ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я просто боюсь, что они приняли неверное решение, — упрямо сказал Уолтер.

Все собравшиеся любили Киссриверский маяк и понимали, насколько хрупкое это сооружение. До недавнего времени план спасения состоял в том, что вокруг маяка предполагалось возвести защитную стену. Пройдет несколько лет, и маяк окажется на крохотном островке в океане. Эстетически это весьма привлекательное решение. Но неожиданно Служба заповедников изменила свое мнение и всерьез заговорила о переносе маяка на шестьсот ярдов в глубь косы, на что требовалось несколько миллионов долларов. С этим вариантом многим трудно было согласиться. Алек не только понимал тревогу Уолтера, он разделял ее.

— Нола права, — вступил в дисскусию Алек. — Мы должны доверять инженерам. Они найдут наилучшее решение. Мы не вправе сомневаться в них.

В последующий час члены комитета во главе с Алеком обсуждали, где и как найти деньги. Поступили предложения устроить аукцион, издать брошюру, чтобы подогреть интерес к маяку, участвовать в ток-шоу и передачах на радио. Только по дороге домой Алек дал волю собственным опасениям. Инженеры всего лишь люди, они тоже могут ошибаться. А что, если они разрушат маяк, пытаясь его спасти?

Алек сидел в кабинете за письменным столом, когда Лэйси вернулась из школы. Он увидел ее в окно. Девочка стояла на тротуаре и разговаривала с Джессикой Диллард, дочерью Нолы и своей лучшей подругой. Джессика улыбалась, но как-то свысока. Алеку стало обидно за дочь. Джессика стояла, уперев руку в бедро. Ее мягкие белокурые волосы рассыпались по плечам, она элегантно держала сигарету двумя пальцами и была очень похожа на свою мать.

Алек подался к раскрытому окну.

— Тебе надо попробовать, Лэйси, — говорила Джессика. — В этом году ты стала какой-то скучной. Ты забыла, что значит веселиться.

Лэйси что-то ответила, но Алек не услышал, что именно, и повернула к дому. Что должна попробовать его девочка? Алкоголь? Марихуану? Секс? Он повернулся к двери.

— Лэйси! — позвал он дочь.

Она вошла в комнату и остановилась в дверях, сложив руки на груди.

— Ты не поссорилась с Джессикой?

— Нет, — Лэйси тряхнула головой, и густые кудрявые волосы упали ей на лицо, закрыв левый глаз. Она отгораживалась от отца. Что ж, Алек не будет на нее давить. Не сейчас.

— Я записал тебя в летнюю школу, — сообщил он. — Будешь заниматься биологией и алгеброй.

— Только отстающие ходят в летнюю школу.

— Боюсь, у тебя нет выбора.

Лэйси посмотрела на него правым глазом.

— Ты намерен запереть меня?

— Запереть тебя? Нет, конечно. Но я хочу, чтобы впредь ты ставила меня в известность, если у тебя снова начнутся проблемы в школе.

— Хорошо, — Лэйси отбросила волосы назад и повернулась, чтобы уйти. На пороге она замялась и снова взглянула на отца. — Прости меня, пап. Я просто не могла заниматься.

— Я тебя понимаю, Лэйси, — вздохнул Алек. — Я тоже не мог работать.

6

Пол только проснулся, когда услышал интервью по радио. Речь шла о Киссриверском маяке. Сначала ему показалось, что это происходит во сне, но голос звучал настойчиво, и мысли у Пола прояснились. Он открыл глаза и зажмурился от золотого и синего света, лившегося сквозь витраж, установленный в окне спальни. Он лежал, не шевелясь, и внимательно слушал женщину по имени Нола Диллард, которая рассказывала о комитете «Спасем маяк».

— Через три года мы потеряем маяк, если эрозия почвы будет продолжаться такими же темпами.

Когда интервью закончилось, Пол полистал телефонную книгу, нашел нужный номер и позвонил на радиостанцию.

— Как мне связаться с женщиной, которая только что давала интервью по поводу маяка? — спросил он, поудобнее устраиваясь на подушках.

— Миссис Диллард еще в студии, — ответил мужской голос. — Не вешайте трубку.

Ждать пришлось секунд тридцать. Пол слышал в отдалении чей-то голос, смех.

— Говорит Нола Диллард.

— Здравствуйте, миссис Диллард. Меня зовут Пол Маселли, и я только что слушал ваш рассказ о маяке. Мне бы хотелось помочь.

— Отлично! — воскликнула женщина. — Нам больше всего нужны деньги, мистер…

— Маселли. Боюсь, я несколько ограничен в средствах, но у меня есть свободное время и энергия. Я буду рад помочь как-то иначе. Мне и в голову не приходило, что маяку угрожает опасность.

Повисло молчание. Пол понял, что сказал что-то не так. Когда миссис Диллард заговорила снова, в ее голосе слышался явный холодок.

— Вы недавно в наших местах, мистер Маселли?

Вот оно что. Он чужак. Пол решил было рассказать о том, что много лет назад он провел на Внешней косе лето, но передумал. Он никому не говорил о тех месяцах, даже Оливии.

— Да, — ответил он, — я приехал недавно, но я работаю в «Береговой газете». Думаю, я смогу вам чем-нибудь помочь.

Нола Диллард вздохнула.

— Что ж, вот что я вам скажу. По четвергам наш комитет собирается в ресторанчике «Морская утка». Вы знаете, где он находится?

— Да. — Пол отлично знал это место. В «Морской утке» он дважды беседовал с Анни, когда писал о ней статью, и обходил этот ресторан стороной после ее смерти.

— Мы встретимся с вами на парковке у ресторана без четверти восемь. Я поговорю с моими коллегами, расскажу им о вас. Договорились?

Пол поблагодарил Нолу и повесил трубку. К счастью, она не спросила его, почему он так интересуется судьбой маяка. Разумеется, он придумал бы что-нибудь, назвался бы историком-энтузиастом, которому не по душе терять свидетельства прошлого. В определенном смысле это было бы правдой.

Нола Диллард оказалась весьма привлекательной женщиной чуть за сорок. Белокурые волосы заколоты в пучок, огромные серые глаза и очень загорелая кожа. Только морщин многовато.

Она протянула ему руку, и Пол пожал ее.

— Мистер… Пол, правильно? Я Нола. Пойдем.

Пол прошел следом за ней через знакомый ему просторный зал, украшенный в морском стиле, в уютную комнату в задней части здания. Члены комитета сидели за небольшим столом, и их взгляды устремились на него, когда он вошел. Пол оглядел всех и удивился, встретившись взглядом с Алеком О'Нилом. Он сразу узнал его. Пол видел мужа Анни пару раз в ее мастерской и не однажды разглядывал его фотографии, украшавшие стены. Снимки были черно-белые, и они показались Полу мрачными, а в светлых глазах Алека он прочитал угрозу. Таким видела его Анни. И теперь эти глаза не отрывались от Пола, пока Нола вела его к столу. «Может быть, сбежать и выставить себя дураком?» — мелькнула предательская мысль. Пальцы Нолы чуть сжимали его локоть и подталкивали вперед. Алек встал.

— Пол, познакомься с Алеком О'Нилом, нашим председателем. Алек, это Пол Маселли.

Алек О'Нил удивленно поднял брови. Пол пожал ему руку, пробормотал приветствие, потом кивком головы поздоровался с остальными и сел рядом с Нолой. В зал вошла официантка и спросила, что ему принести. Полу захотелось заказать чего-нибудь покрепче, но быстрый взгляд по сторонам заставил его изменить свое намерение, и он заказал чай со льдом. Пол постарался расслабиться, откинулся на спинку диванчика, расстегнул воротничок рубашки.

Алек не сводил с него пристального взгляда, и Пол почувствовал себя уязвимым. Неужели О'Нил что-то знал? Или просто вспомнил фамилию Пола, сообразив, что именно он написал статью об Анни для «Морского пейзажа»?

— Нола сказала, что вы журналист, — наконец заговорил Алек.

— Это так. Я работаю в «Береговой газете», но сотрудничаю и с другими изданиями. Так что если я каким-то образом могу вам помочь, скажите об этом. — Пол нервно рассмеялся и покраснел.

Алек сделал глоток лимонада.

— Полагаю, вы сумеете нам помочь. Нам необходимо сформировать общественное мнение. Я справляюсь с интервью на местных радиостанциях и в местных газетах, но хотелось бы, чтобы о нас узнали и за пределами Внешней косы. Киссриверский маяк — это национальное достояние, так что не только местные жители должны стараться спасти его. Мы решили, что неплохо было бы написать брошюру, рассказав в ней историю маяка. — Алек откинулся на спинку стула. — Как вы думаете, вы сможете нам в этом помочь?

10
{"b":"6045","o":1}