ЛитМир - Электронная Библиотека

Дело в том, что в институте у нас есть ректор Кузаров. Суровый мужик, в годах уже. Сидит за тремя дверями и двумя секретаршами. Никто из простых смертных студентов его не видел, но все боятся. Половину времени он за границей проводит. По конференциям научным, по зарубежным университетам. Так вот, насмотрелся он, видимо, в разных там сорбоннах, как все устроено, и выпустил по нашему институту приказ — полностью автоматизировать учебный процесс, Как это происходит — объяснять не надо, наверно? Скажу только, что сам видел: секретарша декана печатает на пишущей машинке приказ об отчислении Витьки Кольцова и относит его наверх, секретарше ректора. А на следующий день приказ появляется на доске объявлений в виде компьютерной распечатки! Значит, секретарша ректора его с бумажки вручную набрала заново и в электронную базу данных запустила! Нормально, да? Такой идиотизм только у нас может быть.

Ну, правда, это только первый месяц так было. Потом им объяснили что к чему, пишмашинки выкинули, везде компы поставили и сеткой соединили. А на этаже у ректора здоровенный сервер, и все учебные документы там хранятся в базе. Комп тот, насколько я знаю, к инету никак не подключен, И правильно, что не подключен, это они разумно сделали. Но зато он связан по сети с целым классом информатики на том же этаже. А там компы, конечно, с Интернетом соединены. А я на днях в один из тех компов маленькую фичу запустил… Совсем маленькую, незаметную. И главное — по сути, безобидную. В общем, это долго объяснять, да и не нужно. Просто вспомнил я про это дело, полез проверить, смотрю — сработала моя фитюлька по полной программе: открылся доступ на сервер учебной части, и я туда могу теперь прямо из Интернета через класс информатики забраться! Ну, в смысле не забраться, а увидеть его из инета. Это только полдела. А чтобы прямо залезть туда и покопаться — это сложнее. А так, чтоб не завалить его ненароком, и так уйти, чтобы следов не осталось, — еще сложнее. Но шансы есть. И я взялся за работу. Ковырялся часа два. Только не спрашивай как! У Лексы свои методы, свои ноу-хау. Спроси лучше в Интернете, кто такой Лекса — тебе про меня много чего расскажут.

Наконец открыл я сервер. И вижу перед собой как на ладони — и оценки все, и приказы об отчислениях, и отдельный журнал с выговорами, и даже бухгалтерия местная, премии сотрудникам и всякое такое… Ну что ты с ними будешь делать, идиотами? Прямо хоть бери и Баранову двойки проставляй. Встал я из-за компа, потянулся, сходил на кухню, чайку налил. Пью чаек — гнусный, вторая или третья заварка, да еще весна, вода хлорированная, вонючая. Пью я это пойло и думаю — ну, вот оно, могущество! Правь что хочешь — и уходи. Первым делом — поставить себе зачет по физкультуре! А то к сессии не допустят с моими прогулами. Этот старикан лысый со свистком мне прогулы никогда не зачтет, а где я столько справок возьму? А Баранову — приказ на отчисление выписать и в папку секретарши положить. Завтра распечатает — и вывесит. И ведь самое главное — никто никогда не поймает и не узнает, если сам не проболтаюсь! Но вот от этой мысли мне как-то противно сделалось…

Поэтому ничего я делать там не стал, только нашел личную папку ректора и создал там новый пустой раздел с заголовком: “Ректор дурак, курит табак, спички ворует, пароль не шифрует!” Пустячок, а приятно! Черт побери, кто не ломал сервера, не обманывал защиту, тому никогда не понять, до чего же это приятно — обмануть всех, перехитрить, вломиться в святая святых, автограф оставить и уйти! В общем, сделал я это, прибрал за собой, следы замел, вышел из Интернета и спать лег.

А спалось мне плохо. Казалось бы — двое суток без сна, но нет. Не спится. То ли от радости, что вот так, запросто, за пару часов открыл все институтские замки? Ворочался, ворочался. Сначала все мне казалось, что комп слишком сильно шумит. Хотя вентилятор там почти бесшумный, специально чтоб круглые сутки не выключать. В общем, лежал я, крутился с боку на бок, смотрю на потолок, как там полоски сквозь шторы проползают — машины за окном фарами светят.

Затем светать начало помаленьку, а я все лежу и представляю, как иду я вечером по улице и вижу, что в подворотне стоит Косач, а к нему пристает тот парень с ножом из метро. Или Баранов. Баранов — логичнее, у него свои претензии к Косачу. Хотя парень с ножом — тоже нормально. Короче, кто-то из них. И приставляет нож к горлу Косача. Черт его знает, ограбить, наверно, хочет. Не суть важно. А тут в самый последний момент я выпрыгиваю — руки в блоке, нога вперед — бах! И нож вылетает у него из руки, бряк об стенку подворотни — только рыжие искры веером по бетону!

А я уже разворачиваюсь и в прыжке — бац! В морду. И он отлетает к стенке подворотни, ударяется снова башкой крепко и падает… Но конечно, сразу же вскакивает и вытаскивает пистолет. Направляет на меня — и спускает курок. Два раза!

Думаешь, конец мне? Не на того напал! Я же не дурак на месте стоять, верно? Резко прыгаю вбок и ухожу в кувырке, и за мной следом пули свистят очередью и бетонные крошки сыплются из стенки. Потому что это не пистолет у него, как мне сначала показалось, а автомат такой небольшой. Ну, я падаю на живот — и в обратную сторону вдоль стены кувыркаюсь. И опять за мной пули тарахтят и горячий бетонный щебень за воротник падает. И я тут бросаюсь к нему, хватаю за дуло автомата и вверх дергаю. А сам подпрыгиваю — и бац ногой по горлу. И он падает замертво. Потому что я горло проломил ему насквозь ботинком, так что голова отлетела в сторону.

А Косач такой стоит ошарашенный, смотрит на меня — и вдруг узнает! И удивляется жутко, очки у него на лоб лезут, он шепчет: “Матвеев? Ты? Ну кто бы мог подумать! Откуда же ты такое умеешь? Ты ж такой тихий всегда был!”

Ага! А ты чего думал?!! Тихий?!! Это я маскировался! Но мало того! Бандит-то не один был! Тут к подворотне подъезжает машина. Две машины — с разных сторон подворотни! Разворачиваются и перегораживают оба выхода. Из них выскакивают здоровенные мужики с автоматами. Морды как у того парня, который с ножом в метро был. Перебитые-перекошенные. И злые, как Баранов. А я кидаюсь в прыжке к трупу и хватаю его автомат. И сразу отпрыгиваю к противоположной стенке. А Косач? Они же его сейчас изрешетят! Это же все выпускники его бывшие! Нет!!!

Я кидаюсь и заслоняю грудью Косача! А в меня стреляют, и у меня вся грудь в пулях! Но и я их, конечно, всех одной очередью — насмерть. Ну и после этого силы мои кончаются, я падаю и умираю. А Косач стоит надо мной, и Аленка тут еще с собачкой своей гуляла, мимо шла, стоят они, слезы льют. По-моему, красота!

Вот на этом месте я заснул. И приснился мне опять лифт. Тебе никогда лифт не снится? Мне часто снится, неприятный такой сон. Я часто думаю — почему именно лифт? Не машина, не сарай дачный? Наверно, потому что мозгам человеческим труднее всего к лифту привыкнуть. Действительно, странно: вроде зашел ты в крохотную комнату, встал; посередине, дверь закрылась, открылась — а ты уже совсем, в другом месте.

А мне почему-то с лифтом всякая фигня снится. Никак с ним во сне не получается справиться. Вот и тут — захожу я в лифт, кажется, даже в моем доме дело происходит. Нажимаю, как обычно, девятый этаж. Дверь закрывается — и привозит меня лифт на пятый. Я снова нажимаю девятый — а он меня на первый привозит! Я опять нажимаю девятый — и лифт начинает ехать, ехать медленно, останавливается между этажами… И чувствую я-он вбок едет, горизонтально. Сквозь дом, сквозь бетон — черт знает куда. И понимаю я — конец мне. Завезет он меня туда, откуда уже не выбраться. И свет в лифте так медленно-медленно начинает гаснуть… А я начинаю кричать и стучать во сне в стенки кабины — и просыпаюсь.

Просыпаюсь, заворачиваюсь в одеяло и сажусь к компу. Лезу в Интернет и смотрю там по поиску — что бы такое мог означать сон про лифт? Нахожу всякие сонники, но они древние, никаких лифтов там нет, только разные вилы, телеги, кони черные и белые фигурируют. Увлекся я, читал, к чему кони снятся. Хорошо, Интернет у меня халявный. Выходило, что кони к нечистой силе. А все остальное — как правило, к письму или к дождю. Во люди жили раньше, писем ждали! Мне этих писем по инету дюжина в день приходит. Сидел я так до утра в одеяле, ноги жутко замерзли, и нос заложило.

3
{"b":"605","o":1}