ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мляяять!!! — заорал Горохов. — Мама-а-а-а-а!!! Он снова размахнулся трубой, и я опять увернулся. Труба попала в центральный щит декорации и рассекла его пополам. Щит рухнул, потянув за собой два остальных. Горохов размахнулся еще раз, и тут я не успел увернуться. Пришлось выставить вперед руки. Странно, но боли я не почувствовал. Наоборот, когтистые пальцы ловко сжали трубу. Я дернул и отобрал ее у Горохова. Затем повернулся к публике, распахнул клыкастую пасть и перекусил трубу пополам. А остатки легко завязал в узел. Публика не аплодировала. Все сидели на своих местах в оцепенении.

Жутко захотелось есть. Я положил металлический узел на фанерный пол студии, поднял руки вверх и убрал пальцы с когтями. Затем убрал морду и уши, пригладил волосы. Ощупал лицо — вроде все было в порядке.

— Снято! — сказал Вахтанг и стянул камеру с плеча.

— Спасибо всем, — сказал я. — Извините, что так получилось. Поддался импульсу.

Я оглянулся. Горохова не было видно. Зрители торопливым ручейком тянулись к выходу из студии. Владик смотрел вдаль оцепеневшим взглядом. Я подошел к нему.

— Ну как? — спросил я.

— Очень плохо, — пробормотал Владик. — Такое нельзя давать в эфир. И декорации попортил, это ж денег сколько. И Горохов теперь… Не знаю, как с ним быть, он у нас и так ранимый, как он теперь?

— Извини, — сказал я. — Ты ж сам говорил, что шоу нужно.

— Не настолько, — отчеканил Владик.

— Извини, — сказал я еще раз. — Мне пора.

Владик вяло кивнул, и я пошел к выходу. Выбрался на улицу, поймал такси и поехал на работу.

Я был уверен, что передачу в эфир не пустят, но в пятницу вечером, когда я пил чай на кухне, из маминой комнаты послышался приглушенный вскрик:

— Леша! Это ты?!!

Я зашел в мамину комнату и сел рядом на диван. На экране телевизора плыли лица зрителей студии, а голос Горохова рассуждал о нашей медицине, которая не может пока объяснить все чудеса, происходящие с людьми. Наконец в кадре появился столик и два кресла.

— Вот! Это же ты! — сказала мама. Я кивнул.

— Я позвоню бабушке и тете Лене, пусть включат! — встрепенулась мама, но я мягко усадил ее обратно на диван;

— Не надо, давай просто посмотрим.

Камера приближалась к креслам, показали лицо Горохова крупным планом, затем мое лицо.

— Поехал отдыхать на юг, — сказало мое лицо. — Там на канатной дороге со мной произошел, скажем так, несчастный случай, и я лишился пальцев на руках. Их раздробило. Я очень удивился, стал экспериментировать в этом направлении.

— Алексей! Покажите ваши руки залу! — крикнул Горохов. — Руки, Алексей, руки!

Я на экране поднял руки вверх и помахал в воздухе ладонями.

— Аплодисменты!!! — закричал Горохов. — Свершилось чудо!!!

Зал взорвался овациями. Затем появился Горохов, стоящий на фоне декораций.

— Удивительно, — сказал Горохов, — как Алексей может управлять своим телом. Он творит буквально чудеса, смотрите!

На экране появились крупным планом пальцы, которые начали удлиняться. В следующий миг в кадре появилась моя фигура с длинными когтями, нелепо болтающимися ушами и волчьей мордой.

— Леша, — мама повернулась ко мне, — ну как тебе не стыдно? Зачем ты это им?

— Ты смотри, смотри, что сейчас будет, — сказал я. — Ух, что будет!

Но ничего не было. Фигура двигалась вдоль декораций. Через секунду снова появился Горохов.

— Вот такие фокусы освоил Алексей с помощью специальной гимнастики йогов, — произнес он веско.

Снова в кадре возникли наши кресла, попеременно замелькали то мое лицо, то лицо Горохова.

— Алексей! Вот вы учитесь, вы работаете за компьютером.

— Я сейчас учусь на последнем курсе Института автоматики.

— Аплодисменты!

— Работаю в фирме. Начальник отдела информационных технологий.

— Аплодисменты Алексею, работнику компьютера! Внизу экрана появился титр: “Алексей Матвеев — компьютерный специалист”.

— И все-таки при таком напряженном графике в вашей жизни остается место для хобби, верно?

— Да.

— Расскажите нам о вашем хобби! Когда вы начали увлекаться гимнастикой?

— Ну…

— В вашей жизни остается место для необычного, верно? Расскажите нам о своих способностях и о том, как вам удалось их в себе развить.

— Я обнаружил, что обладаю способностью изменять свое тело

— Аплодисменты!

Появился титр: “Алексей считает, что этому может научиться каждый, надо лишь заставить себя сосредоточиться”.

— Это оказалось просто. Достаточно просто четко представить себе, чего ты хочешь, и убрать всю ерунду, которая мешает этому. Убрать из распорядка дня лишние дела, убрать из разговора лишние слова. Делать только то, что ведет к успеху.

— Алексей, вот такой вопрос, может быть, в чем-то личный, я бы даже сказал — интимный.

— Спрашивайте.

— Вы верите в Бога?

— В целом — скорее да.

Появился титр: “Алексей Матвеев верит в Бога”. На экране появился Горохов в центре декораций.

— Еще раз напоминаю, — сказал Горохов, — что вы смотрите программу “Лица нашего города”, и я — ее ведущий Илья Горохов. Сегодня у нас в гостях был Алексей Матвеев, человек, который с помощью специальной гимнастики научился управлять своим телом. Это умение пригодилось ему, когда он потерял свои пальцы, но сумел вырастить их заново. После рекламной паузы нас ждет еще один сюжет о пальцах. Этот сюжет снят в реанимационном отделении городской больницы номер три. Мы встретимся с человеком, который выпал с семнадцатого этажа на бетон, но остался цел и невредим, вывихнув лишь безымянный палец.

Загремела бравурная музыка, и на экране замелькали баночки с йогуртом, из них неаппетитно лезла блестящая масса.

Я уже лег спать, когда раздался телефонный звонок мне на мобильник.

— Алло! — сказал незнакомый голос с хрипотцой. — Господин Матвеев?

— Я слушаю.

На том конце провода удовлетворенно цыкнули зубом.

— Алексей… как по отчеству?

— Можно просто Алексей.

— Алексей, — задумчиво сказал голос и снова цыкнул зубом. — Переговорить надо.

— А в чем дело?

— Нет-нет! — категорично сказал голос. — Проблем никаких. Просто разговор. Типа предложение.

— Я вас слушаю.

— Не по телефону.

— А в чем суть предложения? Скажите заранее. А то у меня со временем не очень.

— Один человек хочет переговорить. Считайте, что работа. Не по телефону.

— Сразу говорю: если связано с криминалом, то я с криминалом не работаю.

— Дело чистое, — сказал хриплый после небольшой паузы. — Железно.

Мне это нравилось все меньше. Но было любопытно. В конце концов, что я теряю?

— Хорошо, я согласен обсудить. Где и когда?

— Завтра. У метро “Маяковская” в шесть вечера, мы встретим.

— А как я вас узнаю?

— Мы тебя сами узнаем. По телику видали.

На этом разговор закончился, и ровно в шесть я стоял на Маяковке. Через пару минут ко мне подошел парень в кожаной куртке с приплюснутым носом.

— Алексей?

— Алексей.

— Поговорим… — Парень неуклюже поднял руку, приглашая меня пройти с ним.

Мы подошли к белой иномарке, припаркованной неподалеку. Там сидели три человека довольно странного вида. Тот, что сидел на месте водителя, явно был шофером. Рядом с ним сидел мужик сильно в возрасте, с крупными чертами лица. Был он одет в бежевый плащ, а лицо его украшали крупные очки в тяжелой на вид металлической оправе. Если бы не высокий лоб с седыми залысинами и слишком большой живот, можно было подумать, что он бывший спортсмен. На заднем сиденье находился еще один парень, похожий на того, что встречал меня на площади. Эдакий крепыш с бегающими глазами. Ну, может, чуть повзрослее. Что меня удивило — у него совсем не было бровей.

Парень, что привел меня, распахнул дверь машины, приглашая сесть на заднее сиденье. Тот, что сидел внутри, подвинулся. Сидеть посередине, между двумя странными людьми, мне не хотелось, поэтому я решительно отступил на шаг и махнул рукой, приглашая его сесть первым. Повисла неловкая пауза. Затем парень пожал плечами и сел в машину. Я залез следом и захлопнул дверь.

23
{"b":"605","o":1}