ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самый одинокий человек
Византийская принцесса
Хроники одной любви
Ликвидатор. Темный пульсар
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Арк
Карильское проклятие. Возмездие
Аврора
Ночные легенды (сборник)
A
A

Есть ли у нее еще какая-нибудь информация о них, спросил поисковик. Чем они занимаются?

Тут-то Лаура и вспомнила о том, что Джо писал статьи для «Вашингтон пост». Может быть, там можно найти какие-то ответы? Но, просматривая старые газеты, она едва не уснула. Ее мысли были с Эммой и Диланом.

Как странно было видеть, что Эмма и Дилан уходят вместе. Она вспомнила те случаи, когда видела вместе Эмму и Рэя. Девочка всегда держала отца за руку. Дилана она за руку не взяла, но и не обернулась к матери в поисках поддержки. Дилан шел быстрее, легче, чем Рэй, и что-то говорил Эмме. Он думал только о ней, а не о следующей главе своей книги.

Может быть, Эмма держала Рэя за руку, чтобы напомнить о себе?

Несколько дней назад Лаура через одностороннее зеркало в офисе Хизер наблюдала, как та пытается поговорить с Эммой. Но малышка была слишком увлечена рисованием и не обращала внимания на психотерапевта. Она сильно нажимала на карандаш, высунув от усердия язык.

– Я знаю, что ты разговаривала с Сарой, – сказала Хизер.

Эмма убрала карандаш в коробку и взяла другой.

– А со мной ты поговоришь? – спросила Хизер. Эмма покачала головой и продолжала рисовать.

– Думаю, с Сарой тебе легче было разговаривать, – не отступала Хизер.

Эмма нагнула голову еще ниже, едва не касаясь носом листа бумаги, и продолжала сильно нажимать на карандаш. Неожиданно она выпрямилась и показала Хизер свой рисунок. Лаура улыбнулась. Это был воздушный шар. Девочка еще не забыла о волшебном полете на закате дня.

Эмма вскочила с места, подбежала к ящику с куклами и стала в нем копаться. Достав фигурку мужчины, она приложила ее к изображению корзины и начала плавно передвигаться по комнате, изображая полет. Джозеф Толли.

Лаура увидела подпись, и ее внимание снова вернулось к микрофильму. Она прочитала статью, пытаясь почувствовать себя ближе к этому человеку. И вдруг статьи посыпались как из рога изобилия. Они были почти в каждом номере, многие на первой странице. Одним глазом следя за временем, Лаура пробежала их все. Джо и в самом деле писал блестяще. Читая написанные много лет назад строчки, понимая, какой живой, блестящий и острый ум стоит за ними, Лаура печально думала о том, какую личность удалось уничтожить этому «гению» Пальмиенто.

В ноябре 1959 года появилась заметка, посвященная самому Джо, под заголовком «Эмоциональный срыв журналиста».

«По словам доктора Пальмиенто, директора психиатрической клиники „Сент-Маргарет“, репортер газеты „Вашингтон пост“ Джозеф Толли лечился в этом учреждении от острой депрессии, а затем был переведен в другую больницу на неопределенный срок. Пальмиенто не сообщил названия учреждения, чтобы сохранить спокойствие пациента. Нам не удалось найти жену мистера Толли, Сару, и попросить ее прокомментировать ситуацию».

Лаура сделала копию статьи и выключила аппарат.

Она несколько минут смотрела на пустой экран, пытаясь вернуться в настоящее. Она уже ехала к аквариуму, но ее мысли все еще оставались рядом с Джо Толли. Что с ним произошло?

ГЛАВА 36

Хотя Лаура и ждала Стюарта, она все равно вздрогнула, когда открыла дверь и увидела его на крыльце в свете фонаря. Он был так похож на Рэя. Стюарт даже держался как брат, чуть ссутулив плечи.

– Привет, Стю, – поздоровалась она. Брат мужа вошел в гостиную с небольшой дорожной сумкой в руках. Лаура поцеловала его в щеку. – Спасибо, что приехал.

Стюарт посмотрел на часы.

– Эмма уже в постели? Я надеялся, что успею приехать пораньше и повидаться с ней.

– Я уложила ее около получаса назад, и что самое удивительное, она впервые за много времени сразу же уснула. Увидишь ее завтра.

Стюарт выглядел усталым после поездки. Он постарел. «Трудновато ему мотаться по всему Восточному побережью и предлагать на продажу рукописи», – подумала Лаура.

– Я приготовила для тебя гостевую спальню, – сказала она. – Ты что-нибудь ел? Может быть, ты хочешь сразу лечь? – Это бы ее огорчило. Стюарт приехал, чтобы помочь ей подготовить выступление на ток-шоу, и чем раньше она справится с этой проблемой, тем лучше будет себя чувствовать.

– Я поел по дороге, – ответил Стюарт. – И я не устал. Я только отнесу вещи в мою комнату, умоюсь с дороги, а потом мы сможем приступить к работе. Завтра после обеда мне придется уехать, так что чем больше мы сделаем сегодня вечером, тем лучше.

Лаура приготовила кофе без кофеина, поставила блюдо с шоколадными пирожными с орехами на кофейный столик, пока Стюарт был в ванной. Он вернулся в гостиную с блокнотом, а Лаура взяла свой со стола в углу.

– Хорошо, давай поговорим о Рэе. – Стюарт уселся на диван.

Они принялись записывать вопросы, которые ей могли задать, обсуждали, как лучше представить самоубийство Рэя, чтобы его не приняли за душевнобольного фанатика. Лаура радовалась присутствию Стюарта. Она много знала о работе Рэя за последние десять лет, но Стюарт сообщил ей сведения, относившиеся к детству ее покойного мужа.

Они проговорили около часа, когда Лаура услышала скрип гравия на подъездной дорожке. Она выглянула в окно и увидела машину Дилана. Она не ждала его, особенно в половине десятого вечера. Дилан очень неудачно выбрал время, но сердце ее ухнуло куда-то вниз при виде его машины.

Лаура извинилась перед Стюартом и пошла открывать дверь.

– Надеюсь, ты не будешь против того, что я к тебе заглянул, – сказал Дилан, поднимаясь по ступенькам рыльца. – Я был тут недалеко… В общем… И… – Он видел Стюарта, сидевшего на диване. – О, прости, пожалуйста. Я тебе помешал.

– Входи и познакомься со Стюартом. – Лаура отступила в сторону, пропуская его в дом. – Он брат Рэя и дядя Эммы.

Стюарт встал, и мужчины пожали друг другу руки.

– Стюарт, это Дилан Гир, отец Эммы. Помнишь, я говорила тебе о нем?

– Ах да, в самом деле, – Стюарт улыбнулся.

– Послушай, – обратился Дилан к Лауре, протягивая ей внушительных размеров папку с бумагами, – я не хочу вам мешать, но я заезжал к своему другу. Генри живет в нескольких милях отсюда. Генри работает в офисе «Нью-Йорк тайме» в округе Колумбия, и он мне кое-чем обязан. Поэтому я попросил его посмотреть, что можно найти об экспериментах о контроле над психикой. Генри скопировал все эти статьи из разных источников. Это тебе. У меня еще не было возможности это просмотреть. Я подумал, что тебе захочется первой прочитать все это.

– Вот это да! – воскликнула Лаура. – Спасибо огромное. – Она взяла тяжелую папку. – И поблагодари от меня своего друга. – Она посмотрела на Стюарта, гадая, как спасти положение. – Мы со Стюартом обсуждали, что я буду говорить на ток-шоу, но мы можем сделать перерыв, правда, Стю? Как насчет чашки кофе и шоколадных пирожных с орехами, Дилан?

– Нет, спасибо, – отказался он. – Вы, ребята, заняты важным делом. Лучше я не буду вам мешать.

– Я думаю, что вам следует остаться, – быстро вмешался Стюарт. – Вы можете сыграть роль аудитории, если захотите. Возможно, вы будете более объективным, чем мы. Подскажете нам, что добавить, а что лучше убрать.

Лаура посмотрела на Дилана.

– Тебе, вероятно, будет скучно, – предупредила она.

– Не думаю, – возразил Дилан. – Я хотел бы побольше услышать о Рэе.

– Тогда садись, я принесу тебе чашку.

Из кухни она услышала, как Стюарт задает вопрос Дилану:

– Так что вы говорили об экспериментах по контролю над сознанием?

– Видите ли, Лаура навещает пожилую леди, которая работала в психиатрической больнице, где, возможно, и проводились такие эксперименты.

Лаура вернулась в гостиную с третьей чашкой.

– Ты все еще ездишь к этой Саре? – спросил Стюарт, и в его голосе явственно слышалось неодобрение.

– Я должна, Стюарт. – Лаура посмотрела на Дилана и объяснила: – Стюарта это огорчает, потому что Рэй просил меня не видеться с этой женщиной. Он боялся, что мне будет не хватать времени для него и для Эммы.

– Как вы считаете, Дилан, чьи пожелания женщина должна ставить на первое место, мужа или покойного отца? – поинтересовался Стюарт.

59
{"b":"6044","o":1}