ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это неважно. – Лаура пожала его пальцы.

– Я словно… сбился с пути. Я вдруг понял, что моя б жизнь, да и любая жизнь – это всего лишь короткая вспышка на экране вечности. Лаура кивнула.

– Я астроном. Мы всегда помним об этом, – сказала она. – Когда изучаешь звезды, очень быстро понимаешь собственную ничтожность. Дилан посмотрел на свое виски, но не притронулся к нему.

– Когда я это понял, то решил проживать каждый день, словно это последний. Я велел себе не думать о будущем. Кто знает, будет ли оно у меня? И именно так и я жил с тех пор. На самом деле это недурная жизнь. Но потом я познакомился с Эммой. – Он сморщил нос. – Как-то не получается иметь ребенка и не думать о будущем.

– Я знаю, – усмехнулась Лаура.

Дилан отдал недопитый стакан стюардессе, когда та проходила мимо.

– Я не хочу напиваться, – признался он, откидывая голову на спинку кресла. – Хотя однажды, когда я напился, произошло нечто удивительное.

– В самом деле?

Дилан кивком головы указал на Эмму, и Лаура все поняла.

– Мы все трое в чем-то виноваты, – заметила она. – Ты в аварии самолета, мы с Эммой в смерти Рэя.

– Не слишком мы хорошие ребята, верно? – Дилан закрыл глаза и улыбнулся. – Разбуди меня, когда будем подлетать к Рино.

Траки оказался своеобразным маленьким городком у самой границы с Калифорнией, недалеко от Сирин-Лейк. Служащая компании по прокату автомобилей предложила им переночевать в городе, и им удалось найти два смежных номера в маленьком отеле недалеко от главной улицы.

До встречи с Джоном Соломоном у них оказалось в запасе несколько часов, поэтому они отправились на озеро Тахо и арендовали лодку. Лауре и Дилану пришлось уговаривать Эмму сесть в нее. Юноша, выдававший лодки, сказал ей, что каяк не может перевернуться. И хотя Лаура полагала, что он несколько искажает правду, она не стала его опровергать. К тому же он надел на Эмму их «самый лучший и самый надежный» спасательный жилет. Но все же Лаура была очень удивлена, когда девочка все-таки согласилась сесть в лодку. Она заняла сиденье в центре, Дилан устроился на носу, а Лаура – на корме.

Дул прохладный, но приятный ветер, озеро, окруженное горами, было очень красивым. Хотя Лаура нервничала из-за предстоящей встречи с Джоном Соломоном, ей было так хорошо вместе с Диланом и Эммой. Она чувствовала себя удивительно легкой, чего с ней давно не случалось.

Поездка до Сирин-Лейк заняла у них около сорока минут. С дороги озеро Тахо казалось маленьким и спокойным, вода – лазурно-голубой. Дома, стоявшие вокруг озера, напоминали швейцарские шале. От порогов к улице вели крытые дорожки. Чтобы зимой избавить себя от необходимости орудовать лопатой и метлой, догадалась Лаура. На земле уже лежал тонкий слой снега, но дороги оставались сухими.

Джон Соломон жил в доме, напоминающем формой букву А, у самого конца озера. Во дворе Лаура увидела поленницу и топор, воткнутый в ствол. На заднем дворе на паре козел лежало вверх дном красное каноэ. Ей вдруг показалось, что они нашли не того человека. Дом и стиль жизни явно принадлежали более молодому мужчине.

Пока они шли по крытой дорожке к дому, Лаура решила не делиться своими сомнениями с Диланом. Эмма цеплялась за ее руку, словно чувствовала себя неуверенно в новой обстановке, но она весело рассмеялась, когда Лаура потянула за кожаную петлю, соединенную со звонком, и за дверью раздалось отчетливое «бэнг».

Через мгновение мужчина открыл им дверь, и Лаура не удержалась от улыбки. Она нашла того самого человека. Она не забыла, как Сара описывала Джо Толли, когда она впервые увидела его в поезде много лет тому назад. Она говорила, что он был похож на Джеймса Стюарта. И это сходство не исчезло.

– Мистер Соломон? – она протянула руку. – Я Лаура Брендон.

– Входите, Лаура, – пригласил он.

Они вошли в прихожую с деревянным полом, переходившую в гостиную, откуда через треугольное окно открывался великолепный вид на озеро.

– Это мой друг Дилан Гир, – представила Лаура, – и моя дочь Эмма. – Девочка прижалась к ее ноге.

– Позвольте мне взять ваши пальто, – раздался у них за спиной женский голос.

Лаура повернулась и увидела идущую к ним хозяйку дома. Ей было не больше шестидесяти: короткие с проседью пышные волосы и приветливая улыбка. От нее исходило ощущение радости. «Такую женщину трудно не любить», – подумала Лаура, но ей сразу же захотелось, чтобы ее не оказалось дома. Она не представляла себе другую женщину в жизни Джона Соломона.

– Это моя жена Элейн, – сказал Джон.

Все прошли в гостиную, и Лаура почувствовала, как Дилан легко сжал ее руку, пытаясь подбодрить.

– Как у вас красиво, – сказала Лаура, усаживаясь на длинный современный диван. Мебель была светлая и простая. Незанавешенное окно выходило на окруженный деревьями двор и озеро. Лаура вдруг поняла, что смаргивает непрошеные слезы, сравнивая этот дом и этот стиль жизни с крошечной квартиркой Сары и ее угасающим сознанием.

Сначала разговор касался самых банальных тем. Они говорили о погоде, о красоте озера Тахо.

– Много ли у вас бывает снега? – поинтересовался Дилан. Он подался вперед, оперся локтями о колени и выглядел так, словно ответ на этот вопрос и в самом деле много для него значит.

– Около семисот дюймов в год, – гордо ответил Джон. – Вы можете представить, наши сын и дочь несколько лет назад переехали на Аляску. Полагаю, семисот дюймов снега им оказалось недостаточно.

– У вас есть дети? – Лаура не сумела скрыть своего удивления. Может быть, эта дочь и есть пропавшая Джейни?

– Да, – ответила Элейн, – двое. Еще у нас есть внук возраста вашей дочки. О, кстати, Эмма, у меня же осталась книжка-раскраска после его последнего приезда к[ нам. Ты знаешь такие, когда нужно раскрашивать водой I страницы и тогда появляются краски? Эмма заинтересованно кивнула.

– Хочешь пораскрашивать? – Элейн ждала ответа.

– Она не слишком много говорит в последнее время, – помогла им обеим Лаура, – но мне кажется, ей понравилось ваше предложение.

Элейн вышла и вскоре вернулась, неся стакан с водой, кисточку и книжку-раскраску. Она устроила Эмму на кофейном столике, а затем присела на ручку кресла, в котором устроился Джон.

– Итак, – обратился он к Лауре, – откуда вы узнали, что я раньше работал в «Вашингтон пост»?

Лаура сделала глубокий вдох.

– Теперь, когда я приехала, мне невероятно неловко все это объяснять, – она улыбнулась хозяевам, прося прощения. – Вы знаете Сару Толли?

Румянец сошел со щек Джона и его жены. Элейн обняла мужа за плечи.

– Продолжайте, – попросил он.

– История немного запутанная, – сказала Лаура. – По причине, до сих пор мне неизвестной, мой отец перед самой своей смертью попросил меня позаботиться о Саре. Я никогда раньше не слышала от него этого имени. Я не представляла, кто она такая.

– Как звали вашего отца? – спросил Джон.

– Карл Брендон, – Лаура взглянула на него с надеждой. – Это имя говорит вам что-нибудь?

Он покачал головой.

– Вот почему я отправилась навестить Сару. Она живет в доме престарелых, где у нее своя собственная маленькая квартирка. У нее самое начало болезни Альцгеймера, поэтому она не может…

– Болезнь Альцгеймера, – повторил Джон.

– Да, и поэтому ей не разрешают выходить одной.

У нее нет семьи, во всяком случае, никто ничего не знает о ее родственниках. И все же она о многом мне рассказала. Мы ходим с Сарой на прогулки. Ей очень нравится выходить. Она очень ясно помнит прошлое. Сара рассказала мне о Джо Толли.

Лаура посмотрела в лицо Джону Соломону. В его глазах стояли слезы, но, может быть, собственные слезы мешали ей видеть четко. Джон кивнул, прося ее продолжать.

– Сара рассказала мне, как они с Джо встретились в поезде, как она полюбила его и вышла за него замуж. Она говорила мне о своей работе в психиатрической клинике…

– «Сент-Маргарет», – подсказал ей Джон.

– Да. Там проводили эксперименты по контролю над сознанием, и Джо, то есть вы… – Джон кивнул, – поступили в эту больницу, чтобы провести журналистское расследование. Но потом вы исчезли. Саре сказали, что вам сделали лоботомию, и…

64
{"b":"6044","o":1}