как ты себя чувствуешь, Джулия? – спросил он отеческим тоном, который часто и с успехом использовал.

– Отлично, – ответила она.

– Я опущу тебе на глаза маску, чтобы яркий свет не резал глаза. Он тебя раздражает, правда?

Закрыв глаза Джулии маской, Пальмиенто потянулся за бритвой. «Неужели он собрался обрить ее? – подумала Сара. – Он же обещал».

Сара посмотрела на него через стол.

– Вы же обещали, – сказала она вслух.

– Через полчаса это, – Пальмиенто показал ей длинную прядь волос, – не будет значить для нее ровным счетом ничего. – В его голосе слышалось явное раздражение, и Сара не стала задавать больше вопросов, хотя они так и просились ей на язык. – Шприц, – приказал доктор Пальмиенто, и Джойс Лав подала ему Шприц, чтобы сделать местное обезболивание. Он ввел препарат туда, где собирался сделать надрез.

36
{"b":"6044","o":1}