ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девичник на Борнео
Гимназия неблагородных девиц
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Неукротимый граф
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
Интернет вещей. Новая технологическая революция
A
A

– Ты не все знаешь, Стюарт. – Лаура сняла нитку с рукава свитера. – Я думаю, что он начал ощущать себя проигравшим после того, как я открыла последнюю комету. Он все время получал отказы из издательств, а я без труда добывала деньги на исследования, мои фотографии появлялись в «Ньюсуик» и «Тайм». Я слишком долго работала в обсерватории в Бразилии. Я была слишком занята собой. «Лаура Брендон и ее карьера». Я все время оставляла его одного.

– Я думаю, он понимал, что это часть твоей работы. Рэй очень тобой гордился.

– Не знаю, Стю. Сразу после смерти моего отца мы с Рэем… В общем, он накричал на меня.

– Рэй?!

– В его словах было столько горечи. Он не был доволен ни моей работой, ни моим успехом. Наверное, это мучило его уже давно, но ему удавалось скрывать от меня свои чувства.

– Что ж, Рэй скрывал их не только от тебя, но и от меня тоже. Я никогда не слышал от него ничего подобного.

В доме друзей Лауры на втором этаже зажегся свет. Это была семья из пяти человек, живущая нормальной, спокойной, тихой жизнью. Лаура завидовала им.

– Даже когда я бывала дома, – продолжала она, – я часто проводила ночи напролет за телескопом. Рэй говорил мне, что просыпается после полуночи, а меня рядом нет. Он тосковал без меня. – Она сморгнула подступившие слезы. – Я была эгоисткой.

– Не знаю, – Стюарт покачал головой. – Не могу представить, чтобы Рэй злился на тебя из-за твоей работы. Он не мог ревновать к твоему успеху. Он не такой человек.

– Возможно, когда он чувствовал себя хорошо, все было в порядке. Но последнее время его мучила депрессия. А я просмотрела это. Мне следовало быть внимательнее.

– Ты слишком строга к себе, Лори.

– Я не рассказала тебе о записке, которую он оставил.

– Записка? Ты ничего не говорила.

– Мне не хотелось обсуждать это по телефону. – Лауре и сейчас было грустно говорить об этом со Стюартом, но она понимала, что должна сделать это.

– Что написал Рэй? – Стюарт подсел к ней ближе.

– В записке было сказано: «Я просил тебя не ездить».

– Что это значит?

– Видишь ли, все так запутано. – Лаура потерла глаза. – Есть одна старая женщина, которая живет в доме престарелых, и…

– Та самая, о которой тебя просил позаботиться твой отец?

– Откуда ты знаешь?

– Когда мы с Рэем в последний раз говорили по телефону, он сказал мне об этом. Брату казалось, что тебе не терпится взвалить на свои плечи еще и заботу о ней. Его это очень огорчало.

– Его огорчение показалось мне несколько чрезмерным и даже агрессивным. Возможно, всему виной депрессия. Он не мог здраво мыслить.

Стюарт замялся.

– Мне его реакция тоже показалась слишком бурной, – сказал он. – Значит, он просил тебя не видеться с ней?

– Верно. Но я должна была поехать туда, Стюарт. – Она взглянула ему в лицо. – Отец просил меня об этом…

– Но твой отец умер, – прервал ее Стюарт, – и он никогда бы не узнал, выполнила ты свое обещание или нет. – Он словно не понимал, как больно слышать Лауре его слова. – А Рэй был жив. Почему-то для него было важно знать, что его мнение имеет для тебя значение.

Лаура не знала, что ответить. Ей казалось, что Стюарт должен был понять ее.

– Так ты виделась с ней? – спросил он.

– Да, но я так и не знаю, почему отец просил меня позаботиться о ней. У нее болезнь Альцгеймера, и она его не помнит.

– Болезнь Альцгеймера? – Стюарт хмыкнул.

– Не вижу ничего смешного.

– Ты права. Это совсем не смешно. – Стюарт придал своему лицу серьезное выражение, но Лаура заметила, что это далось ему нелегко. – Ты намерена снова с ней встретиться? – спросил он.

– Не думаю. – Лаура вздрогнула при мысли об этом. Для нее визит к Саре Толли оставался связанным со смертью Рэя.

– Вот и хорошо, – вздохнул Стюарт. – О ней заботятся?

– Полагаю, да.

– Так забудь о ней. Ты удостоверилась, что с ней все в порядке. Ты сделала все, что от тебя требовалось. Никакой связи между ней и твоим отцом не обнаружилось. Теперь можно обо всем забыть.

Стюарт был прав. Деньги отца обеспечат существование Сары Толли, поверенный оплатит все ее счета. Лауре больше ничего не надо делать. Она вспомнила Кэролин, которая убеждала ее, что Сара будет рада общению и прогулкам, но тут же прогнала эту мысль.

Стюарт поднялся с таким же стоном, как, бывало, это делал Рэй.

– Я поеду, пора. – Он потянулся. – День был длинный.

Лаура встала и проводила его до порога. Стюарт обнял ее на прощание.

– Рэй многим пожертвовал ради тебя, ты же знаешь, – сказал он.

Она кивнула. Стюарт поцеловал ее в щеку и вышел. Лаура вернулась на диван.

«Рэй многим пожертвовал ради тебя».

Боль была еще слишком остра. Рэй давал ей моральную и материальную поддержку, чтобы она спокойно продолжала свою карьеру. Он любил ее, несмотря на ее успехи и свои неудачи.

И Рэй взял на себя ответственность за ребенка, которого она не собиралась рожать.

ГЛАВА 6

Лаура наблюдала через одностороннее зеркало за тем, как новый психотерапевт Эммы Хизер Дэвисон рисует что-то на большом листе бумаге, лежащем перед девочкой.

– Покажи мне очень-очень сердитое лицо, – попросила Хизер сидящую рядом с ней за столом Эмму.

Эмма наморщила нос и оскалила зубы. Лаура беззвучно рассмеялась.

– Отлично! – похвалила Хизер и весьма похоже изобразила мордашку Эммы на листе бумаги. Во всяком случае, так показалось Лауре.

– А теперь покажи мне грустное личико, – услышала она голос психотерапевта.

Уже наступил июль. Со смерти Рэя прошло больше полугода, и с тех пор Эмма не произнесла ни слова. Это казалось просто невозможным. Раньше воспитательница детского сада не раз вызывала Лауру и жаловалась на бесконечную болтовню ее дочери. Эмма вечно бродила за Лаурой или Рэем по дому и донимала их бесчисленными вопросами и разговорами. А теперь как будто кончились слова, отпущенные ей на всю жизнь, и девочка не могла найти других.

Эмма вообще очень изменилась. Она стала отчаянно бояться темноты. Лауре приходилось не только оставлять включенным ночник, но еще и не закрывать дверь в детскую. Только так Эмма могла уснуть. Несколько раз в неделю она просыпалась в мокрой постели и снова, почти не переставая, сосала большой палец.

В июне Лаура наконец переехала вместе с дочерью в дом на озере. Она решила жить там до тех пор, пока не поймет, что делать дальше. О своей карьере пришлось забыть. Лаура посвятила все свое время дочери, так как в детский сад девочка больше не ходила. Дом на озере нуждался в ремонте, и Лаура планировала все подновить и покрасить.

Дом стоял на берегу маленького озера Эштон, недалеко от деревушки Пэрис, штат Виргиния, в получасе езды от Лисбурга. Рэй и Лаура купили его много лет назад. Рэю было неловко иметь два дома, когда у многих нет и одного, но он понимал, что Лауре необходимо место, где она могла бы наблюдать за звездами и ей не мешали бы городские огни.

Вокруг озера располагались еще семь домов, но отсюда их не было видно. Озеро окружал густой лес, и с небольшой веранды открывался вид лишь на узкую полоску воды, блестевшую за деревьями. Мощеная дорожка, удобная для прогулок и езды на велосипеде, окружала озеро. Были здесь и игровая площадка, и маленький пляж, а на другой стороне в воду уходил старенький пирс, с которого ловили рыбу.

Лаура надеялась, что после переезда на озеро Эмма изменится. Возможно, жизнь в маленькой квартирке над гаражом, близость к городскому дому мешали ей говорить, пугали ее. Для Эммы дом на озере был полон счастливых воспоминаний. Ее подружка Кори жила по соседству. Эмма играла с ней каждое лето. В прошлом году они с Кори научились плавать, и Эмму невозможно было вытащить из воды. Но оказалось, что дом на озере ничем не помог. В каком-то смысле состояние Эммы даже ухудшилось. Она даже не подходила к воде, которой так радовалась прошлым летом. Она боялась негромко плещущих волн и старалась держаться подальше от кромки озера.

7
{"b":"6044","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пять Жизней Читера
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Венец демона
Цена вопроса. Том 1
Путь Шамана. Поиск Создателя
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым