ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну? — Кукарекина поднимает на меня круглые глаза, усталые, добродушные и глупые. — Что у нас случилось?

Рассказывать ей, что со мной теперь происходят странные вещи? Что я могу трансформировать тело? Молча кладу руку на стол и начинаю вытягивать пальцы с когтями. Почему-то, кроме когтистой лапы, ничего в голову не приходит. Палец, что ли, шестой вырастить? Сосредоточиваюсь и начинаю представлять, что у меня растет шестой палец. Как раз для него на руке место есть свободное — между большим и указательным. Палец действительно вырастает. И с виду он совсем как настоящий, только не сгибается. Не представляю, как сделать его сгибающимся. А Кукарекина не видит ничего этого, заполняет карточку нервными медицинскими буквами. И тут до карточки доползают мои когти. Кукарекина вздрагивает и прекращает писанину. Смотрит на когти, а затем медленно поднимает на меня взгляд.

— Ой-е-ей… — говорит она. — Давно это? Это в травмопункт надо.

— Не надо в травмопункт, — говорю. — Это теперь мое нормальное состояние. Хочу — выращиваю когти, хочу — убираю.

Но Кукарекина уже и сама отошла от шока, пришла в себя и тянется к пластиковой вазочке посреди стола. Там у нее пучки карандашей, авторучек и прочей ерунды. Даже циркуль “козья ножка” торчит. Зачем он ей, интересно? Кукарекина крутит вазочку по кругу, наконец находит небольшую металлическую линейку и начинает измерять длину моих пальцев.

— Я могу дальше вырастить, — говорю ей и вытягиваю пальцы еще сантиметров на десять.

— Да уже вижу, вижу… — бормочет Кукарекина. Она берет мою карточку, слюнявит палец и листает желтые страницы. Затем аккуратно записывает цифры.

— Так что это со мной? — спрашиваю.

— Обследоваться надо. Кровь сдать. Рентгенчик. Вот пишу тебе… Флюорографию в этом году делал?

— Нет.

— Вот видишь. Заодно и флюорографию сделаешь. Постой. — Кукарекина отрывается от карточки. — Я не поняла, ты ногти свои обратно убрать можешь?

— Могу. — Я привожу руку в нормальный вид, когти исчезают, пальцы уменьшаются, и шестой палец втягивается внутрь без следа.

— Первый раз такое вижу, — говорит Кукарекина искренне. — Ну и теперь как?

— Что — как?

— Рука не беспокоит?

— Не беспокоит меня рука.

— А чего ты тогда от меня хочешь? — Кукарекина откидывается на спинку стула.

— Я хочу узнать, что со мной происходит.

— Ну все же в порядке? — Кукарекина округляет глаза и кивает на мою руку.

— Что в порядке? Если я в любой момент могу отрастить клыки и когти?

— Ну! Милый мой! — фыркает Кукарекина. — Я тоже могу из окошка прыгнуть! И по врачам потом ходить, голову морочить!

— Это я уже слышал, — говорю. — Почему все мне говорят одно и то же одинаковыми словами? Вот и мать. И врач “скорой”. Вы издеваетесь надо мной? К вам что, каждый день приходят вампиры и оборотни?

— Милый мой! Да не то слово! — говорит Кукарекина. — С восьми до двух по четным, с двух до семи по нечетным. И каждый — кровушки норовит попить. С каждым поговори, каждому бюллетень выпиши!

— А если я уши отращу? Морду волчью? Вам это совершенно неудивительно?

— Молодой человек… э-э-э… — Кукарекина заглядывает на обложку моей карточки. — Матвеев? Матвеев, что ты от меня хочешь? Бюллетень хочешь — я тебе выпишу. Лечиться хочешь — дам тебе талончик на анализы, пойдешь по врачам. У меня вон очередь, я не могу с тобой полдня сидеть, слушать глупости.

— Понятно. — Я встаю. — Спасибо вам. Извините. Всего доброго.

— Что, и бюллетень не надо? — недоверчиво спрашивает Кукарекина.

— Нет, спасибо. Я здоров.

— Ну и слава богу, — пожимает плечами Кукарекина. — Позови там следующего…

* * *

Неделя прошла спокойно. Конечно, ни на какие анализы я не пошел, а с руками и ушами больше не экспериментировал. В институт ходить перестал — у нас шла дипломная практика, чего там делать? На вычислительном центре тоже перестал появляться — там все было в порядке, я хорошо проинструктировал своих лаборантов из младших студентов. Мама тоже как-то успокоилась. Не то чтобы она забыла эту историю, но предпочитала не думать об этом. И я ее прекрасно понимаю. Действительно, чего тут думать? Все нормально. Я и сам старался не думать. Единственное, что мне хотелось, — это съездить к Нику и поговорить с ним. Просто как с умным человеком, посоветоваться. Но времени не было. Не было времени даже встречаться с Аленкой, она обижалась. Каждый день я ходил на работу в “ЕМ-софт”, Деньги мне платили очень даже неплохие, но нравилось там все меньше. Знаешь, бывает такое — вроде бы все нормально, жизнь катится в нужную сторону по крепким стальным рельсам, а ты нет-нет да и думаешь — чего-то не хватает, надо что-то менять. И я решил для начала менять работу. Подошел я к этому делу ответственно — составил список престижных фирм, в которых мне хотелось бы работать. Разослал резюме и стал ждать ответа.

И однажды вечером мне позвонили. Не по мобильному, на домашний.

— Слушаю? — сказал я.

— Добрый вечер. Можно поговорить с Алексеем Михеевым? — спросил энергичный молодой голос.

— Матвеевым, — поправил я. — Я вас слушаю.

— Можно на “ты”? — спросили в трубке. — Меня зовут Владик.

— Хм… — Я подумал, что на работодателя солидной фирмы Владик не очень похож.

— Алексей, — сказал Владик, — давай прямо к делу?

— Давай.

— Ты знаешь такую программу “Лица нашего города”?

— Не приходилось работать с такой программой, — аккуратно ответил я. — Если я правильно понимаю, это некая база данных?

— В смысле? — удивился Владик. — У тебя нет городского канала?

— Имеется в виду выделенная линия Интернета?

— Да нет же! — весело рассмеялся Владик. — Это телевизионная программа на машем городском канале!

— А-а-а… — сказал я без энтузиазма.

— А что? — оживился Владик, словно я начал с ним спорить. — Конечно, у нас канал маленький, но практически вся Москва охвачена! И Подмосковье! И через спутник транслируется. Нас даже за рубежом смотрят.

— Честно говоря, я не смотрю телевизор.

— Это не важно, — говорит Владик. — Два раза в месяц мы приглашаем к нам в эфир разных интересных людей и беседуем с ними. Последний раз у нас был путешественник, который проехал автостопом от Алупки до Австралии. До этого — сам Коловаев.

— Кто такой Коловаев?

— Ну! Коловаев! Глава администрации Западного округа!

— Хм…

— А мне твой телефон дала Галина!

— Галина?

— Вы разве не знакомы? — удивляется Владик. — Галина Талдычко.

— Первый раз слышу.

— Странно. А я так понял, что вы хорошо знакомы. Ну, Галина, Галка? Галка Талдычко! Галюха! Галюнчик! Галка Кукарекина до свадьбы.

— Кукарекина? У нас так зовут районного врача в поликлинике. Но она вроде бы не Галина?

— Так это ее мать, наверно! — захохотал Владик. — Ну точно! Мать у нее доктор!

— А что про меня сказала Галина?

— Она сказала, что у тебя… э-э-э… Что у тебя пальцы на ногах длиной двадцать три сантиметра. Вот я хотел спросить, во-первых, насколько это не… э-э-э… соответствует действительности, а во-вторых…

— Не соответствует, — сказал я. — Нормальные у меня ноги.

Владик помолчал.

— Я тебя огорчил? — спросил я.

— А? — откликнулся Владик. — Нет. Я же тоже не дебил, верно? Я ж так сразу и подумал, что бред какой-то. Жаль. Ну ладно, Алексей, извини, если что, сам понимаешь, работа такая.

— Какая работа?

— Находить интересных людей. Знаешь, как это сложно?

— Ну не знаю. По-моему, каждый человек интересный.

— Каждый? Ха-ха! Брось! Все одинаковые!

— Ну что ты, — удивился я. — Даже мониторов одинаковых не бывает. Придешь на компьютерную выставку, где они рядами стоят, — у каждого чуть-чуть особенная картинка. У каждого что-то свое.

— Не, — сказал Владик. — Нам не что-то свое. Нам шоу нужно. А то придет такой Коловаев и сидит как пень, моргает. А на каждый вопрос вздрагивает и мычит: “Буду краток. Так сказать, по данному вопросу… Э-э-э… В частности… Э-э-э…”

18
{"b":"605","o":1}