ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Все изменяют всем. Как наставить рога и не спалиться
Жизнь этого парня
Ногайская орда
Ты за это заплатишь
Это не сон
Книга главных воспоминаний
Тайная тропа
Новая Зона. Синдром Зоны

========== Глава 1 ==========

Ноэль и Ален жили на самой окраине Манчестера, в квартире на последнем этаже трехэтажного кирпичного дома. Вид здания не радовал: облупившийся за долгие годы фасад, разрисованный подъезд, а от него тянулась покрытая трещинами и выбоинами асфальтная дорожка, извивающаяся и пропадающая под железнодорожным мостом.

Рядом шоссе. Мимо окон, выходящих на один из беднейших кварталов, сутками напролет шли, громыхая, тяжелые товарные составы, отчего частенько дребезжали стекла.

Квартплата была невысокой, особенно на двоих. И хотя девятнадцатилетний Ален, приехавший в Манчестер год назад, уже третий месяц убеждал соседа Ноэля, что в таких условиях жить никак нельзя, ничего не менялось. Цена устраивала обоих омег.

Ален был одержим идеей стать владельцем какого-нибудь престижного особняка, напротив парка Рэдвол, где издревле располагались дома богачей. Парень не был карьеристом или бизнесменом и никогда не мечтал стать им. Авантюрист до кончиков ногтей, он желал получить всё и сразу, с помощью своего природного обаяния и яркой внешности.

Пепельные кудри мальчишки, тщательно уложенные, достигающие самых лопаток, делали его лицо подобным ангельскому. Стальные глаза, острый подбородок и очаровательные ямочки на щеках. О таких, как он, всегда говорили: чертовски мил. Чертовски.

Ален любил красивую одежду и красивую жизнь и никогда не скрывал этого. Казалось, вся его сущность тянулась к богатству. Он не мог и дня прожить, чтобы не прикоснуться к дизайнерской одежде, чтобы не посмотреть на дорогие украшения или меха. Ален разбирался в швейцарских часах, в конной сбруе “Hermès” и особняках на побережье Лазурного берега.

Работал омега продавцом в престижном торговом центре “Изумруд”.

Будто бусины в нитке из черного жемчуга, этаж за этажом тянулись магазины “Dolce & Gabbana”, “Hermès”, “Prada”, “Christian Dior”, а на самом верху, под прозрачной стеклянной крышей, располагался один из самых дорогих ресторанов города - “Небеса”. С высоты небоскреба открывался прекрасный вид на город, и не было лучше площадки, чтобы любоваться полыхающим возле горизонта закатом, окрашивающим серые крыши в волшебный цвет лепестков вишневых деревьев.

А когда шел частый в этих местах дождь, и ломаные линии молний разрезали клубящиеся тучи, официанты зажигали свечи, и атмосфера в зале становилась таинственной и чарующей.

Толстосумы любили это заведение, и Ален мечтал устроиться туда официантом. Работая на пару этажей ниже, в салоне очков “Gucci”, омега успел перезнакомиться со всеми работниками ресторана, а главное - подружиться с администратором Джекки, произведя на него прекраснейшее и неизгладимое впечатление.

- Осталось дождаться, когда уволят кого-нибудь из работников за какую-нибудь провинность, - хихикая, произнес парень, потягивая ароматный зеленый чай. Кофе омега не пил принципиально, боясь испортить цвет лица и зубов.

- И ты думаешь, что какой-нибудь богач обратит внимание на обычного официанта? - Ноэль не сводил глаз с соседа, как всегда поражаясь его грандиозным и далеко идущим планам.

- Конечно! Знаешь, сколько их там? Кому-нибудь, да понравлюсь! - заносчиво воскликнул самоуверенный Ален, беря из хлебницы тонкий ломтик диетического печенья.

- Ты красивый, но я всегда думал, что богачи ищут пару среди себе подобных, - пожал плечами Ноэль и опустил глаза, разглядывая черную гладь кофе, - У них браков по любви совсем не бывает. Для толстосумов самое важное - это бизнес, акции, облигации. А у тебя этого нет. Ты же обычный официант!

- Не будь пессимистом, вот увидишь, на моем примере, что в этом мире возможно всё! - усмехнулся омега, глядя, как сосед потягивает остывший кофе.

- Наверно, ты ведь так хочешь этого. Конечно, должно получиться, - кивнул Ноэль, искренне веря, что Ален сможет захомутать какого-нибудь зазевавшегося толстосума. Парню хоть и исполнилось двадцать, он был простодушен, как ребенок. Казалось, его легко обмануть, только обманывать некому, - Ты красивый, а я и близко не смогу подойти к богатому человеку. Что он обо мне подумает?

- Ты не настолько и безнадежен, - снисходительно усмехнулся парень, допивая чай, - И ты найдешь хорошего мужа, если, конечно, не потратишь всю жизнь на то, чтобы выносить горшки из-под бомжей.

- Перестань, - Ноэль поднялся и поставил кружку в раковину. Омега любил свою работу медбрата и единственно, что вызывало в нем досаду, это попытки Алена её критиковать. Тогда как Алена раздражало филантропическое мировоззрение соседа, - Каждый занимается своим делом. Я же тебя не критикую.

- Да ты белого света не видишь, дорогой мой медицинский работник! - всплеснул руками омега и тоже поднялся, - Сутки работаешь, потом сутки отсыпаешься, потом идешь в библиотеку или дома сидишь. Максимум - в парк с той же книгой! Или на концерт органной музыки в Собор святого Патрика. Жизнь мимо проходит! Неужели неясно?

- Меня всё устраивает, - растерянно сообщил Ноэль, подходя к окну.

- А через пять лет? Через десять лет, что ты мне скажешь?

- А ты мне?

- А я уже буду в таком статусе, что и разговаривать с тобой мне не придется, - усмехнулся парень.

Ноэль в ответ растерянно обернулся, но Аллен простодушно ему подмигнул, и омега передумал обижаться.

- Желаю удачи тебе в этом.

- Спасибо.

С этими словами Ален отправился в комнату, а Ноэль продолжил смотреть в окно.

На дворе стояла поздняя осень, и пейзаж был невыносимо тоскливым. Закатанные в асфальт деревья тянули голые ветви к заливающемуся слезами небу, по которому медленно ползли тяжелые тучи. Дождь шел постоянно, в трещинах и ямах на асфальте блестели лужи. Прохожие спешили по своим домам, и, казалось, в этой части города никто не гулял и не развлекался, все были заражены ноябрьской тоской и унынием.

Ноэль невольно думал над словами Аллена. Может, он все-таки прав? И стоит почаще где-то появляться, красиво одетым, кокетничать с альфами, искать жениха побогаче? Но омега этого не делал. И причин было две. Во-первых, мешала врожденная неуверенность в себе. Ноэль не был чарующе красив. Имея стандартную, довольно серую внешность, он постоянно рисковал быть спутанным с кем-либо. Его лицо не запоминалось, не отпечатывалось в памяти.

Темно-карие глаза, тонкие губы, мышиного цвета прямые короткие волосы. Даже во время течки его запах, содержащий в себе каплю пота, смешанную со смоляным запахом хвойного дерева, не казался таким привлекательным, как шикарный, медово-молочный запах Алена. Ноэль понимал, что если у его соседа есть хоть какие-то шансы на удачное замужество, то в его случае нужно смотреть на жизнь трезво.

С тонким привкусом зависти омега разглядывал букеты цветов, которые приносил сосед и, оставшись в одиночестве, тайком перечитывал прилагающиеся миниатюрные открытки: “Люблю”, “Ты лучший”, “Самому красивому омеге”.

Но зависть быстро улетучивалась. Представить себя на месте Аллена Ноэль не мог, ему отчего-то было стыдно. Почему, он и сам не мог понять, но мысль, что он должен завлекать альф, пытаться произвести впечатление, бороться за будущего мужа, всё это казалось каким-то приземленным, пошлым и вульгарным. А сама мысль о физическом контакте была настолько постыдна, что омега, как мог, отгонял ее.

Пока Ноэль думал о жизни, Ален собирался на очередную закрытую вечеринку, куда умудрился раздобыть приглашение. Там ожидался весь цвет города, и омега одевал свои лучшие наряды, чтобы не казаться человеком другого круга. Но, как парень ни старался, разница уровней была очевидна. Дьявол проявляется в мелочах, и он проявлялся. Сочетание в одежде, умение себя держать, бросаемые на альф взгляды… Всё выдавало в Алене обычного провинциального паренька, случайно попавшего на бал жизни. Только омега этого не понимал.

1
{"b":"604624","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Веселая жизнь, или Секс в СССР
Ну ма-а-ам!
Touch Of The White Tiger
Лучшие молитвы о здравии. Надежная помощь при разных недугах
МежМировая няня, или Алмазный король и я
Квадрант денежного потока
Рассказ Служанки
До встречи с тобой
Два лица Пьеро