ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, страшно тяжело, – кивнула Сара. – Но я поступила правильно. Я знала, что о моей дочери позаботятся и ей ничего не будет угрожать.

Лаура сжала ее пальцы.

– Я должна сказать вам кое-что, – она показала Саре свой кулон. – Вы узнаете это?

Сара покосилась на украшение:

– Это леди в шляпе? Лаура улыбнулась:

– Это ваша брошь, Сара. Та самая, которую подарил вам Джо.

– Нет, у меня была брошь.

– Я знаю. Но из брошки сделали кулон. – Лаура расстегнула цепочку и дала подвеску Саре.

– О боже! – воскликнула пожилая женщина. – Это и вправду похоже на мою брошь.

– Но это и есть ваша брошь, дорогая, – мягко сказала Лаура.

– Джо когда-то подарил мне точно такую же.

– Послушайте меня, Сара. Я Джейни. Я ваша дочь. – Лаура запнулась, потом продолжала: – Я та самая маленькая девочка, которую вы оставили у Энн. Энн воспитала меня как свою дочь. Она и ее муж Карл. Карл Брендон. Он был тем самым мужчиной, за которого Энн собиралась выйти замуж. Вот откуда мой отец знал о вас. Ему каким-то образом удалось найти вас. Он хотел быть уверен, что о вас позаботятся. Он был очень благодарен вам за то, что вы отдали меня им с Энн.

Сара смотрела на нее и ничего не понимала.

– Вы ведь просили Энн отдать мне брошь, когда я вырасту, правильно? Она и Карл переделали ее в кулон. – Лаура снова показала украшение Саре. – И Карл отдал его мне. Вы понимаете?

Сара покачала головой, на ее лице появилось по-детски недоуменное выражение.

– Сара, вы знаете, как меня зовут? Она снова покачала головой.

– Я Лаура Брендон. Моими родителями были Энн и Карл Брендон. Я та самая маленькая девочка, которую вы им отдали. Я ваша дочь.

– Нет. – Сара начала раздражаться. – Моя дочь Джейни.

– Но я и есть Джейни. – Лаура от досады закусила губу, моргая, пыталась справиться со слезами. – Энн и Карл назвали меня Лаурой. Вы же просили их поменять мне имя, помните?

– Я хочу лечь спать, – сказала Сара, вставая.

Она ничего не поняла. Она могла часами рассказывать Лауре о своем прошлом, не забыв даже об азалии в горшке на крыльце дома Энн, но ей никогда не удастся связать между собой двухлетнюю девочку, давно потерянную для нее, и взрослую женщину, сидящую перед ней.

Лаура встала, нагнулась к Саре и поцеловала ее в щеку.

– Я люблю тебя, – шепнула она, – спи крепко.

ГЛАВА 43

– Они всегда говорили мне, что поженились в 1957 году, – вспоминала Лаура. Они с Диланом сидели рядом на заднем крыльце ее дома у озера. – Полагаю, для того, чтобы я не считала себя незаконнорожденной.

– Твой отец и в самом деле работал в компании, которая выпускала моторы для самолетов?

– Да. Они жили в Элкинс-парк, это пригород Филадельфии. Я выросла в этом доме со щипцовой крышей, о котором рассказывала Сара. Мой отец пристроил к нему небольшую галерею вдоль верхнего этажа, чтобы поставить свой телескоп.

– Ты говоришь так спокойно. – Дилан обнял ее за плечи. – Тебя, должно быть, переполняют чувства.

– Я не ощущаю этого. Я… – Лаура вздохнула. Как трудно разобраться в своих ощущениях. – Печально, что моя настоящая мать не может понять, кто я такая. И еще более грустно сознавать, сколько она выстрадала в своей жизни. Но мне очень повезло, и это благодаря Саре. Я не знаю, смогла ли бы я сделать то же самое, если бы опасность грозила Эмме. Это решение далось ей с огромным трудом, но кто знает, что могло случиться, если бы она оставила меня у себя?

На крыльце было холодно, и Лаура вздрогнула. Дилан крепче прижал ее к себе.

– Сара подарила мне замечательных родителей. – Лаура вспомнила Энн. Она не знала, что когда-то ее мать была социальным работником. – Мне бы хотелось лучше узнать мою мать. Я говорю сейчас об Энн. Если бы не мой отец, я бы никогда не стала астрономом. Он подталкивал меня к этой карьере, подбадривал меня. Должна это признать. – Лаура рассмеялась. – И я об этом не жалею.

– А теперь у тебя есть другой отец.

– Да, – тихо ответила Лаура, нежно улыбаясь. – Мне следовало бы позвонить ему и рассказать о том, что я узнала от Сары.

– Правильно, – согласился Дилан. – А потом тебе следовало бы заняться со мной любовью.

Лаура удивленно посмотрела на него и рассмеялась.

– Да, мне следовало бы это сделать. – Она подняла голову, чтобы поцеловать его. – Встретимся в моей спальне, – сказала она, вставая.

– Нет, в комнате с прозрачным потолком, – не согласился с ней Дилан.

– Хорошо, пусть будет комната с прозрачным потолком. – Лаура ушла в дом, чтобы позвонить Джону Соломону.

Потом она поднялась в комнату с прозрачным потолком. Свет не горел. Дилан лежал под одеялом, которое принес из ее спальни. Его одежда была сложена в углу. Ее любимые звезды освещали их постель.

– На тебе что-нибудь надето? – поинтересовалась Лаура.

– Нет.

Поколебавшись лишь секунду, она начала раздеваться, бросая свою рубашку и джинсы поверх его, заранее радуясь тому, что позже им придется копаться в этом ворохе, разбирая, кому что принадлежит. Свет звезд коснулся и ее тела, и Лаура закрыла глаза, неожиданно смутившись.

Скользнув под одеяло, она откинулась на подушки. Дилан обнял ее за талию и притянул к себе. Она облегченно вздохнула, почувствовав прикосновение его кожи. В своих фантазиях она никогда этого не представляла.

Лаура подумала о том, что для него это будет внове, потому что он забыл их первую ночь, хотя сама она помнила все.

Но воспоминания подвели ее. Они были яркими, эротичными, но Лаура не могла помнить того, что было сейчас. На этот раз он был с ней душой и телом. Его руки касались ее тела, словно теплая вода, останавливаясь на ее грудях, на чувствительном местечке между ногами. Она чувствовала его нежность, которой не было в ту далекую ночь.

Позже, когда он сбросил одеяло с их горячих, влажных тел и они лежали, насытившись, купаясь в свете звезд, Лаура думала о том, что, даже став привычными, прикосновения Дилана всегда будут возбуждать ее. Она не сомневалась в его любви. К Эмме. К ней самой.

Она была уверена в нем, как в звездах над ними.

ГЛАВА 44

Лаура выключила зажигание, но осталась сидеть в машине. Пожилая пара вошла в дом престарелых, и она проводила их невидящим взглядом.

– С тобой все в порядке? – спросил Дилан.

– Да, – ответила Лаура, явно не собираясь открывать дверцу.

Она несколько дней откладывала поездку к Саре, боясь, что расплачется и смутит ее еще больше, чем во время их последнего разговора. Но в этот день была великолепная погода для прогулки. Лаура попросила Дилана присоединиться к ним. Он очень помогал ей последнее время.

– Я просто не представляю, что ей сказать, – призналась Лаура.

– Почему бы тебе не спросить Сару, что произошло после того, как она отдала тебя Энн? – предложил Дилан. – Разговори ее, как ты это делаешь обычно.

Сара, 1960 год

После того как Сара оставила Джейни в доме Энн, у нее началась сильная депрессия. Она ушла с работы, сразу же переехала в другой город в Северной Виргинии, чтобы скрыться от соседей и друзей, которые неизбежно стали бы расспрашивать ее, куда исчезла ее дочка. В конце концов Сара оказалась в одиночестве в чужом городе. Она нашла работу в маленькой психиатрической больнице, где никого не знала.

Работа отнимала у нее все силы. Она не могла сосредоточиться, часто ошибалась, в сущности, работала из рук вон плохо. Сара думала только о своем ребенке. Она никому не могла рассказать о том, что сделала, и ложь в сочетании с полным одиночеством была бы невыносима, если бы у нее оставалась хотя бы капля энергии, чтобы размышлять о своих чувствах. Для Сары все потеряло смысл. На дверях ее квартиры был один-единственный хлипкий замок, да она и не запиралась на ночь. Джейни и Джо ушли от нее. Ее перестало волновать, что с ней теперь будет.

Через три недели после того, как Сара оставила дочку у Энн, ей позвонил доктор Пальмиенто. Судя по всему, он легко узнал ее новый номер телефона, хотя он и не значился в справочнике.

70
{"b":"6044","o":1}