ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она просто рождена для этого, — заметил Том, кивком указывая на Оливию.

— Я всего лишь новичок, — не согласилась со своим наставником Оливия, и ни Том, ни Алек не стали с ней спорить.

Алек легонько похлопал ее по плечу, и Оливия снова подняла на него глаза, почти такого же яркого зеленого Цвета, что и оправа защитных очков.

— Позвольте мне угостить вас обедом, — попросил Алек, — на этот раз настоящим. Никакого несварения желудка.

Казалось, Оливия взвешивает все «за» и «против» этого приглашения, но потом она все же кивнула:

— Я согласна.

Алек отправился в темную комнату и начал проявляв пленку, отснятую им в прошлое воскресенье. Он думал о маленьком витраже, который пыталась создать Оливия. Первое творение Анни было сложным — две овечки на траве пяти разных оттенков зеленого. Она никогда не делала что-то просто так, ради тренировки. Если первая попытка не приносила ожидаемых результатов, Анни к этому больше не возвращалась.

В полдень Алек ждал Оливию на стоянке напротив мае терской.

— Вы торопитесь? — спросил он, когда Оливия устроилась на сиденье рядом с ним. — Мы могли бы поехать в Дак и пообедать на берегу, если у вас есть время.

— Это будет замечательно.

Оливия застегнула ремень безопасности, и на мгновение Алек замер, пораженный изяществом ее рук, белизной пальцев и округлыми, ровными, розовыми ногтями. Он вспомнил ее слова о том, что она держала сердце Анни в руке, и едва сумел отвести глаза, завел мотор и вывел «Бронко» на дорогу.

— Я никогда не бывала в Даке, — призналась Оливия, когда Алек выехал на шоссе.

— В самом деле? — Это показалось ему странным. — Городок всего в нескольких милях от вашего дома, и вы уже живете здесь… Как давно, кстати?

— Почти год, — ответила Оливия. — Я вышла на работу на следующий день после приезда. У нас был новый дом. который надо было обставить, так что у нас с мужем просто не осталось времени, чтобы осмотреть окрестности.

Оливия говорила так, словно муж не ушел от нее. Может быть, за ту неделю, что они не виделись, ситуация изменилась и муж к ней вернулся?

Они заняли столик на веранде маленького ресторанчика над самой водой, и несколько уток выжидательно посмотрели на них, когда они уселись на свои места.

Оба заказали крабовый салат. Алек расслабился, он чувствовал себя совершенно иначе, чем в предыдущую субботу. Он помнил, как заказывал сандвичи в кафе, напряженный, готовый взорваться в любую секунду. Тогда он боялся услышать рассказ Оливии о последних минутах Анни. Но она описала все так тактично, и это ему очень помогло, как и осознание того, что она изо всех сил стремилась сохранить Анни жизнь.

Алек заказал вино, а Оливия минеральную воду. Вместо объяснения она похлопала себя по животу, напоминая о будущем ребенке.

— Как вы себя чувствуете? — спросил Алек. Она выглядела прекрасно, если не считать бледной, почти прозрачной кожи. Но Алек предполагал, что это у нее от природы, а не от плохого самочувствия.

— Со мной все в порядке. Немного устала. Я беспокоюсь только о том, не повредит ли ребенку тот стресс, который я испытываю.

— Ваш муж так и не вернулся?

— Нет. — Оливия посмотрела на свои руки, лежащие на коленях. Вероятно, она опять вертела обручальное кольцо, как и неделю назад. — Я никогда не думала о том, что мне придется переживать беременность в одиночестве, и уж тем более о том, как я буду одна растить ребенка. — Она улыбнулась Алеку. — Мне ночью приснился кошмар, будто у меня родились близнецы. Только этого мне и не хватало.

— А в вашей семье были близнецы?

— Я одна из близнецов.

— В самом деле? У вас есть сестра, похожая на вас? — Алек никак не мог представить себе точную копию Оливии.

— Нет, у меня был брат.

— Был?

— Он умер несколько лет назад. — Оливия махнула рукой, явно давая понять, что не хочет говорить на эту тему. — Неважно. У меня пару раз появлялось чувство, что малышей там двое, и я запаниковала. Но на приеме у моего врача на этой неделе я слышала биение только одного сердца. Так что ребенок один.

Они оба молчали, пока официантка ставила перед ними еду. Луч солнца заиграл на темных прямых волосах Оливии.

— Как обстоят дела с вашим мужем? — спросил Алек, когда официантка отошла.

Теперь Оливия крутила в пальцах вилку.

— Плохо. Мне кажется, что я его совершенно не интересую. Я позвонила ему, чтобы сказать, что люблю его, как вы посоветовали, а он ответил, что не стоило беспокоиться и что он этого не стоит. — Она попыталась улыбнуться, но у нее плохо получилось.

— Возможно, он чувствует себя виноватым из-за своего романа.

Алек заметил, как напряглась Оливия.

— Это был не роман. Я же говорила вам, что это была всего лишь фантазия.

— Простите, — поторопился извиниться Алек.

Она съела немного салата и только потом заговорила снова:

— Муж работал с этой женщиной, она стала для него навязчивой идеей, он все время говорил о ней. Он сравнивал меня с ней, и я не выдержала сравнения.

— В это трудно поверить.

— Эта женщина была замужем, мой муж не представлял для нее никакого интереса. Он сам признал, что его чувства были безответными. — Оливия говорила так, словно пыталась убедить не только Алека, но и саму себя. — В любом случае, — продолжала она, — я оказалась настолько далека от идеала, что когда эта женщина… Короче, даже тогда, когда муж понял, что не сможет ее получить, меня он вес равно бросил.

Алек нахмурился. Муж Оливии выглядел в его глазах полным идиотом.

— Пол говорил только о ней, и я с этим примирилась Я думала, что мне не стоит реагировать слишком бурно, пусть рассказывает, пусть выговорится. Я заставлю его со временем забыть о ней. Но у меня ничего не вышло.

— Он ушел для того, чтобы быть к ней ближе? То есть, простите меня, Оливия, но, может быть, он хотел завести с ней роман, но не мог этого сделать, пока жил с вами? Поэтому он и…

Оливия покачала головой.

— Она уехала с Косы до того, как он от меня ушел.

— А куда она отправилась? Возможно, ваш муж как-то с ней общается?

Оливия неожиданно рассмеялась, но тут же прикрыла рот рукой.

— Нет, я уверена, что они не общаются. — Она подцепила вилкой кусочек крабового мяса. — Она в Калифорнии.

Калифорния не на другой планете, — пожал плечами Алек. — Почему вы так уверены, что ваш муж не звонит ей по телефону или не пишет?

— Пол сказал бы мне об этом. Он никогда не скрывал от меня своих чувств, хотя временами мне этого хотелось. — Она посмотрела через стол на Алека. — В чем-то эта женщина была лучше меня. И это оказалось очень важным для моего мужа.

Алек выпрямился на стуле.

— Ну, знаете, этот парень просто одержим. Он нерационально себя ведет. Даже не допускайте мысли, что он прав. Ваш муж никогда по-настоящему не знал эту женщину. Если бы у него был этот шанс, он, скорее всего, понял бы, что она самая обычная женщина…

Оливия опустила голову, и Алек увидел слезинку на ее нижних ресницах. Капелька упала на блузку цвета лаванды, оставив на ткани маленькое круглое темное пятнышко.

Алек подался к ней.

— Оливия?

Она поднесла салфетку к глазам, покосилась на других посетителей и сказала негромко:

— Простите. Вы вряд ли пригласили бы меня на обед, если б знали, что я поставлю вас в неловкое положение.

Алек придвинулся ближе к столу.

— Я пригласил вас не для того, чтобы вас расстраивать. — Их колени соприкоснулись под столом, и Оливия немного отодвинулась и принялась теребить салфетку.

— Я ничего не понимаю… Мой муж был таким замечательным до встречи с ней. У нас был благополучный брак, и вдруг все рухнуло. Я все жду, что вернется прежний Пол, но у меня такое ощущение, что он умер.

Алек покачал головой.

— Возможно, он просто запутался. Оставайтесь в его жизни, Оливия, напоминайте ему, как вам было хорошо раньше.

Оливия перестала плакать, но от слез у нее покраснел нос, и она выглядела такой беспомощной. В ней сейчас не осталось ничего от той женщины, которую Алек встретил неделей раньше.

24
{"b":"6045","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Утраченный символ
Нетленный
Без опыта замужества
Час трутня
Американская леди
Тринадцатая сказка
Последний Дозор
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства