ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, Мэри. Я отвезу вас. Но не рассчитывайте, что мы отъедем слишком далеко.

Мэри сидела на переднем сиденье, Сэнди вела машину и пыталась завести с ней разговор, но после нескольких неудачных попыток сдалась. Мэри не хотелось разговаривать. Она постукивала пальцами по набалдашнику палки, вглядывалась в молоко тумана, пытаясь понять, где они находятся.

Главное шоссе не пострадало от воды, но ураган вволю покуражился над домами вдоль него. Когда туман рассеивался на пару минут, Мэри видела разбитые окна, доски и сломанные ветки на песке.

Они свернули на дорогу, ведущую в Саут-Шорс, и Мэри вспомнила о семье Анни. Эвакуировались ли они? Поехала Оливия с ними или осталась, чтобы помогать пострадавшим? Теперь она стала заведующей отделением неотложной помощи. Скорее всего, ей пришлось остаться.

Неделей раньше Алек пригласил Мэри на ужин. Ее удивило и само приглашение, и то, что Алек не сердится на нее за ту роль, которую она сыграла в изменах Анни. Там была Оливия, ее беременность стала очевидной. Оливия, Алек и Лэйси готовили ужин, а Мэри сидела и наблюдала, что вышло из ее откровений в доме смотрителя маяка. Трое счастливых людей, вот что. Это была ее последняя операция по спасению людей.

Пол Маселли вернулся в Вашингтон, снова стал работать в газете «Вашингтон пост» и писать стихи, которые читал по субботам своим верным слушателям.

— Так, начинается, — объявила Сэнди, когда машина остановилась перед участком дороги, залитым водой. Она осторожно направила машину в воду, и через несколько минут они снова выехали на сухое место. Им пришлось еще не раз преодолевать залитые водой участки, прежде чем они добрались до Киссривер.

Сэнди свернула на узкую дорогу, ведущую к маяку, и остановила машину на краю парковки.

— Оставайся здесь, — велела Мэри.

— Ни за что. Я иду с вами.

— Ты мне не нужна, — Мэри выбралась из машины и хлопнула дверцей с такой силой, что сама удивилась.

Сэнди поняла, что спорить не стоит.

— Если вы не вернетесь через пятнадцать минут, я пойду вас искать, — предупредила она.

Не слушая ее, Мэри двинулась к маяку. Она сошла с мощеной парковки на мокрый песок, сначала ступая осторожно, проверяя, держат ли ее ноги. Потом зашагала быстрее. Боль впивалась острым жалом в ее бедро при каждом шаге, палка вязла в песке, но через пару минут боль притупилась, и Мэри перестала о ней думать.

Как часто бывало в прошлом, Мэри пришлось полагаться только на внутренний компас, не позволявший ей сбиться с пути. Она нашла тропинку, идущую сквозь заросли, и, миновав их, приблизилась к дому. Она всматривалась в него, ища повреждения. Дом остался, только ураганом выбило несколько окон.

Мэри поняла, что море подходило к самому крыльцу. И если оно добралось сюда, значит…

Она обернулась, вглядываясь в небо в поисках знакомого силуэта башни маяка с чугунной галереей наверху. Наверное, его скрывает туман. Мэри направилась к маяку, забыв о палке. Она не сводила глаз с неба. Неужели она заблудилась и идет не в том направлении? Но сердцем Мэри уже знала ответ. Еще с ночи, когда она прислушивалась к шуму ливня, барабанившего по крыше дома престарелых, и треску ломающихся деревьев, Мэри догадывалась, что увидит.

Она сделала еще несколько шагов. Внезапно порывом ветра туман унесло в сторону, и Мэри увидела перед собой маяк так отчетливо, словно смотрела на картину в музее. Волны шипели и пенились вокруг останков Киссриверского маяка. Несколько десятков ступеней винтовой лестницы сиротливо чернели в тумане. Песок вокруг устилали обломки кирпичей. Фонаря нигде не было видно, и Мэри представила, как линзы лежат на дне океана, напоминая большую прозрачную раковину.

Она снова оглянулась и посмотрела на бульдозеры, на грузовик. Все было готово для возведения платформы, но это уже не требовалось. Мэри покачала головой, вспоминая, как они с Анни сидели на галерее и она сказала молодой женщине: «Если придет время океану забрать маяк, то мы должны отпустить его».

Мэри медленно пошла к парковке, и боль в бедре снова напомнила о себе, как только она ступила на мокрый песок. Когда она подошла к зарослям восковницы, она обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на маяк.

— Время пришло, Анни, — сказала Мэри, — оно наконец пришло.

93
{"b":"6045","o":1}