ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Гм… – Дилан неловко рассмеялся. – Полагаю, мне лучше в это не вмешиваться.

– Бывают разные ситуации. – Лаура села на свое место и повернулась к Стюарту. – Мне бы хотелось, чтобы ты это понял.

– И все же я полагаю, Рэй был прав, – заявил Стюарт. – У тебя дурная привычка очертя голову бросаться в разные авантюры. Сейчас ты просто одержима этой Сарой. Именно этого Рэй и боялся. Вот почему он покончил с собой.

– О Стюарт, у Рэя было столько иных причин для этого! – воскликнула Лаура. Ее разрывали чувство вины и гнев.

– Ты не можешь отрицать, что просьба твоего отца ускорила его конец.

– Я не знаю, что именно ускорило его.

Дилан подался к ней и коснулся ее руки. Этот жест был одновременно успокаивающим и возбуждающим.

– Вы несправедливы, – сказал он Стюарту. – Даже если причиной самоубийства Рэя послужила поездка к Саре, Лаура не виновата в том, что Рэй так поступил. Не вешайте это на нее.

У Лауры на глаза навернулись слезы, но не от обвинений Стюарта, а от заступничества Дилана.

– Я не говорю, что это вина Лауры, – Стюарт поспешил отступить.

– Но прозвучало это именно так, – возразил Дилан.

– Все, достаточно, – Лаура попыталась улыбнуться. – Это уже в прошлом. А через несколько недель я буду сидеть перед Опрой и рассказывать ей о Рэе. Прошу вас, давайте вернемся к работе.

Дилан отпустил ее руку, откинулся на спинку кресла, но не улыбнулся. Он был чертовски хорош собой, даже с этим суровым, готовым к отпору выражением на лице. Лауре стало жаль Стюарта. Он приехал в дом своего покойного брата, чтобы встретиться с его женой и дочерью, а тут появляется молодой, красивый нахал и набрасывается на него. Что ж, он сам напросился.

Стюарт принялся делать вид, что проводит интервью с Лаурой, и, хотя она чувствовала себя неловко, превознося в присутствии Дилана достоинства Рэя, она ощущала гордость за достойную жизнь своего мужа и печаль из-за того, что он ушел так рано, не увидев публикации своей книги, которой посвятил столько лет. Лаура говорила о программах занятости, которые создал Рэй, чтобы найти работу для бездомных, о его работе с каждым из психических больных, которых он встречал на улицах, он учил их находить еду и не попадать в неприятности. Она описывала сборы продуктов и одежды, тренировку волонтеров для работы в приютах. Лаура не забыла и о тех грандиозных программах, которые Рэй организовывал под Рождество для бездомных. Но она ничего не сказала о том, что два года назад он собрал к Рождеству несколько грузовиков с подарками для бездомных детей, но забыл купить хотя бы мелочь в подарок Эмме.

Когда Стюарт объявил, что у него больше нет вопросов, она осела в кресле.

– Ты убьешь всех на шоу Опры, – заявил деверь. Дилан поставил пустую кофейную чашку на столик у дивана.

– Судя по всему, Рэй был добрым парнем, – сказал он.

– Именно так, – подтвердила Лаура.

– Теперь ты чувствуешь себя более уверенно? – спросил ее Стюарт.

– Несомненно, – ответила Лаура и не солгала.

Что ж, мне пора ехать. – Дилан встал.

– Возьми с собой пирожное, – предложила Лаура, указывая на те, что еще оставались на блюде. Дилан аккуратно взял одну штуку и завернул в салфетку.

– Приятно было познакомиться, Стюарт, – вежливо улыбнулся он.

– Мне тоже. – Стюарт тоже встал.

Лаура проводила Дилана на крыльцо. Там он обернулся к ней, и маска вежливости слетела с его лица.

– Не слушай его, ладно? – попросил он. – Стюарт явно боготворил своего брата, ему нужно как-то оправдать его смерть. Но тебе незачем взваливать на себя вину.

– Спасибо, – прошептала Лаура. – Я рада, что ты был рядом.

Дилан улыбнулся и провел пальцами по ее руке.

– Почему бы тебе не пожелать доброй ночи старине Стю и не отправиться в постель с целой папкой интересных статей?

– Я так и сделаю, – пообещала Лаура. Она стояла на крыльце и смотрела, как он уезжает. Лаура простояла еще долго после того, как шум его мотора сменило стрекотание цикад.

Лаура поступила именно так, как ей предложил Дилан, и взяла папку с собой в постель. В ней оказалось множество статей из газет и журналов семидесятых годов, когда общественности стало известно о размахе опытов по контролю над сознанием. В 1977 году прошло парламентское слушание, которое вскрыло всю глубину злоупотреблений по отношению к ничего не подозревающим людям. Результатом слушаний стал закон о защите пациентов от насильственного применения наркотиков и необходимости письменного согласия пациента на лечение.

Но в пятидесятых годах такого запрета не существовало. Хотя опыты по контролю над сознанием были незаконными в Соединенных Штатах, подобных ограничений не существовало в Канаде. Поэтому американское правительство субсидировало исследования, проводимые над пациентами в Институте Аллана в Монреале. Доктор Питер Пальмиенто очень хотел принять в них участие, но так как он практиковал в США, он не мог получить официального разрешения от властей. А поскольку некоторые власти предержащие были просто одержимы идеей контроля над сознанием, они обеспечили прикрытие для опытов Пальмиенто. Он сам считал себя первопроходцем, но в газетах его называли «лжедоктором», который в конце концов потерял рассудок и оказался в клинике. Лаура усмехнулась, когда прочитала об этом. Значит, Сара поставила ему правильный диагноз во время их первой встречи. Пальмиенто умер в 1968 году, говорилось в статье. Но упоминаний о мистере Д. Лаура не нашла.

Когда она добралась до последней статьи, то уже очень устала. Статья была написана в 1977 году и появилась в одной из газет округа озера Тахо. Лаура пробежала ее глазами, потом перечитала более внимательно. Стиль изложения показался ей странно знакомым. Она посмотрела на подпись. Джон Соломон. Этот журналист вел колонку в газете. Там же была и его фотография. Лаура поднесла ее ближе к свету. «Этого не может быть», – подумала она. Переутомление шутит с ней шутки. Джон Соломон был очень похож на молодого человека с фотографии в квартире Сары, просто невероятно похож на Джо Толли. Но этого не могло быть. Должно быть, Лаура плохо запомнила лицо мужа Сары. И потом статья Джона Соломона об экспериментах по контролю над сознанием была очень солидной и объективной, без указания на какие бы то ни было личные впечатления.

И все же Лаура отложила эту статью в сторону. А когда она наконец уснула, Джон Соломон вернулся к ней во сне.

ГЛАВА 37

– Поставь девочку на ступени, – скомандовала Эмма, обращаясь к Саре и протягивая ей куклу. Пожилая женщина так и сделала, и, повинуясь ее руке, маленькая фигурка зашагала вверх по лестнице кукольного дома.

– Нет, Сара, еще рано, – вмешалась Эмма. А потом добавила чуть спокойнее: – Еще не пора. Я должна взять куклу-мужчину.

Встав на колени, она потянулась к коробке с куклами.

– Она девица что надо! – прошептала Хизер. Они с Лаурой наблюдали за этой сценой через одностороннее зеркало.

– Мне ли не знать, – ответила та. – Мне все равно, что она говорит. Мне просто нравится слышать ее голос.

Это происходило в начале второго. Утро у Лауры началось рано. Они со Стюартом взяли Эмму с собой на пирс на рыбалку. Девочке было страшно подходить к краю причала, но ей все ужасно понравилось, хотя никто из них не поймал крупной рыбы. Всех мальков пришлось отпустить в озеро.

Когда они возвращались домой и Эмма убежала вперед и не могла слышать его слов, Стюарт спросил Лауру, виделась ли она с Диланом до смерти Рэя.

Лаура, шокированная до глубины души, даже приоткрыла рот от изумления. Она тут же вышла из себя:

– Что? Какого черта ты разбрасываешься такими словами?

– Видишь ли, я заметил, что вы очень близки, хотя, по твоим словам, общаетесь не больше месяца.

– Ты заблуждаешься, Стюарт. – У Лауры на щеках вспыхнул румянец. – Я позвонила Дилану только после того, как психотерапевт Эммы посоветовала мне это сделать. Это произошло в июле месяце. Он даже не вспомнил, кто я такая.

60
{"b":"6044","o":1}