1
2
3
...
43
44
45
...
81

— Как закрыт? — изображаю удивление. — А мне сказали, что до шести работает?!

— Нет, ну нормально, да?! — Женщина нервно стряхивает пепел и поворачивается к менту. — Вот люди пошли! — Поворачивается ко мне и кричит: — Мужчина, а времени сейчас сколько?! Вы на часы гляньте!!!

— Сколько?!! — кричу я.

— Времени — половина восьмого!!! И кто вам сказал, что до шести?!! До четырех!!! Короткий день сегодня!!!

— А что же мне делать?!! — кричу я ей. — Мне же в Австралию!!!

— А вот это уже ваши проблемы!!! — Женщина срывается на визг. — Какие ко мне претензии?!!

— К вам никаких претензий!!! — кричу. — Просто так бы и сказали бы, что короткий день!!! А я-то думал — до шести!!! Расчет оказался верным, тут уже в беседу вступает мент.

— Какие к нам претензии?!! — орет он басом. — Я не знаю, кто вам там чего сказал!!!

— Да никаких к вам претензий!!! — ору. — Я же спрашиваю просто!!!

Тут на лестнице появляется на шум еще один мент, я смотрю на него — а это один из тех двоих, что в кабинете сидел. Ну, который за столом писал. Все, думаю, попался. Доорался. Дошумелся. Сейчас опять в камеру запрут, опять мне сбегать оттуда, опять ботинки вызволять… Может, их перед камерой скинуть незаметно?

Но что прикольно — он меня не узнает! Понятно, лицо-то у меня другое, но ведь одежда прежняя! Та же рубашка, джинсы. Ботинки опять же. А он же оперативник, следователь! Он же должен все детали запоминать! Но не узнает. И в принципе, я так прикинул потом, понятно почему. Они же на следовательской работе привыкли, что преступник одежду надевает разную, а лицо носит прежнее. А тут наоборот — одежда неизменная, а лицо какое хочу, такое и делаю. И наверно, лицо Ильича его так поразило, что он уже не рассматривал, какая на Ильиче рубашка и джинсы.

— Что за шум? — говорит.

— Да вот человек думает, что здесь паспортный стол, скандалит!!! — кричит женщина.

— И совсем не скандалю!!! — говорю раздраженным тоном. — Я вас вполне вежливо спрашиваю, до скольких работает и в какой день я могу паспорт продлить, если сегодня закрыто?

— Милейший!!! — говорит оперативник громко. — А вы понимаете, где вы сейчас находитесь?!!

— Да!!! — говорю. — Конечно!!! Мне уже объяснили, что это не паспортный стол!!! А паспортный стол во дворе!!! Но мне-то сказали — здесь!!! Вы же меня-то поймите!!! Я же не кричу!!! Я спрашиваю просто!!! До которого часа…

— Кто вам такое сказал?!! — кричит мент.

— А как вы сюда попали?!! — перебивает оперативник.

— Так я думал, что это паспортный стол!!! А это же не паспортный стол!!! А мне-то в Австралию лететь!!!

— Нет, вы посмотрите, какие у него к нам претензии!!! — визжит женщина.

— Боже упаси!!! — кричу. — Женщина!!! Милая!!! Никаких претензий!!! Я же спрашиваю просто!!! Мне-то в Австралию лететь!!! А паспорт не продлен!!! А мне-то сказали, что до шести, вот я и спрашиваю…

— Мужчина, вы совсем тупой?!! — взвизгивает дама. — Вы слова языка хорошо понимаете?!! Вы понимаете, что вам говорят языком?!! Здесь не паспортный стол!!! Здесь оперативный отдел Гагаринского округа!!!

— Люда! — говорит ей оперативник. — Не нервничай так!!! — Поворачивается к менту: — Проводите его к выходу, чтоб его духу здесь не было!!! Ишь скандалист нашелся!!! И скажите дежурному, почему он пускает с улицы посторонних?!!

— Слушаюсь!!! — рявкает мент и берет меня за плечо. — На выход!!! Быстро!!! Хватит скандалить!!!

— Да я и не скандалю! — говорю я раздраженным тоном. — Я просто вежливо спрашиваю!!!

— А почему к нам претензии?!! — орет мент.

— Да нет к вам претензий!!! — ору я. Вот так, слово за слово, он меня выводит мимо дежурного на улицу, на крыльцо и указывает пальцем куда-то налево:

— Там за углом — паспортный стол!!! Прочитай часы работы!!! А сюда нечего ходить!!! Чтоб я тебя больше здесь не видел!!! Тем более с такими претензиями!!!

— Спасибо!! — кричу я в ответ. — Ошибся адресом!!! А чего на меня так кричать?!!

Мент раздраженно захлопывает тяжелую деревянную дверь, и за нею лязгает засов. И я быстро-быстро ухожу.

Но ухожу недалеко. Обхожу кругом двор, там гаражи, мусорные баки, деревья растут, два разбитых “жигуля” — одни железные скелеты без колес и стекол. В общем, клевое место. Я залезаю в один из “жигулей” и быстренько превращаюсь в собаку. А одежду и ботинки лапами запихиваю под рваное сиденье, чтоб не сперли. И бегу обратно к отделению, хвостом помахиваю. Думаю — началась там уже паника или нет? А там ничего, никакой паники, все тихо.

Сажусь я на асфальт неподалеку и думаю — чего делать? В принципе, по-хорошему, мне бы сейчас домой свалить. А они пусть разбираются сами. Но Габриэлыча жалко с Амвросием. Их поведут на допрос, а они и расскажут, что бесов изгоняли утюгом да гвоздями. Может, даже мой адрес назовут. Хотя нет, не знают они адреса. А может, уже их допрашивали? Но если их еще не допросили, то мне надо с ними обязательно связаться… Но вот как? Если бы я умел видеть сквозь стены…

И тут я вспоминаю школьный курс физики, вспоминаю про инфракрасное зрение, которое у змей есть и прочих тварей… И начинаю изменять глаза. Что самое неприятное в этом деле — каждый раз, когда пытаешься что-то новое изменить в организме, приходится наобум действовать. Кажется, будто организм сам рад измениться, как ему велят, да только не знает как. И ты не знаешь, как ему объяснить, чего нужно. Ну как объяснить глазам, чтобы они видели в инфракрасном свете? Казалось бы, никак. Тружусь, тружусь, а глаза реагируют чисто механически — то стебельками вытянутся, то блюдцами на полморды расползутся.

Но наконец я понял! Тут с умом подходить надо, хитростью брать! Стал я вглядываться в предметы красного цвета и мысленно делать их ярче. Чем краснее предмет — тем ярче. Табличка красная на двери, автомобиль красный вдалеке… И вот картинка дрогнула и стала краснеть. Не знаю, как объяснить, вроде поплыло изображение по цветам. Табличка стала оранжевой, машина — желтой, асфальт был сизый — черным стал. Я еще поднапрягся — и замелькали красные тени. Оказалось, что я сам ярко-красный, да еще свечусь, бросаю отблески вокруг. Машины вдали проезжают — так у них как сердце под капотом, красное такое пятно светится, мотор раскаленный. Стал я смотреть на здание перед собой — и понимаю, что вижу сквозь него. Помню, вроде бы инфракрасные лучи не должны через бетон проходить, но вижу! Может, еще какой-нибудь спектр заодно прихватил? Не то чтобы здание прозрачное было, но вот горячие стояки батарей в нем проходят — и эти красные трубы я насквозь вижу. Или вот движется пятно внутри, все ближе, ближе, задвижка — щелк! Открылась дверь, вышел из здания человек — красотища! Идет у меня на виду как голый. Тело красное, голова ярко-красная, руками-ногами машет, они оранжевые, а ладони — те вообще желтые, видать, замерзшие. В руке у него дипломатик небольшой — черная штуковина.

Ну, я поднапрягся, усилил в себе это свойство, так чтобы сквозь стены виделось хорошо. Правда, при этом глаза у меня стали как два блюдца — ну это уже ладно. Хотя, конечно, со стороны я, наверно, собака совсем страшная. Начал я этажи рассматривать. На первом этаже вахта. Или не знаю чего. Комнатка около входа. Там, видать, телевизор стоит старенький. Это я догадался, что телевизор, там светящиеся колбы внутри — ламповый. Перед ним развалилось на диване красное тело — дежурный. Еще одна туша сидит на стуле — то ли в этой комнате, то ли в соседней. Далее, на первом этаже — в дальнем конце здания, разобрать отсюда трудно, — два пятна. Плюс на втором этаже две тетки в одной комнате. Сразу видно, что тетки: ярко-алые груди у них, здоровенные, светящиеся. Я долго рассматривал. Наверно, одна из них та самая Люда, что на меня орала. А так народу мало, ну, понятно, вечер уже, на небе луна жарит — синенькая такая почему-то. Ну а в здании на заднем плане еще что-то светится, что не разобрать отсюда. Может, трубы, может, мониторы, а может, и люди.

Встал я, отряхнулся, мордой помотал — и побежал к зданию. Обошел его почти кругом — никаких лазеек. Чего делать? Не по водосточной же трубе пилить вверх? Собака, лезущая по водосточной трубе… И тут мне приходит в голову мысль — почему именно по водосточной трубе, почему не внутри нее? И я аккуратненько подхожу к водосточной трубе, просовываю передние лапы внутрь и голову за ними и сам внутрь втягиваюсь. Ну, втянуться-то я втянулся, метра на два в высоту, а вот как вверх ползти? Пришлось вырастить себе вместо лап руки чуть ли не с присосками. Но не с присосками, просто гладкие, чтоб по металлу изнутри отталкиваться. Но и это не помогло — скользят лапы, не толкаются. И вообще темно и душно. И тут как-то само собой решилось — вдохнул я воздуха во всю свою длиннющую грудную клетку, она расширилась и залипла в трубе. Я тогда брюхо с болтающимися ногами подтянул повыше и живот что было сил вперед выпятил. Выдохнул. Держусь на животе. Вытянулся вверх сколько мог, снова медленно вдохнул. Повис на грудной клетке. Живот расслабил, подтянул вверх ноги и пузо. И вот так, как червячок, быстренько добрался до крыши. В одном месте, правда, труба зашаталась — ну понятно, хоть ты собака, хоть червяк, а весу все равно шестьдесят пять кило. Но ничего, выдержала.

44
{"b":"605","o":1}