ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– «Сент-Маргарет» считается одной из лучших психиатрических клиник в стране, а доктор Пальмиенто получил высокую награду, не помню, как она называется. Кто поверит, что две медсестры знают лучше, чем сам великий доктор Пальмиенто, как лечить пациентов? Кроме того, вполне вероятно, что мы ошибаемся, Сара.

Возможно, мы просто старомодны. Может быть, этот метод скоро будут применять во всех клиниках.

– Искренне надеюсь, что нет. – Сара нагнулась к Колин: – Даже если метод дает какие-то результаты, цена очень высока. Я не думаю, что мы должны уничтожать личность пациента в процессе лечения.

– Согласна, – сказала Колин. – Но если мы поднимем волну, мы точно потеряем работу. Не знаю насчет тебя, но мне необходимы эти деньги. Кстати, очень может быть, нас вообще больше никуда не возьмут. Едва ли Пальмиенто даст нам хорошие характеристики после того, как уволит из «Сент-Маргарет».

Колин была абсолютно права. И все-таки Сара не могла избавиться от чувства дискомфорта по поводу того, что происходило в «Сент-Маргарет». Даже вечером, дома, рядом с Джо и Джейни, она часто думала о работе. Иногда она просыпалась среди ночи оттого, что ей снилось, будто она в изоляторе. Она с трудом приходила в себя, вставала и укладывала Джейни к ним в постель. Только когда все трое оказывались рядом, она могла спокойно заснуть.

– Уходи с этой работы, – сказал ей Джо как-то вечером. – Как-нибудь проживем. Это слишком сильно на тебе сказывается.

Они сидели в гостиной. Джейни только что поела и уснула на плече у Сары.

– Я не могу просто так уйти, – ответила Сара. – Мне кажется, в «Сент-Маргарет» происходит нечто ужасное. Я не могу бросить своих пациентов на произвол судьбы.

– Если ты и в самом деле думаешь, что с больными обращаются неправильно, то ты должна что-то предпринять, – решил Джо.

Сара пожала плечами:

– А если я все это себе придумала? Джо взял блокнот и ручку.

Давай составим список всего, что тебя беспокоит на работе, – предложил он. – А потом постараемся взглянуть на ситуацию объективно.

Она перебрала в уме то, что ее тревожило, и испытала огромное облегчение, получив возможность высказать свои сомнения вслух.

– Лоботомия, – начала Сара. Джо старательно записывал ее слова. – Я знаю, что такие операции проводятся во всех психиатрических клиниках, но я не уверена, что их назначают так часто. Потом лечение электрошоком. Пальмиенто использует очень высокое напряжение и повторяет удары один за одним, даже если у пациента судороги. Еще изолятор. Правильнее было бы назвать это помещение ящиком. Потом программа управления психикой, придуманная мистером Д., и наркотики. Они используют слишком много наркотиков вне зависимости от состояния пациента. С пациентами почти никто не общается, кроме некоторых медсестер. Такое впечатление, что доктор Пальмиенто пытается автоматизировать психиатрическую помощь. – Сара поцеловала Джейни в висок и уложила ее в плетеную кроватку, стоящую возле кресла.

Пока она снова усаживалась, Джо просмотрел список.

– Ты уверена, что все эти методы не получили широкого применения в других больницах? В конце концов, Пальмиенто…

– Я просмотрела последние номера специальных журналов, – возразила Сара. – В них не упоминается ни о чем подобном. От лоботомии почти везде отказались. Разумеется, проводятся эксперименты с новыми препаратами, но нигде не используют методы доктора Пальмиенто.

Джо откинулся на спинку своего кресла, блокнот балансировал у него на колене.

– Я думаю, ты должна что-то сделать, – объявил он. – Как насчет того, чтобы позвонить в Национальный совет по психиатрии? Тебе необязательно называть свое имя.

Саре и в голову не приходила мысль об анонимном звонке, но Джо предложил это, и у нее стало легче на душе. Теперь, когда она поделилась своими сомнениями с Джо, она поняла, что должна сообщить властям о происходящем в «Сент-Маргарет».

На следующее утро Сара села у стола в кухне и позвонила на работу, чтобы предупредить о том, что она задержится. Затем она набрала номер Совета по психиатрии и попросила позвать к телефону того, кто занимается расследованием случаев неэтичного поведения. После недолгого ожидания Сара услышала в трубке мужской голос. Перед ней лежал список, составленный накануне Джо под ее диктовку, и она медленно назвала методики, которые ее тревожили. Казалось, что мужчина на другом конце провода тщательно записывает ее слова. Но его ответы не оставили ей надежды. Голос звучал ровно и спокойно, словно у пациента из палаты сновидений.

– Благодарю вас за информацию, – наконец сказал ее собеседник, – но я не расслышал вашего имени.

– Мне бы не хотелось его называть, – торопливо ответила Сара.

– Оно необходимо нам для нашего досье, – возразил ей мужчина. – И потом, анонимным сведениям мало веры.

– Я работаю в «Сент-Маргарет», этого вам должно быть достаточно.

– Откуда я знаю, что вы не пациентка доктора Паль-миенто?

– Я не пациентка, я проработала… – Сара оборвала себя, не закончив фразу. Она хотела было сказать, сколько времени проработала в клинике, но сообразила, что эта информация может помочь раскрыть ее инкогнито. – Я даю вам слово.

– Хорошо, – мужчина сдался. – Я передам эту информацию кому следует.

Сара положила трубку, чувствуя невероятное облегчение. Она сделала все, что могла.

Лаура придержала дверь дома престарелых, пропуская вперед Сару. Пожилая женщина медленно вошла в вестибюль, куда медленнее, чем выходила на прогулку. Они прошли сегодня немало, и даже Лаура чувствовала усталость, но больше от того, что услышала, чем от самой прогулки. Ее поразило то, что у Сары была дочь. Отец говорил ей, что у этой женщины нет семьи. Джо мог умереть к этому времени, но Джейни?

– А где Джейни сейчас? – спросила Лаура, когда они подошли к двери с изображением кинопроектора. Она боялась услышать ответ, боялась разбудить для Сары печальные воспоминания.

– Ее нет, – сказала Сара.

– Вы хотите сказать… – Лаура не решилась спросить, умерла ли Джейни.

– Моя дочка прячется, – ответила Сара. Она попрощалась с Лаурой, вошла в свою квартиру и закрыла за собой дверь.

ГЛАВА 27

Пальчики Эммы крепче сжали руку Лауры. Они возвращались с игровой площадки на берегу озера. Лаура проследила за взглядом дочери до их дома, видневшегося за деревьями. За листвой она разглядела Дилана, сидевшего на переднем крыльце с большой коробкой на коленях.

– Дилан приехал! – радостно воскликнула Лаура, намеренно не обращая внимания на тревогу Эммы. Она знала о том, что Дилан должен был заехать и что находится в коробке. – Думаю, у него есть кое-что для тебя, – добавила она.

Дочь почти выпустила ее руку, и Лаура покачала головой. Как им удалось вырастить такого столь падкого на подарки ребенка? Они всегда жили так скромно.

Лаура говорила с Диланом накануне вечером. Она разрешила ему привезти подарок для Эммы и рассказала историю о Джейни. Они впустую проломали голову с полчаса, пытаясь понять, что имела в виду Сара, когда сказала, что Джейни прячется.

Когда Дилан увидел их, он пошел к ним навстречу.

– Я привез тебе подарок, Эмма, – сказал он.

– Как мило с твоей стороны, Дилан. – Лаура посмотрела на дочку, которая не сводила глаз с коробки. – Где ты хочешь открыть подарок, здесь или в доме?

– Он тяжелый, так что лучше в доме.

Эмма побежала вперед и ждала их в гостиной. Ее глаза стали огромными от предвкушения. Дилан рассмеялся.

– Ну и жадина же твоя дочка, – прошептал он Лауре.

– Она и твоя дочка тоже, – так же тихо ответила она. Он поставил коробку на пол.

– Разворачивай, Эм, – обратился Дилан к девочке.

Та уселась на пол, сорвала оберточную бумагу и увидела пустой аквариум. Она смотрела на него без всякого выражения.

– Ты знаешь, что это такое, Эмма? – спросила ее Лаура.

Девочка кивнула, и на ее губах появилась слабая улыбка. Дилан тоже сел на пол, между ними стоял аквариум.

44
{"b":"6044","o":1}