ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В тот день, когда Джо отправился в клинику, у Сары все валилось из рук. Она знала, что с ее мужем сначала побеседует доктор Пальмиенто. В какое отделение его поместят? В третье Джо мог попасть только в том случае, если проявит настоящие актерские способности. Сара сомневалась, что муж способен на это. Но ему это удалось, потому что к двум часам дня он все-таки оказался в третьем отделении. Джо прошел мимо нее по коридору. Его, высокого, стройного, мускулистого, вели под руки два санитара, похожие на огромных горилл. Джо подмигнул ей, проходя мимо, и один из санитаров прошептал:

– Будьте с ним поосторожнее, миссис Толли. Он сам себя называет любителем женщин.

Сара едва не рассмеялась от облегчения. Муж будет рядом с ней. Оказавшись с ним наедине в палате, она увидела, что Джо весьма оживлен. Он радовался тому, что оказался в гуще событий.

– Я придумал для себя ужасную жизнь, – принялся рассказывать он. – Этот доктор Пальмиенто как миленький попался на удочку. Я оказался куда лучшим актером, чем думал.

– Ш-ш, – успокоила его Сара, взбивая подушки. – Не надо быть таким самоуверенным. У тебя впереди несколько трудных дней.

– Говорил же я тебе, что все получится. Ты будешь моей медсестрой. – Он схватил ее за руку и притянул к себе, чтобы поцеловать.

– Мы не можем, – со смехом принялась отбиваться Сара. – Мы должны вести себя так, чтобы никто ничего не заподозрил. Не представляю, что будет, если они узнают, кто ты такой. – От этой мысли Сара вздрогнула.

В течение двух дней Саре удавалось незаметно спрятать в карман лекарства, предназначенные для Фредерика Гамильтона. Несколько раз поблизости оказывались доктор Пальмиенто или другая медсестра, и тогда Джо клал таблетки в рот, а потом, когда рядом никого не было, отдавал их Саре. Согласно ее указаниям, Джо притворялся сонным и безучастным к тому, что происходило вокруг, хотя он оставался все время настороже. Он и в самом деле оказался хорошим актером. Достаточно хорошим, чтобы обмануть доктора Пальмиенто и мистера Д., когда они приходили по утрам осмотреть его. Джо притворился крепко спящим, а днем рассказал Саре, что подслушал разговор врачей, определенно не предназначенный для его ушей.

– И что же они сказали? – спросила Сара.

– Я не помню дословно, а записи делать боюсь. Но суть их разговора сводилась к тому, что они принимают участие в программе по реструктурированию человеческой личности.

– Я знаю это, – пожала плечами Сара, – они пытаются избавить людей от их плохой приспособленности…

– Нет-нет, дело не только в этом, – прервал ее Джо. – Все намного серьезнее. Они пытаются разработать технологию контроля над сознанием, наподобие той, которую используют русские.

– Контроль над сознанием! Ты не сошел с ума?

– Я понимаю, что это звучит совершенно неправдоподобно, но именно это они и обсуждали. Как заставить человека делать то, чего они хотят, но против его воли. Они обсуждали пациента, находящегося в палате сновидений, и говорили, как они промывают ему мозги. Именно такое выражение они использовали. Промывание мозгов. Они были очень возбуждены. «Это работает», – так они сказали. А затем один из них – я уверен, что это был доктор Пальмиенто, хотя у меня и были закрыты глаза, – заявил, что это первый шаг к контролю над сознанием.

Пораженная до глубины души, Сара присела на постель Джо и рискнула взять его за руку.

– Я считала, что они разрабатывают новые, но не слишком удачные методы помощи психиатрическим больным, – сказала она. – Но меня не покидало ощущение, что пациентов используют в роли подопытных кроликов.

– Именно так, – согласился Джо. – Ведь все, что мы наблюдаем здесь, укладывается в рамки эксперимента. Все эти методы лечения, которые ты никогда раньше не видела.

– Но они проводят исследования, – слабо возразила Сара.

– Это выходит за рамки любых исследований, о которых мне доводилось слышать. Это совершенно неэтично.

– Хорошо, ты все понял. Давай выписывайся отсюда, пока ты еще можешь это сделать.

– Я только начал, Сара, – ответил ей Джо. – У меня пока нет материала для статьи.

Она посмотрела вниз на их соединившиеся руки.

– Я устала спать без тебя, – прошептала Сара.

– Я тоже, – признался Джо. – Я невероятно скучаю без Джейни. Я думаю, что настоящим пациентам очень тяжело проводить время взаперти и не видеть своих родных.

– Что ж, – Сара поспешно встала, боясь расплакаться. – Добывай информацию, которая тебе нужна, и поскорее выписывайся, пока сам не стал настоящим пациентом.

На следующий день доктор Пальмиенто провел сеанс терапии с Джо и остался очень недоволен результатом.

– Я надеялся, что оральные препараты помогут ему раскрыться, – сказал он Саре. – Но мистер Гамильтон более подавлен, чем я ожидал. Несколько следующих дней мы будем колоть ему ЛСД. Сегодня вечером сделайте первый укол.

Джо внимательно осмотрел шприц, когда Сара зашла к нему в палату.

– И куда надо это колоть? В вену, в бедро или куда-нибудь еще? – поинтересовался он.

Ни то, ни другое, – ответила Сара. – Обычно я делаю укол в плечо, но в твоем случае, мой дорогой, все достанется матрасу. – Она сняла колпачок с иглы, воткнула иглу в матрас и опустила поршень.

Джо следил за ней как зачарованный.

– И как я должен себя вести? – спросил он.

– Как тебе захочется. Я всякое повидала. Можешь лезть на стенку, плакать, как младенец, или видеть галлюцинации. Выбирай. – Она услышала раздражение в своем голосе и понадеялась, что Джо поймет, что это в ней говорит страх. – Прошу тебя, Джо, оставь эту затею, – взмолилась Сара. – Это становится слишком опасным. Каждый раз, когда я вижу доктора Пальмиенто в твоей палате, я начинаю паниковать. Иногда он сам делает уколы ЛСД. Это просто удача, что сегодня он попросил об этом меня. Несколько медсестер слегли с кишечным гриппом, и у меня сейчас тройная нагрузка. Я могу не успеть…

– Может быть, мне стоит позволить уколоть себя один раз по-настоящему, – Джо даже не слушал ее. – Иначе как я узнаю, что на самом деле чувствуют пациенты?

– Не смей даже говорить об этом, Джозеф Толли.

– Сколько длится действие наркотика? То есть я хочу сказать, как долго я должен притворяться?

– Бывает по-разному, – ответила Сара. – Обычно четыре-пять часов. Иногда немного дольше. Некоторые люди так до конца и не приходят в себя. – Она намеренно сообщила ему об этом и вышла из палаты.

В коридоре Сара услышала, как кого-то рвет в соседней палате, и поняла, что один из пациентов подхватил вирус, бушующий в отделении. Она помолилась о том, чтобы Джо не заразился. Это все, что ей требовалось.

Утром она навестила мужа и увидела, что тот уверенно разыгрывает действие ЛСД. Он с явным наслаждением делал вид, что у него галлюцинации. Джо забился в угол кровати, в его глазах появилось выражение ужаса.

– Ты отлично изображаешь пациента психиатрической клиники, Джо, – похвалила его Сара.

Муж закрыл глаза. Его трясло, и Сара поняла: что-то не так. Она проверила его карту, быстро перелистывая страницы, и нашла то, чего она так боялась. Накануне вечером к Джо заходил доктор Пальмиенто. Удовлетворенный действием первого укола ЛСД, он сделал еще одну инъекцию.

– Ах, Джо! – негромко воскликнула Сара и присела к нему на постель, легко касаясь рукой щеки испуганного мужа. – Ты не должен позволять ему снова колоть тебя. Ты слышишь меня?

Джо кивнул и снова крепко зажмурился. Он судорожно обхватил себя руками и, дрожа, вжимался в стену. Сара получше укрыла его одеялом.

Пытался ли Джо отбиваться или позволил сделать себе укол ради полноты информации? Теперь это не имело значения. Важно было только то, что Джо страдал, а Сара должна была вытащить его из «Сент-Маргарет». Надо дождаться, пока кончится действие наркотика. Сейчас ей с Джо не справиться, а потом она потихоньку выведет его отсюда. У нее есть ключи от всех дверей. Фредерик Гамильтон исчезнет, а так как его имя и адрес выдуманы, то никто не сможет напасть на след Джо.

47
{"b":"6044","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неймар. Биография
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Бизнес для богемы. Как зарабатывать, занимаясь любимым делом
Манюня
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Украшение китайской бабушки
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Призрак Канта
Ненависть. Хроники русофобии