ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сара кивнула, но Лаура не была уверена, что та поняла, что от нее требуется. На лице пожилой женщины сохранялось выражение обреченности и смущения, и Лауре захотелось обнять ее.

Хизер вышла из своего кабинета, познакомилась с Сарой, а потом отвела их с Эммой в игровую комнату, где усадила обеих за широкий стол. В распоряжении Эммы оказались коробка с маленькими куклами и кукольный дом. Лаура облегченно вздохнула, увидев, что Сара с удовольствием присела на детский стульчик. Хизер и Лаура заняли места в соседней комнате, из которой можно было наблюдать за игровой через одностороннее зеркало.

Неожиданно Эмма заговорила.

– Выбери куклы, какие хочешь, – приказала она Саре, протягивая ей пластиковую коробку.

Лаура посмотрела на Хизер, улыбнувшуюся при звуках голоса Эммы. Она слышала его впервые. Сара протянула руку к фигурке мужчины.

– Нет, не эту! – крикнула Эмма, потом чуть вежливее добавила: – Можно, я ее возьму, пожалуйста?

Она схватила куклу, не дожидаясь ответа от Сары.

– Вот красивая кукла, – сказала Сара, доставая из коробки фигурку девочки. – Хочешь взять эту, Джейни?

Эмма в отчаянии округлила глаза, и эта гримаса рассмешила Лауру.

– Меня зовут Эмма Брендон Дэрроу, – сурово произнесла девочка. – А теперь положи эту куклу в одну из комнат. Пожалуйста, – добавила она.

– Во всяком случае, она не забыла о хороших манерах, – прошептала Хизер Лауре.

В течение получаса они наблюдали за тем, как играли Эмма и Сара. Эмма все время распоряжалась, указывая Саре, что надо делать.

– Крутая девчонка, – улыбнулась Хизер, наблюдая за ними. – Эмма ни разу не позволила мне увидеть эту сторону ее характера.

Именно такой она и была раньше, – ответила Лаура. – Очень уверенной в себе, излишне напористой…

Она отнюдь не была похожей на тень молчаливой застенчивой девочки, которая теперь жила в доме на берегу озера, боялась темноты, писала в кровать и одиноко стояла на берегу, пока ее подружка играла в воде.

– Это вселяет очень большую надежду, – заметила Хизер. – У нее очень сильный характер. Я понимаю, Лаура, что сейчас в это трудно поверить, но я думаю, что с Эммой все будет хорошо.

– Если бы она знала, что я ее вижу, она бы тут же замолчала. Это очень огорчает меня, – вздохнула Лаура.

– Это временно, – уверенно сказала Хизер. – Вы сможете снова привезти Сару? Кажется, она тоже получает удовольствие.

– Может быть. – Лаура смотрела, как пожилая женщина играет с ее дочерью. Она как будто разрывалась между ролью ребенка и взрослой женщины. Сара то играла с куклами, словно маленькая девочка, то подсказывала Эмме, что делать, словно мать. И все время называла ее Джейни, несмотря на громогласные протесты Эммы.

Когда занятие закончилось, Лаура усадила Сару и Эмму в машину и надежно пристегнула обеих.

– Вы хорошо провели время? – спросила она их, выезжая со стоянки.

– А где мы были? – задала вопрос Сара. Эмма не проронила ни слова.

– Вы были у психотерапевта, играли с Эммой, – терпеливо объяснила Лаура.

– А теперь мы пойдем гулять?

– Не сегодня. Я завезу вас в Мидоувуд-Виллидж и провожу до квартиры, а потом мне нужно отвезти Эмму домой. Но я приеду к вам завтра, и тогда мы пойдем гулять, хорошо? Завтра должен быть хороший день.

– Я надену обувь для прогулки с самого утра, – обрадовалась Сара.

– Отличная мысль. – Лаура покосилась на Сару и увидела, что та улыбается в предвкушении прогулки. – А пока мы будем гулять, может быть, вы расскажете мне, что вы делали после того, как ушли из «Сент-Маргарет».

Сара, 1959 год

Сара боялась доктора Пальмиенто и мистера Д. Она знала, на что они способны в стенах клиники. Но их власть за ее пределами тоже пугала Сару. Она не знала, насколько далеко они могут зайти. Совершенно очевидно, что эта парочка любой ценой попытается защитить свои так называемые исследования. Завуалированные угрозы доктора Пальмиенто в адрес Джейни все еще звучали в ушах Сары.

Она решила уехать в другой город. Продав дом, принадлежавший им с Джо, она нашла квартиру в городке, расположенном в тридцати милях от прежнего местожительства. Переезд оказался очень тягостным. Сара чувствовала себя так, словно она намеренно изгоняет из своей жизни Джо и воспоминания о нем. Но у нее оставалась Джейни, самое крепкое звено, связывавшее ее с мужем. И каждый день Сара носила брошь, подаренную им.

Она нашла работу в самой обычной психиатрической больнице «Эмери Спрингс» недалеко от ее нового дома. Сара с облегчением узнала, что никакие новые методики, использовавшиеся в «Сент-Маргарет», здесь не применялись. В свободное время она пыталась найти Джозефа Толли или Фредерика Гамильтона в специализированных клиниках, расположенных в округе Колумбия или рядом с ним. Переезжая с места на место, всюду возя с собой Джейни, она наводила справки. Но ни в одном учреждении не значился такой пациент. Сара начала думать о том, что Пальмиенто и мистер Д. могли придумать Джо другое имя. Это в том случае, если он вообще пережил лоботомию.

Из всего персонала «Сент-Маргарет» Сара осмелилась поддерживать связь только с Колин. Ее уволили из клиники сразу же после ухода Сары, и она услышала точно такие же угрозы в адрес своего сына Сэмми. Колин отчаянно пыталась найти другую работу. Переезд был ей не по средствам, и Сара чувствовала себя виноватой. Она понимала, что провалившийся план Джо стал виной безработицы Колин.

Не переставая горевать о Джо, Сара все же пыталась быть жизнерадостной и оптимистичной. Ради Джейни. Постепенно она почувствовала себя в безопасности, хотя и не выбросила из головы мысль сообщить властям о происходящем в «Сент-Маргарет». Сара ни на секунду не поверила словам Пальмиенто о том, что эти исследования ведутся с ведома и разрешения правительства. Ей следовало бы обратиться в ФБР. Если власти и в самом деле поддерживали работу Пальмиенто, она не расскажет им ничего такого, чего бы они уже не знали. Если это станет для ФБР новостью, то она положит конец страданиям пациентов, насильно подвергавшихся подобному «лечению». И все же Сара пока боялась звонить куда бы то ни было, помня о том, что доктор Пальмиенто узнал о ее общении с сотрудниками Совета по психиатрии. Да, она не хотела, чтобы люди мучились, но прежде всего Сару беспокоила безопасность Джейни и ее собственная. Телефон ФБР был записан у нее на стене кухни рядом с телефонным аппаратом, на тот случай, если однажды она наберется храбрости.

Субботним утром в ноябре Сара убирала квартиру, когда в дверь позвонили. К ней должна была зайти соседка на чашку кофе, но что-то она слишком рано.

Сара прислонила ручку швабры к стене и прошла мимо Джейни, спокойно игравшей в манеже. Открыв дверь, Сара задохнулась от ужаса и инстинктивно сделала шаг назад.

Из коридора ей улыбался мистер Д.

– Я не хотел напугать вас, – сказал он.

– Зачем вы здесь? – спросила Сара. – Как вы нашли меня? – Ей казалось, что она не оставила за собой никаких следов.

– Могу я войти на минуту? – спросил мистер Д. – Это важно.

Сара замялась.

– Хорошо. – Она оставит дверь открытой и в случае чего закричит. Соседи ее услышат.

– Это ваша дочка. – Мистер Д. подошел к манежу, и Джейни протянула к нему руки. Ей так не хватало общения с отцом.

– Сядьте на диван, – скомандовала Сара мистеру Д., вставая между ним и малышкой.

Он повиновался, но Сара осталась стоять.

– Чего вы хотите? – спросила она.

– Немногого. – Казалось, его ничуть не беспокоит ее грубость. – Во-первых, я хочу сказать вам, как вас не хватает в больнице. Вы в самом деле были одной из лучших наших медсестер. Я хотел сообщить вам, что вас примут обратно в любое время. Что было, то прошло.

– Никогда, даже через миллион лет я не вернусь в этот ад.

Мистер Д. понимающе кивнул.

– Я знаю, что общаться с доктором Пальмиенто… непросто. Но его работы блестящи и, хотя я знаю, что вы не разделяете эту точку зрения, необходимы для безопасности страны.

55
{"b":"6044","o":1}