ЛитМир - Электронная Библиотека

— У тебя есть архивы какие-нибудь? Сведения?

— Нет, — вздохнул Ник. — Это закрытые сведения. Если они и хранятся, то только в самих институтах.

— А они до сих пор хранятся?

— Не знаю.

— А как это можно узнать? Где эти институты?

— Насколько я слышал… — начал Ник задумчиво. — Их было два. Один где-то на Дальнем Востоке, а один недалеко от Москвы, в направлении Тулы.

— Моя мама родом из Тулы! — воскликнул я. — Где этот институт? Найди мне его адрес!

— Надо порыть… Надо вспомнить, где я видел данные… Есть один сервер в Интернете… — сказал Ник.

Через полчаса передо мной лежал листок с картой района. Посреди лесного массива Ник поставил крестик.

— Вообще это небольшая воинская часть, — говорил Ник. — Гарнизон человек на двести.

— Фига себе небольшая!

— Это очень небольшая. А там в глубине есть вторая территория, что-то вроде закрытого городка из трех зданий. Насколько я смог выяснить по своим каналам, если в стране еще остались военные эксперименты, то это только там…

— Я поеду туда!

— Тебя туда никто не пустит.

— Посмотрим.

— С тобой даже часовые разговаривать не захотят.

— Мне надо туда поехать. Я должен выяснить, в чем дело.

И вот, значит, иду я по лесу. Лес — мокрый, осенний. Ну, знаешь, что такое осенний лес, да? Разноцветный, тощий и прозрачный, как лысеющая голова. Пахнет солнцем и сыростью. Иду я по тропинкам, вроде направление верное выбрал. Не стал идти по шоссейке, решил зайти с тыла — сориентировался по станции, а оттуда напрямик километров пять. Думал, идти придется по лесу, а оказалось — там везде дорожки, а кое-где люди шастают. Кто-нибудь видел лес без дорожек и шастающих людей? Я не видел никогда. Может быть, очень глубоко в тайге остались еще такие леса, но между Москвой и Тулой — это фигушки. Плюсы в том, что дорожки есть, иду, гуляю. Планы строю. Честно говоря, пока совершенно не представляю, как я попаду в эту секретную зону и что я там буду делать. Как вариант — скинуть шмотки в укромном месте, переморфиться во что-нибудь неопределенное, полазить по этажам, попролезать в двери, попытаться залезть в хранилище каких-нибудь архивов — ну как я в той ментовке лазил. Но это вариант, прямо скажем не лучший. Хотя бы потому, что я очень сомневаюсь, что там лежат архивы и ждут посетителей — залезай, мол, читай. А как вариант человеческий — поговорить, представиться, пообщаться. В конце концов, если я жертва генетического эксперимента, должна же эта ученая сволота нести ответственность? Прорваться к главному, пригрозить оглаской, например. Есть наверняка и более удачные варианты, не знаю пока. Но знаю, что на месте разберусь и придумаю. Потому что мне все удается, что бы я ни начинал делать. Потому что чувствую, что смогу все.

Что плохо в лесных дорожках — они ветвятся и кривятся. Шел бы я по лесу — я бы точно соблюдал направление строго перпендикулярно железной дороге. А тут дорожка лесная заворачивает правее, правее, ну не сходить же с нее, не ломиться же через кустарник? Иду. Теперь от нее ответвляется маленькая тропа — в нужную мне сторону. Сворачиваю. Тропа ветвится на две тропинки совсем уже крохотные, иду по более солидной, она огибает здоровенную лужу — и пропадает. Нормально, да? Собственно, я с самого начала собирался идти без тропинок напрямик, но разница в том, что теперь я совсем не знаю, куда идти. Пошел наугад, брожу, брожу… Уже час прошел. Решил обратно вернуться, к большим дорогам — и еще час бродил без толку. Вышел к какому-то деревянному штакетнику через лес. Явно не воинская часть, а что-то типа бывшего огорода. Чего делать? Достаю мобильник, звоню Нику:

— Алло!!! Ник! Я не могу найти ничего по твоей карте!

— Еще бы, ты ее у меня на столе забыл! — — Я ее запомнил. И специально оставил. Что я, кретин, шататься вокруг воинских частей со спутниковыми картами?

— А чего тебе будет-то?

— Ник! Возьми карту, скажи, чего там на карте вокруг?

— А ты где?

— Да здесь вот, в лесу!

— Так. Сейчас возьму… Ага. Ты шел от железной дороги, перпендикулярно в лес и никуда не сворачивал?

— Да, да!

— Что ты видишь вокруг?

— Деревья вижу, чего вижу!

— А болото?

— Нет тут никакого болота…

— Ну, значит, просто не дошел. Пройди вперед и мне перезвони, о'кей?

— Не могу я вперед, здесь забор.

— Так это и есть воинская часть.

— Нет! Тут забор из прутиков!

— Хм… Из прутиков? Ну, здания какие-нибудь за ним есть?

— Нет тут никаких зданий!

— Даже над деревьями не видны? Бр-грл…

— Чего???

— Грл… Щд… Ыгрл…

— Алло!!! Ник!!! Связь глючит!!!

— Дрл… Чбр!!!… Кррр-р…

— Мне тебя не слышно, Ник!!! Ты меня слышишь?

— Орл!… Ш-ш-ш! Гдр!… Бр!

— Я слышу! Слышу тебя!!!

— Чего орешь?

— О! Ник! Говори быстрее, в какую сторону мне теперь идти, а то у меня аккумулятор садится!

— Ну… Ну вот смотри, давай так… Тебе надо найти, например, болото… Тут обозначено… Алло, ты меня вообще слушаешь?

— Слушаю, говори!

— Лекса! Куда пропал? Алло!

— Алло!!! Алло!!! Я тебя прекрасно слышу! Ты меня слышишь? Алло!

— Хватит молчать! Отключился, что ли? Чего хрюкаешь?

— Алло! А так слышно? А так? А так?

— Чего “так”? Лекса! Попробуй его как-нибудь обойти, говорю! Забор! Стань к нему лицом! Иди прямо к нему, к забору!

— Да я перед ним стою уже пять минут!,

— Отлично! Иди налево вдоль него!

— С какой стороны?

— Влево!!!

— Влево нет забора. Он вправо и вперед.

— Как это может быть? Повернись к нему лицом!

— Ник, я говорю же — стою лицом к забору!

— Лицом? А как же он тогда вправо и вперед?

— Я на углу стою.

— Ну иди тогда вправо!

— Я оттуда и пришел.

— Тьфу. Ну прямо иди! Чего мне голову морочишь?

— Ну… иду… — Я шагаю вдоль забора, тут даже оказывается небольшая тропка. — А долго идти-то?

— Откуда ж я знаю, где ты и куда идешь?

— Ну, скажи хоть точное направление.

— Да как я тебе скажу? — возмущается Ник. — Хотя… Придумал! Солнце видишь? Щгр!!! Лр!!!

— Ник, ты опять пропал!!! Алло!

— Солнце видишь?!! Меня слышишь?!! Алло!!! Крст!!! Рш-ш!!! Рп!!! Гр!!! Бр!!!…яснить по-человечески! Солнце!

— Солнце… — Поднимаю голову вверх.

— Ну же?

— Солнце вижу. И зачем?

— Иди строго по направлению к солнцу.

— Вверх?

— Дебил! Не вверх! А в сторону солнца!

— Оно надо мной!

— Ну да, да. Чуть-чуть склонилось к горизонту, градусов на тридцать…

— Никуда не склонилось! Вертикально надо мной!

— Совсем вертикально???

— Абсолютно вертикально!

— Господи!!! В каком же ты полушарии находишься? И в этот момент заборчик кончается, деревья расступаются, и я выхожу на шоссейку. Смотрю — вдалеке шоссейка заканчивается железными воротами с выцветшими малиновыми звездами.

— Все, Ник, — говорю. — Нашел.

Оказывается, я обошел по кругу и зашел все равно со стороны шоссе. А заборчик — просто чей-то огород был. Действительно, не будешь делать огород в глухом лесу?

— Ну, удачи, — говорит Ник. — Если чего — звони, снова помогу.

— Вот уж спасибо. — И отключаю мобильник.

Пересекаю шоссейку и вхожу в кусты на противоположной стороне. Оглядываюсь. Ну, воинская часть. Чего дальше? Через забор? Забор высокий, бетонный, сверху — рогатки такие стоят разлапистые, знаешь, с колючей проволокой в три ряда. Может, она даже под током — кто ее знает? Убить, конечно, меня не убьет, но неприятно.

И вот, значит, пока я думаю, чего делать, пока прикидываю, не пора ли перестроиться на инфракрасное зрение, ну и все такое, — тем временем раздается у ворот громкое жужжание. Я выглядываю осторожно из куста — так и есть, створка ворот едет в сторону. А за ней ленивый часовой с автоматом прогуливается и стоит на выезде легковушка блестящая — черная с мигалкой. Кто в ней сидит — я разглядеть не успел, спрятался за ветками. А легковушка как рявкнет мотором! Моторчик-то у нее, видно, дай боже какой… И с места рванула, мигом скорость набрала.

49
{"b":"605","o":1}