ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девочка быстро кивнула, но Алек, казалось, этого не заметил. Он протянул руку парню и представился:

— Я отец Лэйси.

— Бобби. — Тот торжественно потряс руку Алека.

— И куда это вы, ребята, направляетесь? — спросил Алек.

— На аттракционы, папа. — Лэйси прошла мимо, и ее друзья последовали за ней.

— Что ж, повеселитесь как следует, — крикнул Алек им вслед. Он посмотрел на Оливию, и они направились к «Бронко». Теперь их разделяло несколько шагов, но Оливии они казались милями.

Пока они садились в машину, Алек не проронил ни слова. Он обернулся назад, выводя машину на улицу задним ходом, но в ярком, веселом свете фонарей парка развлечений Оливия увидела, как побелели костяшки его пальцев, вцепившихся в руль. Алек повернул в сторону больницы. Оливия решила, что ему не терпится от нее избавиться, не хочется везти ее обратно в Килл-Дэвил-Хиллз. Он бы с большим удовольствием поехал прямо домой.

Они ехали в молчании, и все-таки Оливия решилась его нарушить.

— Тебе не хотелось, чтобы Лэйси видела тебя с женщиной вообще или именно с той, которая не сумела спасти жизнь ее матери?

Алек мрачно глянул на нее, потом снова уставился на дорогу.

— Прости. Дети никогда меня не видели ни с кем, кроме Анни, и я вдруг почувствовал себя идиотом. Я не хочу, чтобы Лэйси начала фантазировать на наш с тобой счет. Думаю, она решила, что я предаю память ее матери.

— Мы же друзья, Алек. Разве тебе запрещено иметь друзей? Но он, казалось, не слышал ее.

— Этот парень выглядит слишком взрослым для нее. Оливия покрутила обручальное кольцо вокруг пальца.

— Возможно, тебе следует ограничить ее свободу несколько больше, чем это было раньше.

Алек покачал головой.

— Ни в коем случае. Анни никогда не стала бы запирать ; дочь дома.

Оливия как следует обдумала свои слова, прежде чем произнести их:

— Анни уже нет. — Ее голос звучал совсем тихо. — На самом деле ты не знаешь наверняка, как бы поступила твоя жена.

Алек остановил «Бронко» на парковке у больницы. — Что ж, скоро у тебя будет свой ребенок, и ты будешь воспитывать его так, как подскажет твое сердце. Лэйси отлично со всем справлялась все эти годы, и я не собираюсь сейчас ничего менять.

Алек заглушил мотор, вышел из машины, обошел ее и открыл Оливии дверцу. Когда она подняла на него глаза, в них стояли слезы.

— Я понимаю, ты смущен тем, что твоя дочь видела нас вместе, но прошу тебя, не вымещай свое настроение на мне.

На лице Алека появилось страдальческое выражение.

— Прости, — прошептал он едва слышно.

Оливия ничего не ответила и направилась к своей машине. Она завела двигатель и быстро уехала, оглянувшись лишь раз. Алек стоял в круге яркого света, отбрасываемого фонарем, и смотрел ей вслед.

На автоответчике Оливию ожидало четыре сообщения Их оставила настырная репортерша из «Береговой газеты» В последнем сообщении эта дама наконец соизволила рас крыть причину своего звонка. «Мне просто необходимо переговорить с вами сегодня вечером, доктор Саймон. Эти касается Анни О'Нил».

Оливия нажала на кнопку, чтобы стереть сообщения. Что может быть такого срочного, если речь идет об умершей женщине, о которой Оливия не желала разговаривать? Но она хорошо знала репортеров и понимала, что представительница «Береговой газеты» так легко не отступится.

Оливия отключила телефоны по всему дому, отлично сознавая, что тем самым лишает себя возможности услышат! голос Алека этим вечером. Ну и ладно. Если он и не позвонит ей, она об этом не узнает.

29

— Эта докторша убила маму, — заявила Лэйси, залива; молоком рисовые хлопья.

Алек нахмурился.

— Нет, — осторожно возразил он, — доктор Саймон пыталась спасти твоей матери жизнь.

Дочь подняла на него глаза.

— У мамы на рубашке была всего лишь капелька крови. А когда эта врачиха занялась ею, мама истекла кровью. — У Лэйси дрожала нижняя губа, и Алек видел, что девочка с трудом сдерживается. Она смотрела в свою миску с хлопьями и водила в молоке ложкой. Ее волосы немного отросли, и у корней появилась рыжая полоска.

— Лэйси, посмотри на меня, — попросил Алек.

Она на мгновение подняла на него глаза и тут же отвернулась к окну.

— Девочка моя, — он коснулся ее запястья, — мы так с тобой ни разу и не поговорили о том, что произошло в тот вечер.

Лэйси вырвала руку.

— Мама умерла, остальное не имеет значения.

А мне кажется, что имеет. У меня было много вопросов, и держу пари, ты тоже задавала их себе. Несколько недель назад я познакомился с доктором Саймон, наткнулся на нее в мастерской Тома. Она берет у него уроки, пытается делать витражи. Я расспросил ее о том, что случилось в ту ночь.

Лэйси посмотрела на него с осуждением.

— Так ты, типа, это… встречаешься с ней?

— Нет.

— Тогда почему ты был с ней вчера вечером?

— Мы с ней стали друзьями.

— Ты ее обнимал, — напомнила отцу Лэйси.

Алек не знал, что на это ответить. То, что произошло накануне, он не мог объяснить даже самому себе.

— Оливия замужем, Лэйси, — сказал он. — Они с мужем в настоящий момент не живут вместе, но, скорее всего, снова сойдутся. Ее муж написал статью о маме в «Морском пейзаже». Помнишь?

Лэйси сморщила нос.

— Этот тип перепутал мой возраст.

— В самом деле?

— А ты уже забыл? Он написал, что мне двенадцать. Ты представляешь, двенадцать! — Ее глаза расширились от возмущения. — Ведь мне было уже тринадцать с половиной.

Алека позабавило ее негодование.

— Думаю, такие ошибки случаются частенько.

Лэйси снова начала перемешивать хлопья в миске. Пока еще она не проглотила ни ложки.

— И о чем же вы с врачихой беседовали вчера вечером? — поинтересовалась она.

— О маяке. — Алек откинулся на спинку стула. — Оливия поможет нам, выступит по радио. У нее в этом большой опыт. Честно говоря, сегодня утром мы вместе едем в Норфолк.

Лэйси выразительно посмотрела на отца, встала и отнесла миску в мойку.

— А есть ты не будешь? — поинтересовался Алек.

— У меня пропал аппетит, — буркнула Лэйси.

— Кто такой Бобби?

— Друг. — Лэйси так и не повернулась к нему. Она составляла грязную посуду в посудомоечную машину.

— Почему бы тебе не пригласить его к нам? Я хотел бы с ним познакомиться.

Лэйси наконец обернулась и хмуро посмотрела на него:

— Очнись, папа.

Она вытерла руки бумажным полотенцем и вышла из кухни.

Алек улыбнулся, увидев Оливию на ступенях ее дома Светлый костюм, который она надела для поездки в Норфолк, очень шел ей.

Он вышел из машины, открыл ей дверцу и обрадовался, увидев, что она улыбается ему, несмотря на неприятный разговор, состоявшийся накануне.

— Ты просто красавица, — заявил Алек, садясь за руль. — Утонченная и изящная.

— Ты тоже хорош, — в тон ему ответила Оливия. — Впервые вижу тебя в костюме и галстуке. Очень мило.

Алек принялся задавать ей вопросы о маяке, проверяя, насколько Оливия знает материал. Они даже не заметили, как проехали длинный мост, соединяющий Внешнюю косу с материком, и пересекли границу штата Виргиния. Только тогда Алек решился заговорить о том, что произошло накануне.

— Прости меня за то, как я повел себя, когда мы встретили Лэйси, — извинился Алек. — Ты все еще злишься на меня?

— Нет. Я понимаю, что ты почувствовал себя неловко.

— Я попытался дозвониться до тебя, но ты не снимала трубку. — Он безуспешно набирал ее номер снова и снова и сдался только в одиннадцать часов.

— Я отключила телефоны. Алек нахмурился.

— Чтобы не говорить со мной?

— Нет, Алек. — Она поколебалась мгновение и решила, что упоминать об Анни не стоит. — Со мной пыталась связаться репортерша из «Береговой газеты», а я не в состоянии была разговаривать с ней.

— О чем она хотела с тобой поговорить?

Оливия лишь пожала плечами и посмотрела на пробегающие мимо ярко-зеленые поля.

51
{"b":"6045","o":1}