ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тихий уголок
Продать снег эскимосам
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Строим доверие по методикам спецслужб
Смерть перед Рождеством
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Хищник: Охотники и жертвы
A
A

Пол впервые увидел Оливию, когда та принимала первого пострадавшего у входа в отделение. Она собрала длинные красивые волосы в «конский хвост», перетянув его резинкой. Оливия вместе с парамедиками повезла пострадавшую пожилую женщину в смотровую. Она прижимала кусок окровавленной марли к боку женщины и что-то негромко спокойно говорила ей. В те первые дни многие врачи и медсестры в отделении работали на износ, но Пол не мог отвести от Оливии глаз. Он наблюдал, как она разговаривала с родственниками пациентов; как осторожно она касается чьего-то плеча, поддерживает того, кто в этом нуждался. К концу этих нескольких страшных суток ее волосы безжизненно повисли между лопаток, челка намокла от пота и липла ко лбу. Зеленый хирургический костюм был перепачкан кровью, темные круги залегли на алебастровой коже под глазами. Полу она казалась совершенной красавицей.

Он был бы только рад, если бы Оливия привлекла его потому, что он совершенно избавился от любви к Анни. Но Пол отлично понимал, что самоотверженность и сострадание молодой женщины-врача напомнили ему Анни. На самом деле сравнение было нелепым. Анни, вечно забывавшая о времени, создававшая вокруг себя бедлам, была бы настоящим бедствием в отделении неотложной помощи.

Организованность, хладнокровие и умение Оливии быстро принимать решения делали ее незаменимой. Понадобилось не так много времени, чтобы Пол сообразил, что Оливия совершенно не похожа на Анни, но к тому времени он уже влюбился в нее.

Иногда вечерами они с Оливией сидели за одним из столиков и листали книги, которые она брала с полок. Обычно Оливия выбирала книги о природе или по медицине. В самом начале их отношений она читала о сексе все, что только сумела найти. Когда Оливия освободилась от воспоминаний о пережитом насилии, ее, отрицавшую сексуальные желания большую часть жизни, было не остановить. Секс с Оливией напоминал обучение ребенка новой игре. Сначала она сомневалась в том, что у нее получится, но как только овладела основными правилами, ей хотелось играть не останавливаясь. И играла она отлично.

В последние несколько лет их брака Оливия чаще всего брала с полок книги, посвященные проблеме бездетности. Иногда информация вселяла в них новую надежду, иногда отнимала последнюю.

Пол принялся рассматривать свое обручальное кольцо. Узкую золотую полоску он надел только этим утром, хотя уже много месяцев не делал этого. Почему-то с обручальным кольцом на руке он почувствовал себя комфортнее. Они бы с Оливией не разошлись, если бы у них были дети. Пол почувствовал себя обманутым, когда узнал о ее неспособности зачать. Он изо всех сил скрывал свои чувства. Оливия была ни в чем не виновата, она сама испытывала острейшее разочарование.

Только Пол начал смиряться с тем, что у них не будет ребенка, как Оливия объявила, что ей предлагают место на Внешней косе. Пол не поверил своим ушам. Он знал, что именно там с мужем и двумя детьми живет Анни, и его переполняло смешанное чувство радости и ужаса. Пол попытался отговорить Оливию от перемены места работы, но она вернулась после собеседования совершенно очарованная местом и открывающимися перед ней возможностями.

Пол говорил, что Внешняя коса слишком изолированна, очень далека от его родных и их с Оливией друзей. Вспоминая об этом впоследствии, он понял, что его аргументы были слишком легковесными, потому что на самом деле ему не терпелось вновь увидеть Анни. В мечтах Пол представлял, как они случайно встретятся, столкнутся в супермаркете или на пляже, и все больше отдалялся от Оливии. Он стал довольно резко разговаривать с ней. Пол сердился на жену за то, что из-за нее оказался в такой ситуации.

Когда они наконец переехали, Пол выждал неделю и только потом отыскал фамилию О'Нил в телефонном справочнике. Он нашел домашний адрес Анни и адрес ее мастерской. Через день он позволил себе проехать мимо мастерской и еще через день зашел внутрь.

Анни была одна, вешала фотографию на самой дальней стене. Когда она обернулась на звук его шагов, то на ее лице появилось неподдельное выражение ужаса, словно у Пола выросли две головы.

— Не паникуй, — быстро сказал Пол, поднимая руку и призывая ее к молчанию. — Я приехал не для того, чтобы у тебя начались неприятности. Я теперь женат. И счастлив. Моя жена врач и работает в местной больнице. — Он продолжал говорить об Оливии, частично для того, чтобы заполнить повисшее молчание, частично, чтобы убедить Анни, что он никоим образом не угрожает ей и ее браку.

Слушая его, Анни прижалась спиной к стене, сложила руки на груди, словно пыталась защититься от него. Ее пальцы так крепко сжали локти, что даже со своего места в противоположном конце комнаты Пол видел, как побелели костяшки.

Анни выглядела потрясающе. Она немного поправилась со времени их последней встречи. Она не располнела, нет, просто ее фигура стала женской, а не девичьей. Те же волосы, но не такие неукротимые, и их яркий оттенок чуть смягчился из-за редких седых прядей. Но ее кожа оставалась такой же свежей и белой, как в юности.

Когда Пол наконец замолчал, чтобы перевести дух, заговорила Анни.

— Ты должен убедить свою жену уехать отсюда. — Она говорила спокойно, но твердо. — Из этого не выйдет ничего хорошего, Пол. Поверь мне. Мы будем постоянно сталкиваться…

Но ее слова лишь подхлестнули его фантазии. Разве Анни волновало бы это, если бы она не боялась не устоять перед ним?

— Послушай, я не хотел сюда переезжать, — ответил он. — Я пытался уговорить Оливию отказаться от этого места, но ей очень хотелось работать именно здесь.

— Твоя жена знает обо мне? Пол покачал головой.

— Она даже не подозревает, что когда-то я провел здесь все лето. Как-то раз, очень давно, я начал рассказывать Оливии о тебе, но она из тех людей, кто не желает вспоминать о прошлом. — Прошлое самой Оливии было таким страшным, таким пугающим, что на то, чтобы забыть его, в первое время уходила вся их энергия. Сначала Пол должен был залечить раны Оливии, а позже она не хотела вспоминать о своей прежней жизни. Она знала только, что у Пола были серьезные отношения с женщиной задолго до встречи с ней Большего Оливия знать не хотела.

Пол подошел к другой стене мастерской и принялся рассматривать удивительные по красоте витражи.

— Твоя работа великолепна, Анни. Ты прошла большом путь.

— Я изменилась, Пол. Я уже не та женщина, с котором ты был когда-то знаком. Прошу тебя, не строй никаких иллюзий. Между нами не может быть никаких отношений.

— Только дружба.

— Нет. Это невозможно. — Анни понизила голос, и По: сообразил, что в мастерской они не одни. — Между нами произошло столько всего, что мы не можем быть просто друзьями.

Пол подошел достаточно близко к ней, чтобы разглядеть морщинки в углах глаз и рта. Ему захотелось увидеть ее улыбающейся, услышать ее неподражаемый смех, которым эхом отразили бы витражи.

— Я работаю в «Береговой газете» и пишу статьи для других изданий, — сказал он. — Я хотел бы написать о тебе статью для «Морского пейзажа».

— Не надо, — возразила Анни.

— Я уже говорил с издателем об этом. Прошу тебя, Анни. Это поможет мне сделать себе имя на новом месте.

Пол вздрогнул, когда у него за спиной скрипнула дверь. Он обернулся и увидел, что в мастерскую вошел высокий плотный мужчина с собранными в «конский хвост» волосами. Анни шагнула ему навстречу.

— Том, познакомься, это Пол Маселли. Он журналист и хочет написать обо мне статью для «Морского пейзажа».

— Здравствуйте, — Пол вежливо пожал Тому руку. Он с удовольствием подыграет Анни. Он будет делать вид, что они чужие друг другу, если она этого хочет.

— Что ж, вы не могли выбрать лучшей героини для своей статьи, — улыбнулся Том. — Анни у нас мастер на все руки. Что бы ни происходило в общественной жизни Косы, эта женщина всегда во всем принимает участие. А насколько она талантлива, вы видите и сами. — Том продолжал говорить, подробно рассказывал о работе Анни, и Пол начал записывать что-то в блокнот. Анни села за рабочий стол и смотрела на мужчин. В ее глазах больше не было улыбки, в них появилась обреченность.

60
{"b":"6045","o":1}