ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто такая эта Толли? – спросил он. Лаура все ему объяснила, а узнав о распоряжениях отца насчет этой женщины, она больше не сомневалась, что Сара Толли сыграла важную роль в его жизни. Она обязана была с ней встретиться. Когда Лаура рассказала об этом Рэю, он угрюмо замкнулся.

– Я уезжаю, – Лаура прижалась щекой к щеке мужа. – Вернусь через час. Не задержусь ни на секунду. Эмма занята своей новой головоломкой, так что тебе никто не помешает работать.

Рэй промолчал, и Лаура отошла от него. Даже в самые мрачные дни Рэй никогда не обращался с ней так холодно. Лауре показалось, что Рэй во что бы то ни стало решил заставить ее не выполнять последнюю волю отца. Что за ребячество? Глупо и неуместно. Но можно ли оставить с ним Эмму? Впрочем, она же совсем ненадолго.

– Ты и не заметишь, что я уезжала, – весело пообещала она и вышла из комнаты, пока Рэй не успел ее отговорить.

Лаура оставила у ювелира цепочку и поехала через весь город в дом престарелых.

Мидоувуд-Виллидж всегда казался ей очаровательным местом. Просторное трехэтажное светло-голубое здание с белыми ставнями выглядело старинным и по-домашнему уютным, несмотря на свою новизну и размеры. Фасад украшала просторная веранда. Входя в парадную дверь, Лаура подумала о том, что в таком месте страх перед старостью отступает.

Дом престарелых изнутри выглядел таким же обжитым, как и снаружи. Здесь пахло ванилью и корицей. Ковры и обивку мебели украшал изящный рисунок, выдержанный в сиренево-розовых и аквамариновых тонах. Лаура остановилась у столика дежурной. Женщина подняла голову от бумаг.

– Я ищу Сару Толли, – сказала Лаура. – Полагаю, я не ошиблась? Она живет здесь?

– Я вызову к вам ее помощницу. – Дежурная кивком головы указала на вестибюль. – Присядьте.

Лаура опустилась на край одного из массивных кресел, и через несколько минут перед ней появилась молодая плотная женщина в длинном платье с цветочным рисунком.

– Вы приехали, чтобы увидеться с Сарой? – спросила она. В ее голосе слышалось явное удивление.

– Да, – ответила Лаура. – Меня зовут Лаура Брендон. На самом деле я с ней незнакома… Она была другом моего отца, который недавно умер. Папа просил меня навестить ее.

Женщина опустилась в кресло рядом с Лаурой. В ней все было округлым: тело, лицо, очки в тонкой металлической оправе, даже нос-пуговка.

– Меня зовут Кэролин, я присматриваю за Сарой, – представилась она. – Должна признаться, что меня все это чрезвычайно удивляет. Никто и никогда не навещает Сару.

– Мой отец наверняка бывал у нее, – возразила Лаура. – Вспомните, его звали Карл Брендон, очень худой, высокий, за семьдесят…

Кэролин прервала ее, покачав головой.

– Никто и никогда не навещал Сару. Иначе я бы знала об этом.

– Но тогда я просто ничего не понимаю. – Лаура увидела отражение своего удивленного лица в стеклах очков Кэролин. – Не могли бы вы рассказать мне о ней? Сколько ей лет?

– Саре семьдесят пять. У нее начальная стадия болезни Альцгеймера.

Лаура откинулась на спинку кресла.

– Я не знала.

– Миссис Толли в отличной физической форме для своего возраста, – продолжала Кэролин. – Она до сих пор плавает в нашем бассейне. Симптомы ее болезни практически незаметны. – Женщина выпрямилась. – Здесь, в Мидоувуде, у нас три жилые зоны: отдельные квартиры, квартиры для жильца и помощника и специальное крыло для тех, кому требуется круглосуточное наблюдение. До последнего времени Сара жила одна. К сожалению, недавно пришлось приставить к ней помощницу. Вы понимаете, никаких запоров на дверях, никакой плиты. Пару раз она заблудилась на прогулке, поэтому мы поняли, что ее пора переселить. Теперь мы не можем отпускать миссис Толли одну.

Лаура молча кивнула. Во что она ввязалась? Кэролин нагнулась к ней.

– Знаете, было бы просто замечательно, если бы вы могли иногда брать ее с собой на прогулку, – сказала она. – Разумеется, когда станет теплее. Саре это очень понравится.

Лаура тут же представила себе Рэя, кипящего от возмущения в своем кабинете только от того, что она поехала в Мидоувуд.

– Я не знаю… Я с ней даже незнакома.

– Вы также очень поможете Саре, – продолжала Кэролин, словно не слышала ответа Лауры, – если просто выслушаете ее. Пусть предается воспоминаниям о прошлом. На этой стадии болезнь Альцгеймера проявляется в том, что она кое-что путает и на короткое время теряет память. Все, что случилось с ней много лет назад, она отлично помнит. Видите ли, Сара любит поговорить. Но, как я уже сказала, ее некому выслушивать, кроме меня, а у меня есть и другие пациенты.

– Поймите, я всего лишь хотела…

– Сара до сих пор играет в бинго и обожает фильмы. – Кэролин уже было не остановить. – Она проводит очень много времени у себя, сидя перед телевизором. Это неправильно, то есть для других пациентов это подходит, но Саре нужно нечто большее.

– Что ж… – Лаура подняла руку, чтобы остановить женщину, – как я уже сказала, мы с ней незнакомы. У меня есть своя семья, я работаю. Я всего лишь хотела узнать, где и как познакомился с ней мой отец. Только и всего.

Это была ложь. Отец просил ее совсем о другом, и Лаура прекрасно об этом помнила.

– Хорошо, – Кэролин встала, явно разочарованная. – Идемте со мной.

Лаура прошла за ней по длинному коридору, куда выходили бледно-голубые двери, одна не похожая на другую. На первой справа были приклеены фотографии, на ручке другой висел плюшевый мишка, а еще на одной – пара балетных туфель.

Кэролин остановилась у двери с изображением черного кинопроектора.

I . – Это квартира Сары, – пояснила она. – Миссис Толли любит старые фильмы. Мы специально по-разному украшаем двери, чтобы пациенты не путали их. Но Сара пока не настолько плоха. – Кэролин нажала на кнопку звонка.

Спустя минуту дверь распахнулась, и перед ними предстала высокая пожилая женщина. Она тепло улыбнулась Кэролин:

– Входите, дорогая.

Лаура прошла следом за Кэролин в маленькую гостиную, уютно обставленную современной мебелью. Обивка на пухлых подушках дивана, кресел, такие же цвета пшеницы занавески, дубовые низкие столики.

– Сара, это Лаура Брендон, – представила ее Кэролин. – Она приехала вас навестить.

– Как мило, – Сара улыбнулась Лауре.

Сара Толли оказалась выше Лауры ростом. Серебристые волосы были аккуратно причесаны. В ее лице и фигуре любой заметил бы небольшое сходство с Элеонорой Рузвельт. Сара была безупречно одета: блузка в белую и бежевую полоску, бежевая юбка, чулки, бежевые туфли. Единственным признаком ее нездоровья были неправильно застегнутые пуговицы на блузке. И отчего-то при виде этой несуразности в облике достойной женщины у Лауры появился комок в горле.

Кэролин взглянула на часы.

– Я вас оставлю, чтобы вы получше познакомились, – сказала она.

После ухода помощницы Сара усадила Лауру на диван.

– Не хотите ли кофе или лимонада? Мне кажется, в холодильнике он еще есть. – Женщина направилась к крохотной кухне, но Лаура остановила ее:

– Нет, спасибо, не нужно. – Она смущенно уставилась на свои колени. – Мне бы хотелось объяснить, почему я здесь.

Сара присела на диван и внимательно посмотрела на свою гостью.

– Я полагаю, что вы знали моего отца. Его звали Карл Брендон. – Выражение лица пожилой женщины не изменилось. – Он умер несколько недель назад. Перед смертью он попросил меня навестить вас и убедиться, что у вас все в порядке.

Сара Толли в замешательстве смотрела на Лауру.

– Как мило с его стороны, – сказала она. – Но я совсем его не помню. Знаете, сейчас у меня стало плохо с памятью. Как, вы сказали, его имя?

– Карл Брендон.

– И откуда я его знаю? Лаура улыбнулась.

– Не могу вам сказать. Я надеялась, что вы поможете мне ответить на этот вопрос. Отец ничего не говорил мне. Я полагала, что вы старые друзья. Он оплачивал ваше пребывание здесь. И разумеется, деньги по-прежнему будут поступать на ваш счет, – торопливо добавила Лаура, не желая волновать свою собеседницу. – Отец оставил вам изрядную сумму в своем завещании.

4
{"b":"6044","o":1}