ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Конфедерат. Ветер с Юга
Башня у моря
Шаг над пропастью
Корона из звезд
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Очаровательная девушка
Озил. Автобиография
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
A
A

Придумав план спасения мужа, Сара немного расслабилась. Доктор Пальмиенто приказал ей вечером сделать Джо еще один укол ЛСД, но она не собиралась выполнять это распоряжение. Сара присматривала за Джо весь день, и, когда муж немного пришел в себя, она рассказала ему о своем плане.

– Я уже позвонила миссис Гейл, – сказала Сара, положив шприц на тумбочку у кровати. – Она присмотрит за Джейни до семи. Так что как только дневная смена уйдет, мы сможем спуститься по задней лестнице и выйти отсюда.

– Я никуда не пойду, – огорошил ее Джо. – Теперь я знаю, как этот наркотик… Как он называется?

– ЛСД. – Сару встревожило то, что он так быстро забыл название.

– Теперь я знаю, как он действует на людей. Это ужасно. Я был… – Он содрогнулся. – Все вокруг стало пурпурным. Абсолютно все. Пурпурное и мягкое. Я и в самом деле боялся, что навсегда останусь в этом пурпурном мягком мире. Но теперь я вернулся, со мной все в порядке. Настало время попробовать шлем с записями. Или палату сновидений. Или что-нибудь еще…

– Нет, Джо. – Сара старалась говорить тихо, но не могла совладать со страхом и гневом. – Ты не можешь оставаться здесь. Видишь, что произошло, когда меня не оказалось рядом вчера вечером? Это слишком опасно.

– Я выжил, ведь так?

– Джо, прошу тебя. Ни одна статья не может быть настолько важной.

– Я думаю, что эта статья имеет очень большое значение, – не согласился с ней Джо. – Ты была права, Сара. Здесь происходит что-то страшное, и кто-то обязан во всем разобраться.

Одна из медсестер позвала Сару из коридора, и она встала, не сводя глаз с мужа.

– Я вернусь около шести, – предупредила она. – И ты уйдешь вместе со мной, Джо. Все слишком далеко зашло.

Джо схватил шприц с тумбочки, сорвал колпачок с иглы и вогнал ее в бедро прямо сквозь ткань больничной пижамы.

– Я остаюсь, – объявил он, и Сара поняла, что имеет дело не со своим, обычно таким разумным мужем, а с человеком, сидящим на ЛСД.

В шесть часов Джо буйствовал и орал. О том, чтобы вывести его по задней лестнице, нечего было и думать. Придется подождать еще один день. Когда Сара выходила из палаты Джо, она буквально налетела на мистера Д. Он посмотрел на нее с подозрением, и Сара заметила это. Неужели он слышал, как она пыталась уговорить мужа? Сара постаралась улыбнуться.

– Как по-вашему, он готов слушать записи? – спросил у нее мистер Д.

– Да! – с излишним энтузиазмом ответила Сара. Раньше она всегда сопротивлялась до последнего, не желая, чтобы ее подопечные надевали шлем и слушали бесконечные послания. Но, может быть, эти пленки наконец утолят исследовательский голод Джо и он уйдет из клиники? Подойдет и палата сновидений, тогда она будет знать, где он находится.

– Я не настолько в этом уверен, – сказал мистер Д., и Сара поняла, что он проверял ее своим вопросом.

На следующее утро Сара проснулась совершенно больная. Кишечный вирус добрался и до нее. Она оделась, чтобы идти на работу, и даже сумела отнести Джей-ни к миссис Гейл, но потом навалилась тошнота. Она едва успела вернуться домой, как началась сильнейшая рвота.

Сара с ужасом думала о том, что ей надо быть рядом с Джо. Действие ЛСД должно было закончиться к утру, ему нельзя позволить принимать еще наркотики.

Но только к десяти часам утра она сумела дойти от ванной до гостиной и позвонить в больницу. Она позвала к телефону Колин.

– Послушай меня внимательно, Колин, мне жаль, что я ставлю тебя в такое положение, но…

– Что случилось? – встревожилась Колин.

– Джо в нашей больнице. Он поступил под видом пациента, потому что он хочет написать статью о том, что происходит в «Сент-Маргарет».

Ты шутишь? – Колин говорила еле слышно, и Сара догадалась, что подруга не одна.

– Джо лежит в одиннадцатой палате под именем Фредерика Гамильтона. Я делала вид, что даю ему лекарства, но доктору Пальмиенто удалось сделать ему укол ЛСД. А теперь я больна. Я не могу прийти. – Тошнота снова подступила к горлу. – Возможно, мне удастся добраться до больницы во второй половине дня, но ты должна убедиться, что с ним все в порядке.

Колин молчала.

– Колин? Ты меня понимаешь?

– Гм-м… – Вероятно, Колин тщательно подбирала слова, чтобы никто ничего не заподозрил. – Сегодня утром я помогала доктору Пальмиенто проводить электрошок этому пациенту.

Сара даже не сразу поняла, что ей сказали.

– Что ты говоришь? Колин, этого не может быть! Неужели Джо сделали электрошок?

– Да, мистеру Гамильтону провели эту процедуру.

– О господи. – Сара прислонилась к стене, борясь с тошнотой. – Почему они просто не поместили его в палату сновидений? – Вспомнив, с каким подозрением смотрел на нее мистер Д. накануне вечером, Сара со страхом поняла, что знает ответ на этот вопрос. Электрошок наверняка сотрет из памяти Джо все, что мог узнать пациент третьего отделения. – Я должна идти, – она повесила трубку, не дожидаясь ответа Колин.

Ее рвало еще трижды, а Саре не терпелось добраться до телефона. Она снова позвонила в больницу и попросила соединить ее с доктором Пальмиенто. Мысли путались, Сара старалась сообразить, что она скажет ему. Ей отчаянно хотелось спасти Джо и забыть об этом безумном плане навсегда.

– Слушаю вас, миссис Толли. – В голосе Пальмиенто она услышала ожидание.

– Доктор Пальмиенто, произошла ужасная ошибка, – сказала Сара. – Пациент третьего отделения Фредерик Гамильтон на самом деле мой муж Джозеф Толли. Он репортер. Он хотел написать статью о том, что значит быть пациентом психиатрической больницы. Я пыталась отговорить его, но не смогла. Мне жаль, что я подвела вас. Мой муж совершенно здоров. Я хочу, чтобы его немедленно выписали.

Доктор Пальмиенто молчал, и Саре показалось, что он намеренно продлевает ее мучения.

– Я понимаю, что это означает конец моей работе в больнице, – продолжала она. – Я с этим согласна. Но сейчас я больше всего хочу вернуть мужа домой. – Ее голос предательски дрогнул на последнем слове, и Сара сделала глубокий вдох.

– Вы и в самом деле полагаете, что «совершенно здоровый» человек решится добровольно стать пациентом психиатрической больницы? – спросил ее доктор Пальмиенто.

– Репортер способен на такое. Если захочет что-то выяснить…

– И что же выяснил ваш муж?

– Ничего особенного. Он просто понял, что такое быть пациентом. То есть я хотела сказать, что он попробовал ЛСД. И электрошок, насколько мне известно. – Сара крутила пальцами телефонный провод, борясь со слезами. – Так что я полагаю, этого достаточно. Я бы хотела немедленно забрать его домой.

Пальмиенто заставил ее мучиться в неизвестности какое-то время, потом наконец заговорил:

– Я знаю, что вам будет нелегко узнать правду, миссис Толли. – В его голосе появились отеческие нотки. – Видите ли, я не сомневаюсь, что ваш муж из любви к вам пытался вас защитить. Он не хотел, чтобы вы узнали, насколько он на самом деле несчастлив. Этот человек страдает от подлинной, клинической и тяжелейшей депрессии. Он и в самом деле попал в больницу путем обмана, но обманул он вас, а не нас. Ваш муж не сумел прямо сказать вам, что ему действительно необходимо лечение.

– Но это же неправда! – воскликнула Сара. – Я знаю моего мужа. Он один из счастливейших, невероятно самодостаточных людей, которых мне доводилось…

– Мистер Толли все держал в себе, Сара, – мягко возразил ей доктор Пальмиенто. – Вы же видели таких пациентов, не так ли? Необходимы лекарства и другие методы воздействия, чтобы дать им возможность раскрыться.

– Я немедленно выезжаю за ним.

– Ваш муж не хочет уезжать, – сказал Пальмиенто. – Он сам подписал бумаги при поступлении в клинику, а там говорится, что пациент позволяет нам применять то лечение, которое мы сочтем наилучшим для него. Вы ведь знакомы с этими формами, Сара?

Она и в самом деле была с ними знакома. Формулировка позволяла персоналу лечить пациента как угодно и сколько угодно.

– Но он же… он же… не настоящий пациент!

48
{"b":"6044","o":1}