ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты хочешь сказать, что твой папаша лишил тебя содержания? – спросил Томас О‘Брайан, выпучив глаза на Майкла, не в состоянии прийти в себя от услышанного.

Томас – один из двух самых близких друзей Майкла, так же, как и он, родился под счастливой звездой. Родители его были кинозвездами и, как это обычно бывает, ждали и от сына творческих успехов. Том же не стал ни актером, ни музыкантом и вообще никаких творческих способностей не проявлял. Он любил точные науки, поэтому поступил вместе с друзьями в Гарвардскую бизнес-школу, которая считается одной из лучших в мире.

– Слушай, а он случайно умом не двинулся? Ну, я имею в виду, ты же его единственный сын, – сказал Ник, второй закадычный друг Майкла.

Их прозвали в Гарварде троицей.

Николас Заробалас – грек по происхождению, но уже в пятом поколении американец. Красавец, бабник, ни одна женщина не могла устоять перед его чарами. Поняв эту свою особенность, он с детства научился ею пользоваться и манипулировал людьми для своей выгоды. При этом он был лучшим студентом курса. В университете повсюду были его бывшие любовницы, которые с радостью могли замолвить за него словечко, если это потребуется. В отличие от своих друзей Ник не был наследником миллионов, но, к его счастью, у него был дядя, греческий олигарх, который взялся воспитывать мальчика и дать ему лучшее образование, которое только может быть.

Ник не бедствовал, в стипендию от дяди входили апартаменты в престижном районе, личный водитель и дорогущая гоночная машина. Разница между друзьями была в том, что после смерти дяди Ник не получал ничего. Родители Ника были люди простые, жили в добротном доме с развевающимся греческим флагом, вечерами мирно ужинали за большим столом, ходили в кино.

И теперь ему помогали пробиваться в жизни и заложить задел на будущее его уникальная способность манипулировать другими и редкая красота.

– Может, надо обратиться к доктору? – заботливо, но с ухмылкой на лице спросил он, одновременно провожая взглядом симпатичную официантку, видимо, новенькую, потому что с ней он еще не спал.

– Я вам серьезно говорю, – сказал Майкл, проследив глазами за той же официанткой. – Он выгнал меня из дома и лишил всего, кроме квартиры и жалких 50 тысяч на счету.

Майкл сам до сих пор не верил, что такое возможно.

– Ого-го! – присвистнул Ник. – И что? Теперь мы не едем на охоту? – ему вдруг стало грустно, он так мечтал развеяться и отдохнуть от привычной обстановки.

– Какая охота? Ты меня слышал? Я теперь больше никуда не поеду, – отрывисто сказал Майкл. – Теперь я бедный и безработный, мне надо в очередь на биржу труда, а ты мне про охоту.

Он обхватил голову руками, сдерживая крик. На них и так смотрели все сидящие за соседними столиками, не хватало еще разораться у всех на виду, чтобы завтра вся желтая пресса кричала о том, что Майкл Юджин полубомж.

– Ну не так все плохо, Майк, у тебя есть 50 тысяч, с этой суммой можно что-нибудь начать, – успокаивающим тоном сказал Том. У него в голове за секунду пронеслись сотни перспективных старт-апов.

– Что такое 50 штук? Мне этого и на день не хватит, – борясь со злостью, сказал Майкл.

– Не переживай, мы что-нибудь придумаем, – Ник хотел его успокоить, но и сам не верил, что это возможно. – На охоту мы все-таки поедем! Том займет тебе денег, потом раскрутит твои 50 штук и заберет то, что даст тебе сейчас, – хлопнул в ладоши Ник. – Не зря же ты у нас финансист.

– Вообще-то мы все финансисты, – улыбнулся Том, идея Ника ему понравилась. – Ехать без тебя не вариант, не ехать вообще тем более не вариант, поэтому остается сделать так, как сказал наш мачо.

– Ну все, решили! Едем на охотууу, – протянул Ник, заглядываясь на пышногрудую мулатку с чрезмерно открытым декольте за соседним столом. Майкл молчал, злость, кипевшая в нем на отца, еще не улеглась, он был в бешенстве от ситуации и чувствовал себя загнанным в клетку.

– Вы что, не понимаете? Я не могу тащиться в какое-то захолустье, чтобы гулять по горам, вонять, как обезьяна, и не спать ночами, и все только для того, чтобы подстрелить какого-то зверя. Я сам сейчас как зверь, чертов полубомж, – он с силой поставил стакан на стол, и тот разлетелся на тысячу осколков.

Палец больно резануло, и он быстро засунул его в рот. Громко и зло выругавшись, он махнул официантке, которая и так уже бежала с губкой в руке.

– Почему это ты не можешь? – спросил Ник. – Твой старик отправил тебя жить своей жизнью, набираться опыта, а это именно он и есть.

– Правда, Майк, не глупи, мы все запланировали, отдали задаток, нам остается только собрать вещи и ту-ту, – Том расправил руки на манер птицы, ему хотелось отвлечь Майкла от тяжелых мыслей.

– Правильно я говорю, Ник? Ты же тоже хочешь! – он обернулся к Нику, который продолжал пристально рассматривать ту грудастую мулатку. Том с силой ткнул его в бок локтем и зло прошипел. – Может, хватит? Сколько можно, ты же даже имен их не запоминаешь!

– Да, да, все, – сказал Ник, поворачиваясь к друзьям, – я очень хочу, – сказал он, глядя на Майкла. – И, если ты хочешь знать, – он перевел глаза на Тома, – то я помню каждую, с которой проводил время.

Том в ответ то ли фыркнул, то ли кашлянул, но сдержался и не стал закатывать глаза.

– Слушай, Майк, не ломайся как школьница! – не выдержал Ник. Он хотел на эту охоту, и ничто не сможет ему помешать.

– Я не ломаюсь, просто это неразумно, – с сомнением в голосе ответил тот.

Конечно, друзьям его не понять, в их жизни все просто и гладко. Ник женится на богатенькой дочке, Тому также совершенно нечего бояться, с его-то мозгами и родителями. Один я останусь не у дел, разочарованно думал он.

– Не дури, Майкл, ты же понимаешь, что это воспоминания на всю жизнь, да и что тут такого? Ну, поедем на пару недель поохотимся, – Ник по-приятельски приобнял друга. – С деньгами по приезде разберемся.

– Ладно, уговорили, – сдался Майкл, он все равно не знал, что ему теперь делать, а охоту они запланировали уже давно. – Теперь скажите, что мне делать с Джейн, я обещал ей, что после охоты мы поедем во Францию на Лазурный берег.

Майкл вздохнул, он только сейчас о ней вспомнил.

– Джейн что, не была во Франции, или она не переживет двухнедельного отсутствия своего лапуси Микки? – с издевкой выпалил Ник. – Как приедем, скажешь ей все как есть, она должна понять.

Надеюсь, она меня любит и действительно все поймет, подумал Майкл, и на сердце при этой мысли стало чуть легче.

– Слушайте меня, – деловито начал Том, – я списался с типом, который все это организовывает, он сказал, что трофеи можно будет оставить себе. Пока в этой стране неразбериха после очередной революции там можно хоть на голове ходить. Главное, дать на лапу кому надо, и вопросов задавать не будут. Так что это будет самая настоящая охота! – с неподдельным восторгом выпалил Том.

– Вот это по-нашему! – возбужденно сказал Ник. – Шкура убитого зверя отлично будет смотреться у меня перед камином, – радости его не было предела.

На следующий день терпению Майкла пришлось опять пройти проверку: непонятно каким образом, но все газеты узнали о произошедшем и пестрили заголовками «Наследника концерна Юджин с треском выгнали из дома!», «Из олигарха в полубомжи!».

– Нас кто-то слушал, – кричал в трубку Майкл, расхаживая по комнате, – какая сволочь нас сдала? – он пытался вспомнить лица, которые мелькали вчера, но никого, кроме той мулатки, вспомнить не мог. Да и ее-то он помнил только из-за бабника Ника, который на нее таращился весь вечер.

– Ты о чем? – спросил сонный голос, Ника разбудил его звонок.

– Почитай сегодняшние газеты, вот я о чем! – орал Майкл.

– Сейчас, – отозвался Ник. – Марта, дайте мне газету, пожалуйста.

Майкл вспомнил аккуратную седовласую старушку, которая еле ползала, передвигаясь как улитка. Марта – домработница Ника, старенькая мексиканка, которую он взял на работу после сотни молодых, с которыми разок переспал на пьяную голову. Разумно решив, что для дома ему нужна реальная домработница, а не ревнивая бывшая любовница, он специально выбирал наименее симпатичную для себя кандидатуру. Майкл услышал шаркающие шаги Марты и нетерпеливо крикнул:

2
{"b":"604834","o":1}