ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Осень Европы
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Поединок за ее сердце
Президент пропал
Игра престолов
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Псы войны
Темнотропье
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль
A
A

– Эмма, – Лаура кивком головы указала на дочь. Полицейский изучающе посмотрел на девочку, но вопросов задавать не стал.

– Вы отсутствовали? – обратился он к Лауре.

– Да.

– Вы знаете, почему шкатулка с драгоценностями валяется на полу и ее содержимое разбросано по всей комнате?

– Это я уронила ее, когда увидела мужа, – сказала Лаура.

– В спальне была записка. Вы ее видели?

– Записка?

– Да. Заткнута за раму зеркала на туалетном столике. В ней написано: «Я просил тебя не ездить». Это что-то значит?

Лаура зажмурилась.

– Я должна была навестить кое-кого сегодня утром. Муж не хотел, чтобы я это делала.

– Так, – полицейский словно нашел недостающий фрагмент головоломки. – Между вами и мужем была большая разница в возрасте, верно?

Вопрос показался Лауре грубым, но у нее не было сил протестовать.

– Да, – коротко ответила она.

– Значит, этот кое-кто, кого вы навещали, другой мужчина?

Лаура ошарашено посмотрела на полицейского.

– Другой мужчина? Вы что себе позволяете?! Это женщина. Старушка. Рэй просил меня не ездить к ней, а я все-таки поехала. Я всегда бросала его. Все время работала. Он слишком часто оставался один. Это моя вина.

Не стоит делать поспешные выводы, мэм. Ваш муж страдал от депрессии?

Лаура кивнула.

– Очень часто. Я должна была понять, как ему плохо, но…

– У него на левом плече есть шрам от пули. Предпринимал ли ваш муж раньше попытки самоубийства?

– Нет, Рэй воевал в Корее.

Рэй выжил в Корее и не пережил брак с ней. Чувство вины тяжелым камнем легло на сердце Лауры. Офицер полиции кивком указал на Эмму.

– Как вы думаете, могу я задать ей несколько вопросов?

Лаура нагнулась, заглянула дочери в лицо.

– Детка, ты можешь рассказать полицейскому, что случилось? Поговори с мамой, милая.

Эмма молча смотрела на них. Только в эту минуту Лаура сообразила, что ее дочь не произнесла ни слова с тех пор, как она вернулась домой.

ГЛАВА 5

На поминальной службе в университете Джорджтауна Лаура сидела рядом со Стюартом, младшим братом Рэя и его единственным родственником. Рэй преподавал в университете многие годы, поэтому часовня была переполнена. Люди стояли у входа, некоторым пришлось даже выйти в вестибюль. Пришли его бывшие студенты и коллеги. Рэя не забыли, хотя он и вышел на пенсию.

О нем не забыли и на улицах. К тому времени, когда Лаура вошла в часовню, там уже сидели бездомные и персонал некоторых приютов. Известие о смерти Рэя вызвало волну сочувствия по всему округу Колумбия. Рэя любили и уважали. Лаура надеялась, что он знал об этом. Он так мучился из-за невозможности опубликовать свою книгу, что совершенно забыл о тех добрых делах, которые совершил. При виде мрачной, печальной толпы в часовне у Лауры защемило сердце. Она не знала, сумеет ли выдержать службу.

Лаура покосилась на своего деверя. Стюарт смотрел прямо перед собой, и она видела, что он едва сдерживает слезы. Лаура взяла его под руку. Ей так тяжело было звонить ему, чтобы сообщить о смерти Рэя. Стюарт жил в Коннектикуте и работал в издательстве. Он занимался маркетингом, поэтому ему приходилось много ездить. Лаура волновалась, что застанет его в дороге, но деверь оказался дома. Стюарт заплакал, когда она ему все сказала. Его рыдания напугали Лауру. Такое открытое выражение чувств было абсолютно не свойственно ему. Стюарт любил и почитал старшего брата. Рэй был его единственным кровным родственником.

Лаура так и не смогла заставить себя переступить порог их с Рэем дома. Сейчас Стюарт там один. Все следы случившегося были убраны специальной службой, телефон которой Лауре дали в полиции. И все равно она не могла находиться там, спать в той комнате. Лаура все время ощущала присутствие мужа. Стюарта не мучили неприятные ассоциации. Он сказал, что так будет чувствовать себя ближе к Рэю.

Лаура и Эмма жили пока у друзей, в свободной квартире над гаражом. Лаура планировала переехать с дочкой в дом на озере, как только она сумеет взять себя в руки и приняться за дела. Она позвонила в музей и в университет, предупредила, что берет отпуск на некоторое время, и попросила найти ей замену. Городской дом она, скорее всего, продаст. Невозможно представить, как они будут жить там с Эммой.

Нэнси Чарльз, коллега Лауры по работе в музее, остановилась возле нее и пожала ей руку.

– Мне так жаль, – сказала Нэнси. – Как ты?

– В порядке, – Лаура попыталась улыбнуться.

Ты недавно потеряла отца, а теперь Рэй… Это несправедливо.

– Несправедливо, – согласилась Лаура.

– Как Эмма? – спросила Нэнси. – Она не с тобой?

– Эмма осталась с няней.

– Я могу тебе помочь?

– Нет, спасибо. Девочке пришлось нелегко, но она пока справляется.

Джон Роббинс, священник, вместе с которым Рэй разрабатывал программы помощи бездомным, поднялся на кафедру. Нэнси шепотом попрощалась и отошла. Джон начал говорить, и, хотя Лаура изо всех сил старалась слушать, она все время думала об Эмме, которая отказалась пойти с ней. Если после смерти деда у Лауры были силы, чтобы помочь дочери справиться с ситуацией, то теперь она оказалась ни на что не способна. Она сердилась на Рэя за то, что их дочери приходится переживать вторую утрату за такой короткий промежуток времени. И чувствовала себя виноватой из-за того, что сердится.

За четыре дня, прошедшие после смерти Рэя, Эмма не произнесла ни слова. Женщина-полицейский пыталась поговорить с ней на следующий день после трагического события, мягко и аккуратно задавая вопросы. Эмма сосала большой палец, чего не делала уже больше года, и безучастно смотрела на нее. Женщина-полицейский пообещала Лауре зайти снова и попросила поговорить с дочерью. Лауре необходимо помочь дочери излить свои чувства, рассказать о них. Но Лаура не могла уговорить Эмму. Ничего не помогало: ни уговоры, ни уловки, ни то, что Лаура делилась с ней своими переживаниями. Эмма молчала.

Говорившие сменяли один другого, а Лаура думала только о дочери. Наконец подошла очередь Стюарта. Ей оказалось трудно смотреть на него, настолько поразительным было его сходство с Рэем. То же полноватое тело, мягкий подбородок, прямой нос, очки в металлической оправе. Единственным отличием была шапка темных волос на голове деверя, тогда как Рэй заметно полысел.

– Рэй Дэрроу был заботливым братом, любящим мужем и отцом, преданным своему делу преподавателем, добровольцем в деле помощи бездомным и писателем с большим, необычным талантом, – начал Стюарт. – Он был единственным моим братом, единственным родственником и лучшим другом. Ему можно было рассказать обо всем, не боясь осуждения. Вы все знаете о том, что больше всего его заботило благополучие окружающих. Рэй был хорошим человеком, а хорошие люди часто страдают больше других. Депрессия была его врагом всю жизнь, он плохо справлялся со своим дурным настроением, тяжело переживал неудачи. Его мучила невозможность помочь другим. Мой брат написал книгу «Мест нет». Это прекрасное произведение, полное сострадания. Рэй надеялся привлечь внимание к бездомным и нищим, но никто не захотел опубликовать ее. В конце концов он сдался.

Стюарт склонил голову, и Лаура заметила, что он пытается взять себя в руки. Мысленно она приказала ему собраться, хотя сама еле сдерживалась. Она слышала, как вокруг нее всхлипывают люди.

– Я обращаюсь к тем, кто предан тем же идеалам, что и мой брат, – продолжал Стюарт. – Продолжайте делать свое дело в память о нем. Рэй Дэрроу был бы рад этому.

Вечером того же дня Лаура и Стюарт сидели в крошечной гостиной квартиры над гаражом. Эмма уже легла в постель, но дверь в ее комнату оставалась приоткрытой, поэтому Лаура говорила тихо, чтобы девочка не могла ее услышать.

– Я не думаю, что он покончил с собой из-за книги, – сказала она. Лаура сидела рядом со Стюартом и смотрела на задернутое синей шторой окно. – Я думаю, во всем виновата я.

– Ты? – удивился Стюарт. – Не сходи с ума, Лори. Ты была для него всем.

6
{"b":"6044","o":1}