ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я знаю, — почти шепотом ответила Анни. — Но я все же попытаюсь. И это будет точно ребенок Алека. — Вероятно, она заметила в глазах Мэри сомнение, потому что добавила: — Я клянусь, Мэри. Следующий ребенок будет его.

Газета с кроссвордом упала на пол с колен Мэри, но она и не подумала нагнуться за ней. Она думала о Поле Маселли, все еще несущем ношу прошлых лет. Она думала об Анни и о себе самой. Мэри знала, что, какой бы урок они трое ни извлекли тогда, они его слишком быстро забыли.

46

В пятницу утром, когда Оливия пришла на работу, ее ожидала в кабинете дюжина желтых роз.

— От Пола? — спросила Кэти, пока Оливия открывала конверт с карточкой.

«Ты была права, а я ошибался. Алек».

Оливия улыбнулась.

— Нет, — ответила она, опуская карточку в карман халата, — цветы не от него.

Прошли лишь сутки с того момента, когда она оставила Алека и Лэйси наедине, чтобы они могли решить свои проблемы без нее. И без Анни. Когда Алек не позвонил ей вечером, Оливия решила, что разговор отца и дочери не удался. Или Алек рассердился на Оливию за ее вмешательство. У нее на душе полегчало, когда выяснилось, что это не так.

Во второй половине дня ей позвонил Майк Шелли и поинтересовался, не согласится ли она поужинать с ним после дежурства.

— Это не свидание, — добавил он со смехом. — Моя жена стоит рядом и готова это подтвердить. Мне просто нужно кое-что с тобой обсудить. В семь часов тебе удобно?

— Замечательно, — ответила Оливия, гадая, что ее ожидает.

Майк отвез ее в небольшой рыбный ресторанчик в Китти-Хок, дождался, пока им принесут закуски, и только тогда удовлетворил ее любопытство.

— Комитет по подбору кадров вынес решение, — объявил он.

— Да? — По его тону Оливия не сумела понять, улыбаться ей или хмуриться.

Было не слишком легко, но в глубине души все знали. кто нам нужен на этом посту. Мы намеренно воздерживались от принятия решения, пока дело Анни О'Нил не потерпит закономерное фиаско. На нас произвело большое впечатление то, как ты справилась с ситуацией, Оливия. Как сказала Пэт Роббинс, одна из членов комитета, у Оливии Саймон всегда холодная голова, и в больнице, и вне ее. Оливия улыбнулась Майку.

— Ты хочешь сказать, что место мое, если я не передумала?

— Да, — Майк удивленно посмотрел на нее. — А у тебя есть сомнения?

Оливия опустила глаза.

— Майк, ты все время поддерживал меня, и я это оценила. Я была бы счастлива получить место заведующего, но в то же самое время…

— Что?

— Мой муж не хочет оставаться здесь.

— Я думал… что вы расстались. Или я ошибся?

— Мы не живем вместе, но я все еще надеюсь… — Оливия пожала плечами. — Думаю, пора устроить ему проверку. Я скажу Полу, что согласна занять место заведующего отделением, и посмотрю, что из этого выйдет. Возможно, нам обоим необходима встряска. Мы просто плывем по течению, не вместе, но и не совсем порознь. Полагаю, это поможет нам принять решение. Можно мне взять несколько дней на размышление?

— Разумеется, — Майк откинулся на спинку стула. — Я не из тех, кто уверен, что карьера должна быть превыше семьи для врача, будь то мужчина или женщина. Что бы ты ни решила, Оливия, я пойму.

— Спасибо.

— Но не забывай, что ты очень нужна отделению. Оно будет расширяться, обязательно будет, и возглавлять его должен человек, который справится с переменами.

Оливия почувствовала давно забытое чувство азарта. Перед ней открывались новые манящие перспективы. Ей очень хотелось сказать «да» и покончить с этим.

— Майк, есть еще кое-что, о чем ты должен знать.

— Что же?

— Я жду ребенка. Он должен родиться в январе. У Майка округлились глаза.

— Я не собираюсь надолго оставлять работу, — продолжала Оливия, — если все будет благополучно. Вероятно, мне следовало сказать об этом раньше, но…

Шелли покачал головой.

— Это ничего не меняет. Место остается за тобой. Оливия облегченно вздохнула:

— Спасибо.

— Ладно, с делами покончено. Жена просила привезти тебя к нам после ужина. Она приготовила какой-то сногсшибательный десерт. Ты не против?

— Я с удовольствием, — весело улыбнулась Оливия.

Впервые Пол не мог дождаться заседания комитета в доме Алека. У него наконец будет возможность как следует рассмотреть Лэйси. Лэйси была в кухне вместе с Алеком и Нолой. Она пила кока-колу из банки, и, когда Пол вошел, она посмотрела на него с заметным интересом. Не могла же она знать правду? Или Анни ей что-то говорила?

Пол поздоровался, не в силах отвести глаз от лица Лэйси. Он попытался представить ее с нормальными рыжими волосами, а не с этой прической, пригодной только для празднования Хэллоуина. Девочка был почти точной копией Анни. Кто бы ни был ее отцом, от него она ничего не унаследовала. И на Алека совсем не была похожа.

— Вино уже в гостиной, Пол, — сказал Алек, проходя мимо. Нола не отставала от него ни на шаг.

— Я приду через секунду, — отозвался Пол. — Только выпью стакан воды. — Он протянул руку к шкафчику над мойкой и посмотрел на Лэйси, усевшуюся на рабочий столик. Она была в коротенькой ярко-розовой майке и белых шортах, босоногая. — Стаканы здесь? — спросил Пол.

— Они в следующем шкафчике, справа от вас, — ответила Лэйси.

Пол налил в стакан воды и медленно ее пил. Потом он прислонился к колонке и изучающе посмотрел на девочку.

— Я проверил записи интервью с твоей матерью. Почему-то она сказала, что тебе двенадцать.

— Лэйси сморщила нос. Чушь какая-то.

— Может быть, она немного нервничала, отвечая на вопросы журналиста, — предположил Пол.

Девочка покачала головой — Мама никогда не нервничала. — Она поболтала ногами, разглядывая розовые ногти на ногах.

— У вас очень милая жена, — сказала Лэйси.

Пол нахмурился.

— Откуда ты знаешь… Прости, я забыл, ты же встречалась с ней в тот вечер, когда погибла твоя мать.

— Я видела Оливию тогда, но по-настоящему мы познакомились позже. — Лэйси долго пила кока-колу, и это начало действовать Полу на нервы. Наконец она поставила банку и хитро посмотрела на него. — Честно говоря, мы разговариваем с ней каждую ночь.

— С моей женой? С Оливией?

— Ага. Она сама настояла. Понимаете, я тут у нее ночевала и…

— Ты ночевала в ее доме?

— Угу. И тогда Оливия сказала, чтобы я звонила ей в полночь. Ей как-то удалось уговорить моего отца установить для меня правила поведения. — Лэйси просияла, невероятно довольная. — Она исковеркала мою жизнь, но на нее невозможно сердиться. — Лэйси покрутила левой рукой перед носом Пола, демонстрируя новенькие часы. — Оливия купила мне это.

— Пол! — позвал Алек из гостиной. — Мы ждем тебя.

— Я сейчас. — Пол даже не пошевелился. — А почему ты у нее ночевала?

— Потому что отец должен был отвезти моего брата в колледж, и ему пришлось переночевать в Даке. А так как Оливия и мой отец близкие друзья, то она сказала, что я могу остаться у нее.

— Я и не думал, что моя жена дружит с твоим… Кажется, она выступала вместо него на радио и рассказывала о маяке, верно?

— Да, один раз. — Лэйси снова поднесла банку к губам и отклонилась назад, чтобы допить последние капельки колы. — Иногда они вместе ужинают, — продолжала она. — И еще Оливия заходит к нам и берет мамины инструменты…

— Инструменты твоей матери?

Лэйси утомленно вздохнула. Пол чувствовал себя дураком, и девочке он едва ли показался светочем ума.

— Оливия тоже делает витражи, и ей нужны инструменты, а у мамы их было много.

Из гостиной донесся смех. Пол поставил пустой стакан в раковину. У него тряслись руки. Он постарался придать лицу бесстрастное выражение и снова повернулся к Лэйси.

— Но Оливия не умеет делать витражи.

Господи, вы когда жену-то в последний раз видели? — фыркнула Лэйси. — Она берет уроки в маминой мастерской утром по субботам. Ее учит Том Нестор, тот самый парень, который…

80
{"b":"6045","o":1}