ЛитМир - Электронная Библиотека

Прошло время, и на том месте возникла гора. Если стоять у подножия горы и смотреть на ее вершину, то на фоне неба отчетливо видны очертания разбитого человеческого сердца. В средней части горы выступает красная глина. Кажется, что сердце кровоточит», – замолчав, Камилла подняла глаза вверх.

И задумчиво добавила:

– Легенды всегда красивее, чем жизнь. В жизни обычно все куда прозаичней.

Побродив по всем красивым местам, поднявшись к водопаду и завершив свой путь у самой верхней части долины, которую замыкает многометровая гора с красивейшей двойной вершиной Огуз-Баши («голова быка»), путники двинулись в обратную дорогу. По пути останавливались, чтобы попить свежего кумыса – кобыльего молока, купить фруктов и искупаться в озере под лучами заходящего солнца.

Том и Ник договорились пригласить Камиллу на ужин в ресторане их отеля. Друзья не стали тянуть время и на обратном пути спросили девушку, не согласится ли она поужинать с ними. Она ответила, что с удовольствием, только приведет себя в порядок перед ужином.

Все, кроме Майкла, были в предвкушении хорошего вечера. Ник даже заранее забронировал столик, сделал предварительный заказ, так он волновался. В назначенное время все трое ждали девушку в холле. Двое из друзей дико волновались, а третий не понимал, к чему столько суеты. Проходящие мимо них девушки чуть в обморок не падали, завидев Ника. Он превзошел самого себя, надев белую рубашку от именитого дизайнера и узкие джинсы, выгодно подчеркивающие его прекрасное тело.

Майкл тоже отличился. Всегда пренебрегавший классическим стилем, он вдруг нацепил на себя пиджак, который казался совершенно неуместным.

– Она, как всегда, опаздывает! – со злостью сказал Майкл. – Невыносимая девица. Вы как хотите, я пошел ужинать, – сказал он, направляясь в сторону ресторана.

Он уселся за стол, ругая про себя своих друзей и бесясь от их фикс-идеи.

Через пятнадцать минут в зал вошли его друзья, ведя под ручку девушку. Майкл вначале не узнал ее, но, присмотревшись, понял, что глаза его не обманывают. Это не может быть Она! Что делает с женщиной обычное платье, подумал он.

– Привет, Майкл, – по-приятельски сказала Камилла. – Простите за опоздание, мне просто до вас добираться довольно далеко, – добавила она, лучезарно улыбаясь.

Майкл как будто проглотил язык и молча смотрел на девушку. Складывалось впечатление, что он вот-вот бросится вон с криками «Чур меня, ведьма!».

Не обращая внимания на ошарашенного Майкла, Ник галантно отодвинул стул для девушки. Она села, сдерживая улыбку.

– Вы выглядите обворожительно, – сказал Том, глядя на нее.

– Спасибо, не могла же я появиться в ресторане в шортах, – искренне ответила Камилла.

– Да, это было бы весьма неэтично, – отшутился Ник, – и к тому же жестоко. Не могли же вы оставить нас в неведении относительно вашей красоты, – добавил он, жадно вглядываясь в девушку.

Сама Камилла не находила в себе ничего привлекательного, но от комплимента на душе сделалось тепло. Она надела свое любимое платье, белое, летящее, французской длины, лучшее, по ее мнению, в гардеробе, и оно как раз подходило к такому случаю. С этим рестораном у нее тоже были связаны приятные ассоциации, и, пока собиралась, она невольно вспоминала, как в последний раз ужинала там.

Непокорные волосы, от природы волнистые, она укротила с помощью мусса, сотворив на голове подобие голливудской укладки. Легкие кудри теперь обрамляли ее лицо и выгодно подчеркивали тонкость скул. В отличие от современных девиц Камилла никогда не отращивала волосы до пояса, она всегда носила удлинённое каре, что, по ее мнению, было крайне удобно. Легкий макияж и высокий каблук – вот все, что она могла себе позволить. Терпеть не могла наштукатуренных девочек в диком мини и была сторонницей консерватизма во всем.

Ничего особенного в своем образе она не видела, но ей было приятно увидеть удивленно-восхищенные лица ее подопечных.

– Спасибо, но такой наряд для меня непривычен, я комфортней ощущаю себя в джинсах, – скромно ответила она.

– Что будете пить? – спросил подошедший официант, не отводя глаз от Камиллы.

– Я не на машине, поэтому от пива не откажусь, – ответила она.

Официант, ожидавший более гламурного заказа, чуть скривил губы, но, вежливо дождавшись ответа от всех сидящих, записал заказ и удалился.

– Это ваша постоянная работа? – спросил Том, неожиданно нарушив молчание.

– Нет, я работаю только летом, зимой у меня другое занятие, – ответила Камилла, игриво улыбнувшись.

– Чем вы занимаетесь, вы нам, конечно, не скажете? – спросил Ник, заранее зная ответ.

– Почему? – удивилась Камилла. – С удовольствием отвечу, правда, мое занятие покажется вам скучным, – сказала она, глядя в глаза Нику.

– Правда? Я думал, у вас все очень таинственно. Но вы зря думаете, что нам будет скучно, я с радостью послушаю о ваших занятиях, – приготовился слушать Ник.

– Ничего таинственного, я историк и работаю в музеях и на экскурсиях. Вот видите, ничего сверхъестественного, очень скучная и неинтересная работа, – с улыбкой ответила Камилла.

– А я всегда думал, что историки люди веселые, – сказал Томас шутливым тоном.

– Ну, это смотря где и кто. У нас в стране мало музеев и мало желающих узнать исторические факты, вот и приходится искать дополнительный заработок, сопровождая туристов, – с легкой грустью в голосе ответила она.

– А почему вы не переедете жить в другую страну, где вам было бы интересно? – неожиданно спросил Майкл, который до сих пор молчал и тупо пялился на нее.

– Просто у меня с родиной безответная любовь, я ее люблю, а она меня нет, – улыбаясь, сказала она. – После учебы мне предлагали хорошую работу с перспективой карьерного роста, но я отказалась, решив, что буду полезна для родины здесь, – печально сказала Камилла.

– А где вы учились? – спросил Майкл.

– В Лондоне, но по окончании учебы вернулась домой, – ответила она.

Вот откуда превосходный английский, подумал Майкл, отметив про себя, что не уловил британского акцента в ее речи.

– Но вы могли бы быть полезны в международной организации, – сказал Том.

– Да, но я, к сожалению, не могу сидеть в четырех стенах и пялиться в компьютер, – ответила она, – я не умею сидеть на месте.

– Значит, вы романтик, таких в наши дни мало, – очарованно сказал Том.

– Согласна. Пусть не быть мне миллионером, зато я занимаюсь тем, что мне по душе. А разве вы не хотели бы делать то, что вам нравится? – спросила Камилла, обращаясь ко всем.

Ей ответил Майкл.

– Иногда случается, что зарабатывание денег приносит истинное удовольствие!

– Ну, значит, вы тоже счастливый человек и понимаете меня, – улыбаясь, сказала она. – Ну, теперь ваша очередь, чем вы все занимаетесь?

Друзья переглянулись.

– Мы вместе учились, теперь пытаемся найти себя, – ответил ей за всех Ник и рассмеялся, взглянув на Майка.

– Очень красочное объяснение, – с улыбкой сказала Камилла, – не переживайте, я не буду вас расспрашивать, – она сделала глоток из кружки и продолжила. – Какими судьбами в наших краях?

– Мы приезжали на охоту, – ответил Майкл, расправив плечи, – и она была чрезвычайно успешна.

– Да, мы здорово погоняли горных козлов, – не дал договорить Майклу Том.

Майкл озадаченно посмотрел на друга, но умолк, поняв его намек, и кивнул в знак согласия.

Камилла, которая наблюдала за этой сценой, отметила про себя, что парни что-то скрывают, но расспрашивать не стала. По опыту она знала, что лучше не вмешиваться, целее будешь.

В целом вечер прошел в приятной обстановке. Девушка оказалась интересной собеседницей, умело шутила и обладала разносторонними знаниями. Никогда еще друзья не были настолько очарованы, даже Майкл вынужден был признать, что Камилла необычная девушка, очень непосредственная и даже странная. Ник думал о том, что такой трофей в его списке будет числиться под номером один, а Том не мог разобраться в своих чувствах и был от этого крайне смущен. Камилла после трех кружек пива стала словоохотливей и с жаром, даже со страстью, рассказывала о своей стране.

9
{"b":"604834","o":1}