ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Великий русский
Павел Кашин. По волшебной реке
Новая Королева
Всеобщая история любви
Здесь была Бритт-Мари
Понимая Трампа
Страстная неделька
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
A
A

Она, конечно, хотела вернуться на работу. Сара помогала пациентам, и, как сказала Колин, новаторским идеям доктора Пальмиенто был необходим консервативный противовес. Иногда Сара лежала по ночам без сна, беспокоясь о том, что приходится выносить ее подопечным без ее заступничества.

И потом, у нее был пример для подражания. Колин одна воспитывала маленького сына и все-таки работала полный день. Разумеется, Колин приходилось это делать, потому что у нее не было мужа, на которого она могла бы рассчитывать. Но Колин оставляла сына у свекрови, все-таки это был родной человек. Мать Джо прервала с ними всяческие отношения, но их пожилая соседка буквально умоляла доверить ей будущего малыша. Наконец Сара сказала Джо, что останется дома на полгода после рождения ребенка. Они будут тщательно планировать свой бюджет в это время и посмотрят, удастся ли им обойтись без ее заработка. А потом она примет решение.

Апрельским вечером, когда они с Джо смотрели телевизор, у Сары начались схватки, хотя она была только на восьмом месяце. Она испугалась, потому что было еще слишком рано.

Джо немедленно отвез ее в больницу, где им объявили, что это была ложная тревога. Сару продержали ночь в палате, скорее для того, чтобы успокоить Джо, а не ее саму, и утром выписали домой.

На следующий вечер сильная боль в пояснице не давала ей уснуть. Джо растирал ей спину, пока она лежала на боку, но боль оказалась настолько сильной, что Сара едва ощущала его прикосновения.

Перед самым рассветом схватки начались снова.

Мы должны ехать в больницу, – сказал Джо.

– Они снова отправят меня домой, – ответила Сара. Но тут она поняла, что у нее отошли воды. Сара вспомнила, как в школе медсестер им говорили, что у некоторых женщин бывают поясничные схватки. Схватки повторялись одна за другой. – Я думаю, ты прав, – судорожно хватая ртом воздух, призналась Сара, – нам лучше поехать в больницу.

Джо мгновенно вскочил, собрал необходимые вещи и подошел к кровати. Сара встала и сразу же поняла, что до больницы она не доедет.

– Джо, – она старалась говорить как можно спокойнее, – ребенок появляется на свет слишком быстро, поэтому ты не успеешь отвезти меня в больницу. Я пока полежу, а ты вызывай «Скорую помощь».

– Что? – Джо, обычно такой спокойный, буквально потерял рассудок. – Ты собираешься родить ребенка здесь? – Он попытался помочь ей лечь, но Сара отмахнулась от него.

– Со мной все в порядке, – успокоила она его, – иди звони.

Хотя на самом деле она чувствовала себя совсем неважно. Когда Сара снова легла на кровать, она поняла, что ребенок родится до приезда «Скорой». Но еще не подошел срок, так что ребенок будет маленьким. От боли и страха у нее на глазах выступили слезы.

Джо вбежал в комнату.

– Они едут, – сообщил он, торопливо подходя к ней.

– Роды уже начались, Джо.

– Что ты имеешь в виду?

– Только то, что я сказала. – Сара вдруг почувствовала раздражение. Что он там темнит? И тут же ей стало стыдно. Она не должна срываться на Джо. Сейчас она может рассчитывать только на него. – Я имела в виду, что тебе придется мне помочь.

В глазах мужа на мгновение появилось паническое выражение, но на смену ему пришла спокойная уверенность, которую Сара не раз видела раньше.

– Хорошо, – согласился он, – я с тобой. Говори, что нужно делать?

Сара громко застонала, не в силах ответить, и Джо беспомощно взял ее руку в свою. Во время практики Сара помогала принимать роды, но ни одни не проходили при подобных обстоятельствах.

– Возьми в шкафу чистые полотенца, – сказала она, еле дыша от тупой боли внизу живота. Когда Джо вышел из комнаты, она отбросила одеяло и подняла рубашку до бедер.

– Все идет слишком быстро, – сказала она, когда муж вернулся с охапкой желтых махровых полотенец.

– Что мне делать? – спросил он.

– Положи под меня полотенце, – прошептала она. Было очень больно, хотелось тужиться, выталкивая из себя ребенка. Может быть, тужиться еще слишком рано? Сара не имела ни малейшего представления, да ей было уже все равно. Она смутно ощущала присутствие мужа, сидевшего рядом с ней на кровати.

– Возьми другое полотенце, чтобы подхватить ребенка, – простонала она. – Он будет скользким и…

– Я вижу ребенка! – воскликнул Джо. – Мне его вытащить?

– Нет, – еле сумела выговорить Сара. – Это его голова? – Ее зубы так отчаянно стучали, что вибрация отдавалась у нее в висках.

– Да, это его голова. Много волос.

– Держи руки у его головы, – сказала она. – Не толкай, а просто положи там руки, чтобы он не вышел… – Она громко вскрикнула и поняла, что слишком поздно принимать какие-то меры против разрывов. Через мгновение ребенок уже лежал на руках Джо в желтом махровом полотенце.

С ним все в порядке? – Сара приподняла голову, пытаясь разглядеть новорожденного.

– С ней, – улыбнулся Джо.

– С ней все в порядке? – Сара приподнялась на локтях, но не увидела ничего, кроме красного на желтом.

– По-моему, она не дышит. – В глазах Джо появился ужас.

– Уголком полотенца прочисти ей ротик, – в панике сказала Сара. Она вспомнила об одной из коллег-медсестер, которая потеряла ребенка во время родов всего год назад. «Прошу тебя, господи, пусть с моим ребенком все будет в порядке».

Джо сделал так, как она ему сказала, ребенок сначала издал какой-то слабый писк, а потом громко закричал. Сара с облегчением легла и закрыла глаза. За порогом их дома раздался вой сирены машины «Скорой помощи».

Сара с малышкой провели почти неделю в больнице, хотя обе чувствовали себя хорошо. Джо отпрашивался с работы и приходил каждый день, а вечерами сидел, пока его не выгоняли. Сара думала, что сестры позволяют ему остаться немного дольше, чем другим отцам, именно потому, что он помог малышке появиться на свет. Обычно отцы находятся за пределами родовой палаты.

Они назвали дочку Джейн в честь Сариной любимой тетушки. Сара с облегчением заметила, что девочка похожа на Джо. Отношения между Джейн и ее отцом были намного теснее, чем обычно бывает между отцами и дочерьми. Джо первым вскакивал к ней по ночам, любовался ею, ворковал над ней. Он с не меньшим энтузиазмом и умением ухаживал за ней, чем сама Сара. Ничего не поделаешь, Джейни суждено было вырасти папиной принцессой.

Вскоре стало ясно, что если они хотят по-прежнему жить в их уютном доме возле парка, то Сара должна вернуться на работу. Мысль о том, что Джейни придется оставить с соседкой миссис Гейл, причиняла ей физическую боль. И все же в глубине души Сара знала, что она не из тех женщин, кому нравится сидеть дома. Она ни с кем не делилась этим, кроме Джо, потому что это было так эгоистично и не по-матерински. Но ей необходима была ее работа, и пациенты в «Сент-Маргарет» нуждались в ней.

Джо уверял ее, что все правильно, что это не оттого, что она плохая мать. Он чувствовал то же самое и сомневался, что повел бы себя иначе, будь он женщиной. Джо собирался изменить свое рабочее расписание таким образом, чтобы проводить с Джейни несколько часов по утрам. Так что она останется на попечении миссис Гейл лишь ненадолго после обеда.

Как-то вечером, незадолго до ее возвращения на работу, Сара кормила Джейни в гостиной, вполглаза глядя на экран телевизора. В новостях появился доктор Пальмиенто. Прибавив громкость, Сара изумленно смотрела, как Пальмиенто обменивается рукопожатием с президентом Эйзенхауэром. Диктор сообщил, что доктор Пальмиенто был награжден за свои исследования в «Сент-Маргарет». Сара буквально рухнула в кресло. Она была горда тем, что работает вместе с таким человеком, и одновременно несказанно удивлена тем, что его сомнительные методы удостоились награды.

– Я так рада, что ты все-таки решила вернуться, – сказала Колин Саре в кафетерии в ее первый рабочий день. Колин перевели в третье отделение, и ей это явно не нравилось. – Здесь все стало еще хуже, – продолжала Колин, когда они уселись за столик. – Мне просто необходим еще один здравомыслящий человек в третьем отделении, чтобы он помогал мне понять, что я еще не окончательно потеряла рассудок.

42
{"b":"6044","o":1}