ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стюарт ногой сбросил камень с дорожки.

– Значит, он так быстро влюбился в тебя?

– Влюбился? – Лаура расхохоталась. – Он отец Эммы, Стю. Только и всего.

– Может быть. Но то, как он на тебя смотрел, как немедленно бросился защищать тебя от меня… Я бы сказал, что это нечто большее.

– Если и так, то мне об этом ничего не известно, – парировала Лаура.

Стюарт уехал сразу после ленча. Хотя он очень помог Лауре подготовиться к выступлению на ток-шоу, она обрадовалась его отъезду. Ее рассердили его безосновательные обвинения и слепое преклонение перед Рэем.

Лаура переодела Эмму и поехала с ней за Сарой. Там она снова увидела старую фотографию Джо Толли на низком столике у дивана.

– Сара, вы не разрешите мне ненадолго взять у вас эту фотографию? – попросила Лаура. – Я завтра же верну ее. – Как она могла объяснить, зачем ей понадобился снимок, не вселив в душу Сары ложную надежду? – Я видела снимок в старой газете и хотела бы сравнить…

– Разумеется, дорогая, – рассеянно ответила Сара, проходя мимо нее в кухню. Она открыла холодильник, увидела графин чая со льдом и апельсин на верхней полке. Лаура заметила изумленное выражение на ее лице.

– Что же я ищу? – задала себе вопрос Сара. Покачав головой, она закрыла дверцу.

Хотя Лаура не была уверена в том, что Сара поняла ее просьбу, она все же убрала изящную рамку в свою сумочку. Как только она попадет домой, она немедленно сравнит два фото – Джо Толли и Джона Соломона.

Эмма снова ищет пистолет, – сказала Хизер, возвращая Лауру в настоящее. – Она давно этого не делала.

Эмма и в самом деле достала игрушечный серебристый пистолет из коробки и вернулась на свое место к столу. Она попыталась протянуть оружие Саре.

– А теперь ты возьми пистолет, Сара, и выстрели мужчине в голову.

Лаура окаменела.

– Я не хочу брать пистолет, – отказалась Сара.

– Ты должна его взять, – настаивала Эмма.

– Нет, я не люблю пистолеты. Эмма раздраженно поджала губы.

– Тогда я сама, – сказала она и подняла куклу-мужчину. Лаура нагнулась ближе к зеркалу, чтобы разглядеть, что делает дочь. Хотя пистолет по размеру был почти таким же, как игрушечный мужчина, Эмма явно делала вид, что мужчина держит его в руке. Она согнула кукле руку под неестественным углом, чтобы дуло было направлено в голову.

– Бэнг! – крикнула Эмма. Она бросила куклу через всю комнату и снова села, уставясь на нее.

– Ты застрелила его, – прокомментировала Сара.

– Он сам себя застрелил, – мрачно ответила Эмма. Потом она повернулась к Саре и сказала еле слышно, так что Лауре пришлось напрячь слух. – Если ты будешь много говорить, он себя убьет, – сказала она.

По спине у Лауры пробежал холодок. Она повернулась к Хизер:

– Значит ли это, что… – прошептала она. – Вы думаете…

– Ш-ш, – Хизер коснулась ее колена. – Давайте еще немного посмотрим.

Позже Лаура перешла в кабинет Хизер, пока психотерапевт устраивала Сару и Эмму в игровом уголке своей приемной под присмотром миссис Квинн. Лаура просто не могла усидеть на месте. Она мерила шагами крошечный кабинет, рассматривала дипломы и сертификаты Хизер в рамках под стеклом, но не видела их. Когда молодая женщина наконец вошла в комнату, Лаура буквально набросилась на нее.

– Она всегда очень много болтала, – горячо заговорила Лаура. – А Рэй все время просил ее помолчать. Он говорил, что не способен ничего делать, когда она рядом. Эмма могла свести его с ума. Он даже платил ей, чтобы она помолчала. «Я дам тебе четвертак, если ты просидишь тихо час». И Рэй никогда не скупился. Эмма думала, что это такая игра.

Хизер кивнула.

– Сядьте, Лаура, – попросила она.

Лаура заставила себя опуститься в кресло и глубоко вздохнула. Ее трясло.

– Если вы знали, до чего может довести Рэя болтовня Эммы, то девочка, без сомнения, тоже знала об этом.

– Но как это связано с его самоубийством?

– Возможно ли, чтобы Рэй попросил Эмму помолчать в тот день, когда вы ездили к Саре, и девочка его не послушалась?

– Очень возможно, – ответила Лаура. – И очень на это похоже. Но муж бы не стал кончать с собой из-за этого.

– Разумеется, нет, но Эмма этого не знает. Ей известно только одно: она не послушалась отца, и тогда он убил себя.

Лаура прижала ладонь ко рту.

– Мне не следовало оставлять Эмму с Рэем, когда тот был в депрессии. – Как ужасно, что Эмма носит в себе такое огромное чувство вины. Лаура знала, насколько ужасным может быть это чувство.

– Вы не могли знать о том, что он собирается сделать, – заметила Хизер.

– Нет, но все же… – Голос Лауры оборвался. – Так что же нам теперь делать? – спросила она. – Как нам помочь Эмме?

– Мы дадим ей возможность проиграть эту ситуацию несколько раз. Столько, сколько потребуется. Я буду рядом с ней, чтобы помочь ей изменить взгляд на случившееся. У нас все получится, Лаура.

– Могу ли я прямо поговорить с ней об этом?

– Не стоит торопить события, – сказала Хизер. – Все произойдет в свое время. Надо ждать.

По дороге в Мидоувуд-Виллидж Лаура едва могла говорить. Так что в машине было тихо. Она отвела Сару в ее квартирку и пообещала вернуться на следующий день, чтобы взять ее на прогулку. Потом она поехала домой со своим ребенком, который боялся говорить, боялся силы собственных слов.

Они с Эммой вместе поужинали, включив «Красавицу и чудовище», потому что фильм быстро стал у Эммы самым любимым. Но Лаура никак не могла сосредоточиться на том, что происходило на экране. Она едва сдерживала слезы и не сводила глаз с дочери, стараясь осознать те чудовищные чувства, которые терзали малышку многие месяцы.

Лаура помогла Эмме помыться на ночь и уложила ее в постель и только потом расплакалась. Успокоившись, она позвонила Дилану.

– Сегодня во время сеанса у психотерапевта произошло нечто важное, – сказала она.

– Что случилось? – встревожился Дилан. – У тебя расстроенный голос.

Лауре казалось, что ее голос звучит совершенно обыденно, но Дилан улавливал даже малейшие нюансы.

– Со мной все в порядке, – ответила она и снова залилась слезами. – Просто это выбило меня из колеи.

– Ты хочешь, чтобы я приехал к тебе?

«Да, да, да», – подумала Лаура. Но как это сказать вслух?

– Тебе далеко ехать…

– Я буду у тебя через полчаса. Тебе что-нибудь нужно? Что-нибудь привезти?

– Нет. Но… я рада, что ты приедешь.

Лаура положила трубку и стала ждать Дилана, сидя в темной гостиной. У нее немного отлегло от сердца. Ей не придется больше сидеть одной. Но боль не отпускала.

Дилан приехал даже раньше, чем обещал. Лаура открыла ему дверь, когда он только поднимался на крыльцо.

– Что происходит? – спросил он, едва переступив через порог.

– Думаю, теперь мы знаем, почему Эмма перестада разговаривать.

– В самом деле? И в чем же причина?

Лаура села на диван, Дилан опустился рядом с ней, и она рассказала, как Эмма играла с куклой и изобразила ее самоубийство.

– Она сказала: «Если ты будешь много говорить, он себя убьет».

Дилан поморщился, как будто в него самого попала пуля.

– Эмма думает, что Рэй убил себя из-за ее болтовни? – спросил Дилан. – Из-за того, что она слишком много разговаривала?

Лаура кивнула.

– Думаю, да. Он всегда просил ее помолчать. Возможно, и в тот день он попросил ее об этом. А Эмма не может, вернее не могла, помолчать и двух минут. Вероятно, Рэй рассердился на нее и сказал ей об этом. Потом Эмма узнала, что он застрелился.

– Ты объяснила ей, что ее разговоры тут ни при чем? – задал вопрос Дилан.

– Хизер считает, что лучше дать ей возможность проиграть эту ситуацию несколько раз. Это поможет ей привести в порядок мысли. Хизер сказала, что мы не должны торопить Эмму. – Лаура снова заплакала. – Ты можешь себе представить, каково ей было? Как она, должно быть, боялась, что если заговорит, то снова кто-нибудь умрет.

Дилан подвинулся ближе к Лауре и обнял ее. Лаура прижалась к нему.

61
{"b":"6044","o":1}