ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец добравшись до места назначения, все трое вышли из машины и наслаждались умиротворяющей тишиной. Они расположились на небольшой поляне, окружённой мощными хвойными деревьями. По ветвям весело скакали белочки, будто играли в догонялки, на мгновение зверьки замерли от внезапного вторжения незваных гостей и с интересом разглядывали охотников, поводя носиками. Все вокруг напоминало яркую картину, написанную маслом: и свежая, сочная трава под ногами, и дикие пчелы, жужжащие вокруг, и яркое желтое солнце.

Адам и сопровождающий их молодой егерь принялись устанавливать палатки и разжигать костер. Друзья, для которых все происходящее вокруг было в новинку, прохаживались по поляне и искренне восхищались пейзажем. Никто из них даже не предложил помочь Адаму в организации их лагеря, это было им не свойственно. К тому же в стоимость услуг, помимо набора туриста, который состоял из большого рюкзака со всем необходимым, еды и ружей, также входила нянька в лице самого Адама.

Друзья, истинные обитатели мегаполиса, с удивлением обнаружили, что на свете еще сохранились подобные места. Здесь царило спокойствие, не было спешки, смога и нескончаемого гула, коими всегда полны большие города. Все здесь было гармонично, природа жила по своим законам. Сейчас редко можно забрести в места, настолько девственно чистые и нетронутые рукой человека. Казалось, что они перенеслись во времени куда-то в прошлое, и вот-вот из-за огромной сосны появится зубастая челюсть тираннозавра, а над головой пронесется птеродактиль. Друзья ощущали себя первооткрывателями и испытывали небывалый прилив радости, еще раз убедившись в правильности своего решения отправиться в путь.

Охота на снежного барса, или, как называют его здесь, илбирса, по идее, была строго запрещена и контролировалась властями. Но, по словам проводника, вопрос был уже решен, и на этот счет можно было не беспокоиться. Сумма, которую друзья перечислили, должна была покрыть все расходы, включая взятку чиновнику. Сама охота была занятием довольно скучным и нудным: предполагалось лежать неподвижно долгое время, следить за каждым шорохом. По словам Адама, далеко не всем приезжающим сюда охотникам удается сделать то, ради чего они едут. Илбирс редкое животное, которое находится на грани вымирания, и выследить его и тем более подстрелить – редкий случай.

Конечно, охота для человека неискушенного кажется занятием неинтересным, но даже для него, как только удается сделать точный выстрел, все меняется. Вечное стремление к доминированию и желание покорить дикую природу всегда отличало человеческую расу. А убийство одного из самых редких и сильных животных, таких как илбирс, для многих является чуть ли не единственным способом утвердиться в собственном превосходстве.

Долгая слежка, определение места обитания зверя и самое нудное – кажущееся бесконечным ожидание, чтобы сделать один только выстрел. Второго шанса не будет – либо пан, либо пропал.

Так проходили дни у начинающих охотников: долгий подъем в гору, часы, проведенные в молчании и неподвижности. Проведя в горах более пяти дней бес толку, все трое уже разуверились в своих силах и испытывали сильное разочарование. Друзья уже намеревались все бросить и уехать восвояси не солоно хлебавши.

Но, как это часто бывает, в самый последний момент, когда надежды уже не осталось, любимцу Фортуны, коим оказался Майкл, удалось-таки выстрелить четко в цель.

Они лежали в кустах, когда молодой егерь в тишине указал на место, откуда доносился шорох. Барс подкрадывался к маленькому зайцу, притаившемуся среди кустов, не отводил от него горящих, жадных глаз, не подозревая, что сам стал жертвой пристального внимания охотников. До него было неблизко, но все же он был хорошо виден на открытой поляне, освещенной послеполуденным солнцем. Опытный егерь почти незаметным движением велел подождать, пока тот приблизится, и только тогда попытать свое счастье. Охотники замерли, каждый в душе надеялся и верил в удачу, чувствовал невероятный прилив энергии.

Илбирс вызвал всеобщее восхищение: потрясающие красота и грация и напряженное, мощное тело убийцы в момент охоты. Его движения были незаметны, черно-белый окрас, дарованный ему природой, делали его одним из самых опасных охотников из всех ему подобных. Его трудно было заметить среди всего этого буйства красок, мощные лапы неслышно ступали по траве, позволяя ему подобраться к своей добыче как можно ближе. Уверенный в своих силах, точно рассчитав расстояние до зайца, илбирс легко и быстро оттолкнулся от земли и совершил грациозный прыжок. Но судьба его была предрешена. Еще в прыжке, не успев приземлиться на лапы, зверь рухнул на землю. Его добыча от шума выстрелов успела скрыться в кустах на приличное расстояние.

Выстрелы прогремели как взрыв бомбы, нарушив тишину и спугнув птиц на деревьях, которые тотчас взлетели ввысь, издавая крики паники. Застигнутый врасплох, раненный барс попытался сбежать, но очередной выстрел не дал ему этого сделать. Вскоре все было кончено. Король гор лежал на земле бездыханный.

Друзья долго еще позировали перед камерой, то лежа, то сидя рядом, то облокотившись на жертву. «Много фото не бывает», – с чувством сказал Майкл, думая о том, что скажет отец, увидев их. Он был уверен, что отец не обрадуется, когда увидит, что его наказание не возымело действия на сына, но в глубине души он все-таки будет горд за сына, его меткостью и целеустремленностью. Так думал Майкл, ставя ногу на труп животного. Барс был великолепен: гора мышц, блестящая и гладкая шкура, без единого изъяна.

Вечером, после всех фотосессий и радостных восклицаний, друзья пили виски, заранее купленный для того, чтобы отпраздновать успешную охоту. Чувствуя себя победителем и королем горных хребтов, Майкл с удовольствием наблюдал за тем, как егерь снимает шкуру с его жертвы. Мужчина что-то сказал Адаму на своем языке и тот, немного хмурясь, обратился к Томасу.

– Это самка, она была беременна, так что вы убили одним выстрелом двух зайцев. Поздравляю! – натянуто сказал он и сразу отвернулся.

Майкл совершенно не обратил внимания на интонацию проводника и радостно, жестом победителя, показал, будто выстрелил рукой вверх.

– Забавно, да? Я больше всего противился поездке, но оказался удачливее всех! – с торжеством объявил он своим друзьям.

– Браво, друг, хоть в чем-то должно же было тебе повезти! – злорадно сказал Ник.

– Злорадствуй, сколько хочешь, это все равно ничего не изменит. А что я не слышу поздравлений от того, кто больше всех сюда рвался? – со смехом спросил он, поворачиваясь в поисках Томаса.

Том стоял позади них со странным выражением не то страха, не то растерянности на лице.

– Ты что, Йети увидел? – спросил Ник.

– Нет, он просто расстроился, что не ему удалось подстрелить красавицу, – прищурившись, сказал Майкл. – Не переживай, может, в другой раз тебе больше повезет. Приедешь на следующий год, и будет у тебя перед камином шикарный коврик, – величаво сказал Майкл.

– Я думаю, мне не нужен такой коврик, – странным тоном сказал Том.

– С тобой все хорошо? – с волнением спросил Ник.

– А вы уверены, что мы хорошо поступили? – почти шепотом спросил Томас.

– Ты это о чем? – в один голос спросили друзья.

– Нет, ни о чем, все отлично. Я рад за тебя, Майк! Ты, как всегда, лучший! Не обращайте внимания, я просто устал, – Том отвернулся и пошел в сторону костра.

Спустя два часа пьяный Майкл в подробностях вспоминал минувший день. Все, кроме Тома, который рано ушел спать, в двадцатый раз слушали, как был произведен знаменательный выстрел.

Том же, сославшись на головную боль, ушел в свою палатку. У него из головы не выходила фраза Адама «Убили двух зайцев, она была беременна». «Как он мог, зачем он притащил всех сюда? Как я мог?» – в который раз спрашивал он сам себя. «Но я ведь не знал, что все будет именно так», – каждый раз оправдывался он. Но, даже миллион раз повторив оправдания, он не мог заглушить ужасного чувства, которое поселилось в нем с выстрелом, и с которым он раньше не был знаком.

4
{"b":"604834","o":1}