ЛитМир - Электронная Библиотека

— Здорово, Шуршик, — говорю. — Ты, случайно, не знаешь номер Аленки?

— Аленки? — удивляется Шуршик. — Нашей Аленки?

— Аленки, Аленки.

— Сейчас посмотрю, где-то была записная книжка… — кряхтит Шуршик. — А зачем тебе вдруг?

— Понадобилось, — говорю.

— Ну записывай… — Шуршик диктует номер.

— Благодарю, — отвечаю. — Спокойной ночи. И сразу набираю номер Аленки. Сначала никто не подходит, затем трубку поднимает определитель номера и продолжает гудеть. Вот не люблю я этих штук! Как будто в квартиру позвонил, а тебя в глазок пристально разглядывают и думают — впускать или не впускать? Но наконец трубку берет сама Аленка.

— Алена, привет! — говорю. — Узнала? Алекс Матвеев.

— Матвеев? — удивляется Аленка.

— Матвеев. Есть идея. Что ты сегодня делаешь?

— Сегодня? — удивляется Аленка.

— Тут фильм хороший вышел, идет сегодня ночным сеансом. Не составишь ли ты мне компанию?

— Компанию?

— Компанию, компанию.

— Компанию… — Аленка в недоумении. — Как-то я сегодня… Погоди, а времени сейчас сколько?

— Это ночной сеанс, кончится поздно. Но если завтра первую пару прогулять, то нормально.

— Первую пару прогулять… — тянет Аленка. — Нет, не могу. Совсем никак.

— Зачем тебе “охрана труда”? Пустой предмет, у всех по-любому зачет будет.

— Да дело даже не в первой паре. Просто сегодня у меня вечер занят. В другой день — может быть. А сегодня никак… Мне надо в одно место съездить. В гости. Я уже договорилась… Так что никак.

— Ага, понял. Ну, нет так нет. Удачи!

— Удачи, — растерянно говорит Аленка.

И я кладу трубку. А собственно говоря, чего я ожидал? С какой это стати Аленка, первая красавица курса, во так, ни с того ни с сего, пойдет со мной в кино? Кто я такой, чтобы Аленку в кино водить? Когда за ней очередь мужиков выстраивается на три километра? Да еще так неожиданно позвонить? На что я вообще рассчитывал? Но удивительно было другое — я не чувствовал никакой досады. Ну, нет и нет, обломали так обломали. В конце концов, какая разница? Посижу дома, почитаю книжки Никовы..Или кому-нибудь еще позвонить? Была такая Светка по кличке Dansing, в инете познакомились, никогда не виделись. Интересно, ее телефон тоже убился вместе с компьютером или я его успел переписать в записную книжку? И тут раздался звонок.

— Алекс, ты? — говорит Аленка.

— Я, — говорю как ни в чем не бывало.

— Слушай, я тут так подумала… Действительно, ну их к черту, этих алкоголиков…

Вот она, женская непоследовательность.

— Алкоголиков?

— Ага. Ну их к черту. Пошли, действительно, в кино. Пошли? Или ты уже с кем-то другим договорился?

— М-м-м… Нет пока. Ты где живешь территориально?

— Фили.

— Ага, Фили… Давай через час на Арбатской в центре зала?

— Через час?

— Да. Успеешь собраться? У нас будет сорок минут в запасе, прогуляемся, погода классная. Или кофе в буфете попьем. Там решим.

— Здорово! — говорит Аленка.

— Ну тогда жду. Удачи!

Я кладу трубку и выстраиваю план дел. Побриться. Погладить рубашку. Залезть в инет еще раз, почитать рецензии на фильм. Ну там, кто в ролях… Может, букетик мимоз принести Аленке? Да ни к чему это. Это пока лишнее.

Встретились мы, поцеловал я ее в щечку по-дружески — и пошли вниз переулками. Погода классная, теплая. Весна, черт побери. С Аленкой болтать весело, очень милый человек. Рассказал ей, как институтский сервер взломал, посмеялись вместе. Потом она долго и весело рассказывала, как кошку к ветеринару возила. Потом незаметно о жизни заговорили, Аленка пожаловалась, как ее достали бойфренды.

Все бы хорошо, но идем мы по безлюдной улице, а навстречу три пьяных подонка. Рожи — это надо видеть. Я думал, мимо пройдут, так нет, прямо к нам валят. Один из них, ростом самый низкий, но толстый, накачанный, подкатывается вразвалочку и издалека:

— Закурить не найдется?

Ну, думаю, приплыли. Вот и сводил Аленку в кино…

— Извини, брат, — говорю, — не курю.

И идем дальше. А он не отстает, наперерез выходит.

— Э-э-э, стой! А рубля не найдется?

Приплыли. Ну, рубль я тебе дам, допустим. А зачем тебе рубль, даже спичек на рубль не купишь. Да хоть десять дам — мы ж оба понимаем, что на этом дело не кончится? А тут и остальные два дружка к нам поближе подтягиваются. И как назло никого на улице. А хоть бы и был кто — что толку? Поднимет воротник и пройдет мимо. А что я с вами сделаю, один — с тремя ублюдками? Когда и с одним таким я бы не справился… Хотя если дело до рук дойдет, тебе-то я хотя бы нос сломаю. Потом — уже как получится, но одному из вас я нос сломаю. Я киваю ему приветливо, машу рукой:

— Пойдем, брат. Узнаем сперва, сколько билет стоит. На рубль даже спичек не купишь, пойдем, — и неспешно двигаюсь вперед, аккуратно тяну Аленку под руку.

Парень пытается переварить услышанное. Двигается за нами, дружки его, переглянувшись, тоже двигаются за нами.

— А чо? А куда? — бурчит под нос парень.

— Пойдем. Ты фильм смотрел “Жажда умереть”? — говорю парню.

— Не. А чо? Чо за фильм? Чо?

— Пойдем посмотрим. Мы-то в кино идем. Хороший фильм.

— А чо хороший? Чо? — бурчит парень, но идет за нами. А я смотрю краем глаза, его дружки уже как-то отстают постепенно.

— Там актеры хорошие играют. Ты “Матрицу” смотрел?

— Чо? “Матрицу”? Чо? Ну смотрел, и чо теперь? И чо?

— Ну и как тебе, не понравилось?

— Ну чо, ну так… — Парень пожимает плечами.

— Ну чо, Леха?!! — раздается сзади хриплый голос одного из дружков.

— Леха? — говорю. — И я тоже Алекс! Так вот, в этом фильме пара актеров из “Матрицы” играют. Но это не “Матрица”, это похуже немного. Так что думай сам. А то смотри, пойдем?

— Да на фиг надо! — говорит парень и останавливается. Я улыбаюсь и поднимаю руку:

— Ну ладно тогда, удачи! — Поворачиваюсь и машу рукой его дружкам. — Удачи!

— Удачи! — Нестройными голосами отвечают растерянные дружки.

И мы с Аленкой идем дальше. Спиной чувствую, эти ублюдки еще некоторое время стоят и смотрят нам вслед. Переговариваются вполголоса. Затем разворачиваются и идут дальше своей дорогой. Аленка молчит.

— Там одно место есть в фильме. — говорю я. — Забыли штатив кинокамеры убрать, я читал в рецензии.

— Штатив убрать… — повторяет Аленка.

— Я тебе скажу, в каком месте это будет, мы внимательно посмотрим.

— Какие ублюдки! — вдруг говорит Аленка. — Я так испугалась!

— Ублюдки, — соглашаюсь я. — Ищут приключений на свою задницу. Только не надо им говорить, что они ублюдки. И не надо показывать, что ты их боишься.

— Зачем ты их с нами звал?

— Ты что, думаешь, они бы пошли? Они разве похожи на людей, которые с нами сегодня в кино пойдут?

— А зачем тогда звал?

— А что, было лучше посреди мостовой с ними разговаривать?

— А зачем с ними разговаривать? — нервно говорит Аленка.

— А что мне с ними еще делать, если не разговаривать? Драться, что ли? Им просто поговорить не с кем. Ему же не рубль нужен и не сигарета. И даже не морду кому-нибудь набить. Ему главное, чтобы его прохожие за ублюдка не держали, понимаешь? Я просто представил сейчас себя на его месте.

— Себя?

— Для примера, просто чтобы понять, что ему сейчас надо. Представил — типа это я иду пьяный, рожа у меня кривая, бабы на меня не смотрят, на другую сторону улицы переходят. Дружки мои — тоже гоблины те еще. И никто на нас не обращает внимания, все глаза отводят. Ну, кроме милиционеров. Вот и обидно, и скучно. Хочется подойти, доказать, что не пустое место, не говно, а Леха. И что он и в морду может, и дружки помогут, если что. Понимаешь? А так поговорили с ним как с нормальным человеком, без напрягов, без страхов — просто ни о чем поговорили, с собой в кино позвали. И он понимает, что он Леха, а не говно. И вроде уже и в морду неудобно после этого. Вот так вот аккуратно и разошлись.

Аленка молчит.

— Я тебя раньше совсем другим представляла, — говорит она.

11
{"b":"605","o":1}